Бриллианты для диктатуры криминала

29 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 183

Арабский след в исчезновении полотен Мунка из музея в Осло, возможно, проступит и после вчерашней кражи двух бриллиантов (по 6 миллионов евро каждый) из парижского Лувра.

...До сего момента Лувр был на хорошем счету по части защиты от воришек: последнюю “несерьезную” кражу совершили в декабре 2001 года, умудрившись вынести из запасников серебряные подсвечники (30 тысяч евро). Тогда не обошлось без намеков, что к делу “причастны свои”...

Новая кража еще абсурдней. Посреди бела дня в ходе международной антикварной выставки, едва смотритель так кстати скрылся из глаз всего-то на 15 минут, некто поднял витрину компании “Шопар”, взял безделушки и преспокойненько исчез без следа. Ни тебе сигнализации, ни цифровой камеры, ни жандарма с пулеметом... И лишь все как один трубят, что один из похищенных бриллиантов — белый, весом в 47 карат, а другой — голубой, в 15,47 карата... Так ли важны эти подробности? На наш вопрос согласился ответить авторитетный эксперт Оружейной палаты Московского Кремля г-н Грецкий:

— Представить такую кражу из Алмазного фонда или Оружейной палаты невозможно. Физически не получится... Другой вопрос, на сколько застрахованы были камни и на каких условиях. При определенных условиях кража могла быть выгодна самим организаторам... И эту версию нельзя сбрасывать, хотя она и маловероятна.

— Владимир Петрович, а что касается “портрета” камней — по описанию их проще будет найти?

— Каждый камень взвешен с точностью до сотых карата и подробнейшим образом описан по качественным и цветовым характеристикам. На алмазах учитывается каждая трещинка, каждый порог. За столько лет своего бытования по камню много чего можно увидеть... Другое дело — бриллиант. То есть камень ограненный. Воры запросто могут прибегнуть к переогранке. Тогда концы в воду.

— А разве камень, потеряв в весе, не потеряет в стоимости?

— Наоборот, может дороже стать! Представьте, если после переогранки улучшатся качественные характеристики! Вес далеко не решающий фактор...

— А как же изменить цвет?

— Во-первых, при изменении геометрии (при огранке) изменится и прохождение света сквозь камень, а значит, и цвет. А во-вторых, ради изменения цвета камни научились облучать — и бриллианты, и топазы...

Так что появятся камешки лет через пяток на аукционе и милейшим образом уйдут с молотка, несмотря на вопли искусствоведов, что “они все известные камни знают как облупленные!”. Если бриллианты были без явных “опознавательных черт” — о чем заранее знали похитители, — дальше ничем не докажешь их причастность к делу Лувра. Другой сценарий — осядут в коллекции очередного “невидимого” арабского нувориша. С европейскими нуворишами проблема: все они давным-давно не так богаты, как кажется, и стоят на учете и антикваров, и Интерпола... Их дело — просиживать штаны на Сотбис, ковыряясь с фламандцами и подделками под Рубенса. А последние крупные европейские кражи поражают простотой и дерзостью: “Крик” Мунка, теперь бриллианты... Специалисты склонны видеть в этом некую волну “антикварного террора”, где Лувр далеко не последнее звено.




    Партнеры