Шулера — помощники фемиды?

25 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 200

Процесс по делу Ходорковского и Лебедева трещит по всем швам. Грозное, но несвязное красноречие государственного обвинителя при всем его желании не может считаться достаточным основанием для сурового приговора. А суд, похоже, не исследует доказательства, а просто ЗНАЕТ: КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПРИГОВОР. Иначе трудно объяснить постоянное игнорирование ходатайств и заявлений и адвокатов, и самих подсудимых. Когда принятие важнейшего для здоровья и судьбы человека решения происходит в течение пяти минут и согласно мнению лишь одной из сторон.

Дело трещит. Даже свидетели обвинения, на которых была вся надежда, утверждают, что все, что делалось подсудимыми, лежало в рамках закона. Более того, свидетели обвинения помимо этих объяснений, начисто разрушающих картину чуть ли не вселенского заговора, еще и утверждают, что деятельность подсудимых, которая им инкриминируется как преступление, привела только к положительным результатам. И для компаний, с которыми они якобы мошенничали, и для людей, на них работающих, и для региона, где якобы и вела свою преступную предпринимательскую деятельность “Ходорковская ОПГ”. Полумертвые предприятия вдруг начинали платить налоги и даже приносить прибыль. А впереди — допросы свидетелей защиты. А еще (О, УЖАС!!!) — прения сторон. Где слово получат сами подсудимые. И как будет тогда выглядеть суд? И облеченные властными полномочиями лица в шитых золотом мундирах?

Они и так ни разу ничего толкового не смогли сделать. Они не смогли предупредить теракты. И речь не только о Беслане. Они не смогли раскрыть ни одного громкого убийства за прошедшие годы. Единственное, в чем они до сих пор отметились, — так это в оптимистических докладах, что дело на контроле, что с делом все в порядке, и потому они вправе получать из рук власти очередную цацку на мундир. Ведь до абсурда доходит. Обещано колоссальное вознаграждение за любые сведения о местонахождении Масхадова и Басаева. Так вот, я сообщаю компетентным органам: они в Чечне. Если кто еще не знал. Боюсь, что рекордного золотовалютного запаса страны не хватит, чтобы расплатиться со всеми желающими поделиться этой “великой тайной”.

Ну да ладно, хватит об этом. В Мещанском суде слушается дело совсем даже не убийц и террористов, до сих пор безнаказанно лишающих жизни сотни (!) наших сограждан в год, а тех, кто возглавлял (и, заметьте, продолжает оставаться одними из хозяев) второго по величине налогоплательщика страны. С учетом оплаченных претензий ставшего уже первым.

И что прикажете с ними делать? Не вручать же этим господам почетные грамоты? А уж тем более — не освобождать же их в зале суда. Хоть насовсем, хоть на время. И в ход идет десятки, если не тысячи раз опробованный прием: оболгать. Передернуть карты, как это делают заправские шулера. Вот только если шулеров ловят, им бьют морду.

Не успели власти сознаться, что самолеты упали в результате терактов (а помните — какая стройная и логичная версия была у министров: совпадение?!!), не успел еще рассеяться дым от взрыва на станции “Рижская”, как то тут, то там, вплоть до некоторых телеканалов, посыпались откровения, что ЮКОС-де спонсировал террористов. Да не какую-нибудь там Ирландскую республиканскую армию, а самых опасных — чеченских. И зазвучали имена и фамилии: Хош-Ахмед Нухаев, Хусаинов и другие. И, как шаманские камлания, рефреном через все проходила связь: ЮКОС—чеченцы—убийства—кровь. И, как это ни грустно — впрочем, даже не грустно, а просто отвратительно, — эти камлания, этот лживый поток дерьма и грязи вперемешку еще больше усилился, когда случился Беслан.

Самую дикую трагедию современности спецы психологических войн не постеснялись использовать для достижения своих целей. Впрочем, на то они и спецы (как говорится, у спецов нет морали — у них есть решенные и нерешенные задачи). Но ведь кто-то же их направляет. Кто-то принимает решения о том, что можно и что нельзя. Или теперь все можно? Ведь оказалось же так, что главный урок трагедии в Беслане заключается не в налаживании реальной работы спецслужб, а в изменении политической системы страны. И чем одно использование трагедии хуже другого?

Несколько лет назад один из деятелей современной “культурки” бросил афористичное: “Пипл хавает”. Очень похоже, что в высоких кабинетах собралось очень много его единомышленников. Они по-прежнему уверены, что мы “пипл” и что мы “схаваем” все, что они нам ни кинут. Увы, господа, ошибаетесь. Мы — люди, у каждого из которых есть своя голова на плечах. И выводы обо всех вас мы уже сделали.

И мы, как это для вас ни прискорбно, не проглотили очередную ложь, про которую нас пытаются уверить, что тут все на “чистом сливочном масле”.

Взять хотя бы эту историю с чеченским криминалом в ЮКОСе. Это действительно было. Существуют и уголовные дела, и протоколы допросов. Вот только об одном нам забыли сказать авторы и исполнители нового триллера. Это происходило в то время, когда все компании, позднее составившие холдинг, были ГОСУДАРСТВЕННЫМИ. Когда в их руководящих креслах сидели “красные директора” и “крепкие хозяйственники”. А вот когда началась приватизация, когда пришла новая команда собственников и менеджеров (никто не говорит, что приватизация проходила по канонам высокой морали, но — по закону), господам криминальным авторитетам пришлось уйти. Не просто подвинуться, а совсем уйти. И не надо думать, что они уступили столь лакомые куски без борьбы. Просто и сам Ходорковский, и его команда прекрасно знали, что там, где в бизнес вмешивается криминал — все равно какой: чисто уголовный или политико-террористический, чеченский или полиэтнический, — там никогда не будет самого бизнеса, а тем более успешного. Что, впрочем, период, предшествующий приватизации, блистательно и доказал. Ведь до приватизации все компании, ставшие ЮКОСом, были в долгах как в шелках. И именно тогда криминал осуществлял все то, что теперь пытаются приписать Ходорковскому, команда которого сумела справиться с криминалом.

Зачем нужна такая атака? Бросьте, все уже все поняли. Дело рассыпается. А приговор не может быть не то чтобы оправдательным, но и даже в какой-то степени либеральным. Осуждение “пособников террористов” на длительный срок и наше российское общество, и зарубежная общественность воспримут гораздо мягче, чем просто бизнесменов, чью вину так и не сумели доказать. И потому на сидящих ныне на скамье подсудимых навешивают — и впредь, наверное, будут навешивать — самые разные ярлыки. Надеясь, что общество облегченно вздохнет, когда “монстров” от него изолируют.

Я вот только не пойму: они действительно такие тупые, какими воображают нас, или просто очень преданно заглядывают в рот своему начальству? Скорее все-таки первое. Что доказывает общий и повальный непрофессионализм государственных слуг. В том числе и в деле Ходорковского и Лебедева. Дело даже не только в игнорировании требований закона к процессу судопроизводства — это как раз можно объяснить служебным рвением. А вот такая мелочь, как потеря нескольких листов из тома судебного дела, говорит уже о несостоятельности. Впрочем, носители мундиров и раньше отличались такими же ляпами. Чего стоит хотя включение в список жертв Закаева вполне здравствующего человека! На весь мир прогремели шутовской славой. Жаль лишь, что там не было Мещанского суда. Профи, видимо, взять негде. А эти хоть плохонькие, но свои. Как сказал в середине двадцатого века один из американских президентов: “Конечно, он сукин сын, зато наш сукин сын”. И потому и в этом процессе, и просто по жизни нас ждет еще много ляпов с их стороны. И новые провокации по стандартным схемам из учебника для даунов. Вот только одного они не понимают. Что рано или поздно за все сделанное придется отвечать. И никакие иммунитеты не спасут. Не от уголовного преследования. От общественного остракизма. От того, что просто перестанут подавать руку.

А пока это время еще не наступило — они продолжают играть по своим правилам. И предлагают то же самое делать и нам. Если кто-то хочет поправить свое материальное положение, может сообщить в Генпрокуратуру или непосредственно суду о том, что Ходорковский с Лебедевым на сатанинской мессе пили кровь христианских младенцев. Я вас уверяю: за это заплатят больше и быстрее, чем за Басаева с Масхадовым.




Партнеры