“Рижскую” взрывала группа Гочияева

28 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 342

Следствие по делу о взрыве у станции метро “Рижская” обнародовало настоящую сенсацию: кроме смертницы погиб еще один террорист, которого долгое время считали жертвой боевиков. Подмосковный житель Николай Самыгин оказался Николаем Кипкеевым, которого вот уже четыре года МВД Карачаево-Черкесии и Ставропольского края разыскивают за участие в незаконных вооруженных формированиях и посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

Первые подозрения о странной личности Самыгина возникли уже после нескольких дней после взрыва у “Рижской” — за телом 37-летнего мужчины не обратился ни один родственник. Позже выяснилось, что Николай Самыгин прописан в так называемом “резиновом” доме по улице Радищева в Клину. И именно “МК” еще 8 сентября первым сообщил об этом факте.

Помимо “Самыгина” в этом же доме на абсолютно законных основаниях оказались прописанными еще 290 человек. По данным паспортного стола, Николай Самыгин — уроженец Тбилиси, приехавший в Подмосковье из Ставрополья, а прописался он в Клину 29 июля, за месяц до взрыва на “Рижской”... Проверка отпечатков пальцев погибшего Самыгина дала ошеломляющие результаты. Под фамилией Самыгина скрывался Кипкеев Николай Аскерович из Карачаево-Черкесии, имеющий две судимости и находящийся в розыске по линии МВД.

О погибшем террористе “МК” рассказал начальник отдела по расследованию ОВД Карачаево-Черкесии, старший помощник прокурора Арсен Езаов.

Николай Кипкеев родился в 1967 г. в селе Константиновка Николаевской области Республики Карачаево-Черкесия, проживал в г. Карачаевске. Имел две судимости за хранение огнестрельного оружия.

С 2001 г. Кипкеев состоял в ваххабитском джамаате (общине) “Мусульманское общество №3”. Создателем и идейным вдохновителем этого общества был Ачемез Гочияев, разыскиваемый за взрыв дома на улице Гурьянова, а контролировал террористов Шамиль Басаев. “Общество” располагалось в поселке Малокурганный. Непосвященные считали, что в этом здании находится бильярдный клуб. На деле же здесь вовсю велась торговля оружием.

Последний раз Кипкеев “засветился” в перестрелке в пригороде Карачаевска. Члены “мусульманского общества” закидали гранатами и обстреляли из автоматов сотрудников СОБРа и ОМОНа, пытавшихся задержать их. МВД Карачаево-Черкесии с 2001 года были объявлены в розыск шестеро членов “Мусульманского общества”. Четверо из них уже найдены и убиты. Николая Кипкеева, судя по всему, тоже можно вычеркивать из списков живых. Увы, нашли его не сотрудники милиции.

Как рассказали “МК” в Мосгорпрокуратуре, сейчас следствие выясняет, как у Кипкеева оказался паспорт некого Самыгина и жив ли вообще последний. Известно, что изначально паспорт старого образца был выдан на имя Самыгина в Грузии, затем его поменяли на паспорт нового образца в Северодвинске. Сейчас прокуратура направила в Тбилиси запрос о получении паспортных данных Самыгина.

Параллельно следствие разыскивает самого Николая Самыгина. Предстоит выяснить, при каких обстоятельствах он лишился паспорта — был ли документ потерян или похищен. Следствие устанавливает и личность человека, который помог Кипкееву оформить прописку в Подмосковье. По крайней мере собственник “резинового” дома в Клину рассказал, что решение о прописке Самыгина он обсудил с кем-то по телефону, лично с лже-Самыгиным не встречался.

Почему же Кипкеев попал в эпицентр взрыва у станции метро “Рижская”? Наиболее вероятно, что Кипкееву отводилась роль куратора, сопровождающего смертницу до места диверсии. Возможно, Кипкеев просто не успел от нее отойти или, наоборот, направлялся к ней, чтобы заставить ее вернуться в подземку.




Партнеры