В класс вошел Мик Джаггер

27 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 253

Я выросла в семье, где разговаривали на двух языках: мама — на русском, а папа — на английском. Именно поэтому я испытала влияние обоих “миров” — России и Англии.


На юго-западе Лондона на берегу Темзы стоит моя школа. Школа эта частная, с большим футбольным полем, теннисными кортами, фонтаном и французским поваром. Я проучилась в ней семь лет, и вот на общем собрании меня выбрали префектом. Было приятно сознавать, что за меня проголосовало столько народу. Я ходила гордая и важная, а на моей груди поблескивал красный значок главы школы. Уже на следующий день после выборов меня вызвал директор и сказал, что пора приступать к работе. В мои обязанности входило показывать нашу школу родителям новых учеников — и первый посетитель, оказывается, уже пришел.

В коридоре меня терпеливо ждал Мик Джаггер из группы Rolling Stones, и вся моя важность тут же с меня слетела, от неожиданности я не могла сказать ни слова, и только туповато улыбалась, что совсем было не к лицу для такой представительной персоны, как префект школы. На нем был бордовый кашемировый свитер и черные брюки, так непохожие на те яркие футболки и меха, которые он носил в 70-х. Мик был очень дружелюбен, что помогло мне быстро справиться с волнением, и мы отправились осматривать школу. Он даже заинтересовался моей историей о том, как меня однажды закинули в школьный бассейн. Он подыскивал новую школу для своего сына Джеймса и объяснил мне, что хочет, чтобы учебное заведение давало ученику достаточно свободы и возможность проявить себя творчески. Больше всего ему понравились школьная лаборатория и театральное здание, но когда он вошел в музыкальное отделение, то с удивлением спросил меня: “А где же гитары?”

Несмотря на отсутствие гитар, школа ему понравилась, и спустя два месяца к нам в школу пришел мальчик. Девчонки сразу же заметили, что он очень симпатичный, а тут мы еще узнали, что это и есть Джеймс Джаггер. После уроков на автомобильной стоянке, куда приезжают родители за учениками, Джеймса не оказалось, он надел наушники и неторопливо направился к автобусной остановке.

К концу года перед экзаменами 16-летний Джаггер понял, что ему надоело заниматься и совсем не обязательно получать хорошие оценки. Начал опаздывать в школу, прогуливать уроки, а потом в середине учебного года решил поехать отдыхать с папой на Карибы. Я была уверена, что он болел, пока не увидела в желтой прессе фотографии, как он загорает на пляже в Антигуа.

Однажды у нас в школе было родительское собрание. В Англии родительское собрание проходит совсем по-другому, чем в России: все учителя беседуют с родителями и учениками индивидуально, так что никто никогда не узнает, кто как учится и к каким ученикам какие претензии. Мы с мамой обсуждали мои проблемы с учителем истории, когда я заметила, как Джерри Холл, мать Джеймса Джаггера, подошла к учителю по химии, стол которого находился рядом. Молодой учитель тут же взялся отчитывать Джеймса за лень и грозно сказал, что если тот немедленно не откажется от телевизора, то химиком никогда не станет. Джерри сокрушенно кивала головой, а моя мама стала давиться смехом, представив страдания бедного сына Мика Джаггера, так и не ставшего великим химиком.

Если с химией и другими предметами у Джеймса был напряг, то торговать шоколадом и чипсами ему нравилось — в нашей школе был организован кружок юных бизнесменов. Правда, с самого начала стали замечать, что запас шоколада молниеносно тает. Вскоре все узнали, что Джеймс подкармливал меня и других ребят шоколадом из школьных запасов бесплатно. К сожалению, его быстро уволили, и как-то он мне сказал: “Увы, продавцом мне не стать”.

Мы немного посмеялись, и он вынул из кармана последние несколько растаявших шоколадок, которые мы и съели в ожидании школьного автобуса.

Самым тихим и незаметным в нашем классе был Джеймс Тейлор. Однажды тихоня Джеймс пригласил нас всех на свой день рождения. В огромном доме все стены были увешаны золотыми дисками. И только тогда нас с ребятами осенило: Джеймс — сын знаменитого барабанщика Роджера Тейлора из Duran Duran. А ведь проучились мы с ним вместе целых пять лет, и знать об этом не знали! Бывают же такие скромные парни на свете!

В отличие от Джеймса Джаггера, которому можно было сильно не расстраиваться по поводу не состоявшейся карьеры химика, мне все-таки надо было думать о своем будущем, поэтому я оставила свою вольнолюбивую школу и, сдав экзамены, поступила в школу для девочек, где не было мальчиков, так что ничто не отвлекало от учебного процесса.

Школа это старая, с традициями, в этом году ей исполнилось сто лет. На празднование к нам приехал сам принц Чарльз. В этот день у дверей школы выстроилось десять бравых полицейских, а школьные классы обнюхивали собаки-ищейки.

— Привет, — сказал нам принц Чарльз, — наверное, вы бы хотели увидеть Уильяма и Гарри вместо меня!

В сером костюме и со свежим загаром, он был совсем не таким занудой, каким мы его представляли. Чарльз успел рассказать нам несколько смешных историй о том, как его команда в школьные годы всегда проигрывала в крикет.

А его сына, рыжеволосого Гарри, я увидела на пикнике в школе Итон, и, честно говоря, он не произвел на меня впечатления царствующей особы.

В Англии учебный год начинается позже, чем в России, в разных школах по-разному, поэтому первого сентября я еще бываю в Москве и каждый раз вижу, как идут в школу нарядные дети, и все несут большие букеты цветов. Это очень красивая традиция — в Англии такого нет. Я уже давно заметила, что то, что в России кажется естественным, англичанам показалось бы странным и смешным, и наоборот...




    Партнеры