Пять кило престижа

27 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 641

Телеакадемики достойны учтивого поклона хотя бы за то, что уже десять лет не боятся оказаться в незавидном положении. И в самом деле, как выбрать главное на нашем пестром до жути телевидении и избежать при этом упреков в высоколобости, самодурстве, отрыве от жизни и прочих грехах, которые неизменно приписывают всем судьям? Выход, как правило, один — следовать своему вкусу, ну и соблюдать изначально установленные правила.

Правила (за исключением процедурных), по которым живет ТЭФИ, никогда не озвучивались, однако, изучив списки победителей и номинантов начиная с 1995 г., можно понять, что любят, к чему стремятся и чего боятся наши уважаемые телеакадемики.

Главный страх ТЭФИ — всенародная популярность программы или канала. Держать нос по ветру, конечно, неплохо, но сразу возникает риск, что упрекнут в продвижении всякой попсы, а это же позор на седую голову. По-другому трудно объяснить натуральный бойкот, объявленный на самой первой ТЭФИ каналу “ТВ-6. Москва”. Страна тогда усматривалась всякими скандальными ток-шоу и бойкими юмористическими программами, а эксперты вещали о том, что сортирное ТВ и национальная премия — обитатели разных планет. Примечательно, что впоследствии и Меньшова, и ОСПэшники, то есть главные лица этого самого “сортирного ТВ”, свои награды получили. Но к этому моменту ажиотаж вокруг них поутих, и призы эти больше были за выслугу лет.

Главная любовь телеакадемиков — программы гуманитарно-просветительского характера. Эти проекты для ТЭФИ — как бюджетники для государства, в том смысле, что о них нужно заботиться. Поэтому если музыка — то Спиваков или Окуджава, а не какие-нибудь там хоть и рейтинговые, но очень легкомысленные “Граммофоны-Фабрики-Артисты”, а если событие — то появление канала “Культура”, как это было в 1998 г., и ни в коем случае не “Песни о главном” с их гигантской аудиторией. Впрочем, в 2000 г. академики официально обратили внимание на MTV, а Муз-ТВ дали премию за оформление. Примоднились в общем.

Уже на второй церемонии в 1996 г. телеакадемики попытались убедить всех в том, что телевидение делается не только в Москве. С годами эти попытки все настырнее, и премий регионалам дается все больше. Многие программы, сделанные за кольцевой дорогой, действительно выглядят неплохо, однако о широкомасштабном импорте лиц и идей говорить рано. Скорее ТЭФИ оказывает провинциальным студиям гуманитарную помощь.

Главный же итог десятилетия ТЭФИ больше радостный, чем печальный. Возможно, академикам иногда и изменял здравый смысл, но никогда не изменял вкус. Сейчас это может стать признаком опасного вольнодумства.




Партнеры