Ошибка резидента. Историческая

30 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 469

Во вторник президент Путин отправил в Думу предложения по изменению законов об общих принципах организации государственной власти в регионах РФ и о гарантиях избирательных прав граждан. Изменения, которые продавливает президент, выглядят очень жестко. Необходимость такого антидемократического слома существующей политической системы объясняется в Кремле и лично Путиным необходимостью борьбы с терроризмом. Ясно объяснить, как назначение губернаторов поможет в этой борьбе, не смог ни сам президент, ни самые продвинутые его помощники.

Есть подозрение, что такой связи нет вообще. При царе губернаторы назначались, но разгул террора был еще больше, чем теперь. Создается впечатление, что, проявив полную беспомощность и неорганизованность во время бесланской трагедии, власть потребовала по сути безгранично расширить свои полномочия за счет прав граждан. И единственной целью смены политической системы можно считать то, что президент не хочет быть ничем ограничен. Ему не нужны никакие выборные процедуры, кроме формального избрания главы государства. Это делает его единственно легитимным “органом власти” в стране.

Есть только одно объяснение, почему он считает это правильным: видимо, Путин тяжело не доверяет своему народу. И считает, что народ может помешать сделать его счастливым. ВВП уверен, что знает все лучше всех, ему нужны лишь чиновники — передаточные звенья: от Кремля до самых до окраин он хочет решать все сам. В стране уже нет премьера, нет спикера парламента. Теперь не будет и губернаторов. За собственную уверенность в завтрашнем дне Путин готов заплатить невероятно большую цену.

...Согласно путинскому плану у населения отнимается право напрямую избирать руководителей своих регионов и мэров городов (если города достаточно крупные). Теперь глава региона будет предлагаться лично президентом и утверждаться Заксобранием субъекта Федерации. У Заксобрания есть две попытки, чтобы согласиться с президентом. Если на второй раз местные депутаты говорят “нет”, то президент имеет право их распустить. Впрочем, он может попытаться убедить их по-хорошему еще раз. Губернатора глава государства может снять в любой момент как “потерявшего доверие”.

В свою очередь, одобренные Заксобранием назначенцы будут предлагать мэров административных центров и крупных городов на утверждение местных муниципальных собраний. Так что напрямую гражданин сможет высказать свое отношение только к кандидату в президенты. А чтобы оно было “правильным”, проследят присланные из центра руководители субъектов Федерации. При этом губернаторам вновь будет позволено координировать действия федеральных органов на подведомственных территориях. То есть милиция, ФСБ, прочие структуры снова будут поделены между центральными и местными властями. Попытки цивилизованно разделить полномочия, которые предпринимал Путин в первый срок своего президентства, забыты. Взято принципиально другое направление. И вправду, казалось бы, зачем разделять полномочия, если руководители регионов не легитимные представители народа, а просто федеральные чиновники?

Так как в Кремле признают, что кадровая “скамейка” в стране небольшая, то в предлагаемых поправках мудро не предусмотрены какие-либо ограничения на срок пребывания у власти того или иного руководителя. Более того, губернаторы, которые уже не могли бы избираться — кончились все мыслимые и немыслимые сроки, — могут быть вновь предложены уже в качестве выбора главы государства.

По сути, население страны, граждане России абсолютно отделяются от власти. На вопрос: а как же выразить свое отношение к тому или иному местному руководителю — в Кремле теперь открыто отвечают: а что, раньше от вашего голоса что-то зависело? Все всегда зависело от закулисных сделок и переговоров. Гражданами, мол, всегда манипулировали. Теперь этого, наоборот, будет меньше.

Хотя спорить с тем, что в ходе любых выборов есть элемент манипуляции, невозможно, предложение смириться с тем, что от рядового гражданина ничего никогда не зависит и он должен только рассчитывать на разум и порядочность присланного с неба руководства, не может не привести к расцвету невероятного цинизма и равнодушия. Впрочем, теперь эти качества вполне могут быть объявлены истинными гражданскими добродетелями.

Новая структура формирования власти неизбежно приведет к тому, что большинство активных граждан попытаются отделиться в своей жизни от сотрудничества с государством. Они будут работать не на развитие политической системы страны, а станут скрытой оппозицией. При этом руководство исполнительной власти окончательно превратится в замкнутую, необновляемую номенклатурную секту, которая будет обречена на вырождение.

Сами губернаторы, которые хотя бы раз в четыре года должны были реагировать на общественное мнение, теперь этого не будут делать никогда. Их гораздо больше будет волновать не состояние подведомственной территории, а расклад сил в придворных группировках. Более того, если какой-то руководитель окажется слишком популярным и успешным, это скорее будет для него “черной меткой”, чем поводом для повышения. К тому же за неубранные подъезды, незаасфальтированные улицы, прорванные трубы теперь напрямую будет отвечать федеральная власть. И это справедливо.

Предложенная реформа не может не привести к многократному увеличению коррупции. Кстати, это признают даже в Кремле. Одни люди будут брать деньги за продвижение в столичном аппарате той или иной кандидатуры в губернаторы. Тем кандидатам, которым повезет, которые смогут договориться, чтобы выдвинули именно их, необходимо будет возместить потраченные деньги. Для этого у них будет только одна возможность — “доить” собственные регионы. При этом они смогут быть абсолютно уверены, что прокуратура не посмеет предъявить претензии к людям, которые олицетворяют в крае или области президентскую власть. Если губернатор будет достаточно умно “лизать” Кремль, он сможет воровать совершенно безнаказанно. Более того, если раньше воровство того или иного чиновника не означало изъян системы и об этом можно было хотя бы открыто говорить, то теперь любая информация о неполадках в том или ином губернаторстве неизбежно станет “антигосударственной” агитацией.

Но, что интересно, легкое назначение губернаторов будет возможно совсем не везде. В национальных республиках, особенно в сложносоставных (например, в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и т.д.), распустить Законодательное собрание по факту невозможно. Это значит спровоцировать кризис с возможными кровавыми последствиями. Поэтому в таких республиках придется договариваться с местными князьками, бандитами, олигархами, которые контролируют состав Законодательного собрания. Каким-то образом покупать их. То есть по сути президенту придется торговаться с национальными элитами во всей их пестроте. Но, после того как Кремль подкупит эту элиту, он все равно останется крайним и будет ответствен перед любой недовольной стороной. Более того, подкупленная элита с удовольствием будет переадресовывать недовольство своих сограждан именно на Москву.

В Администрации Президента любят приводить пример, что при нынешней схеме во главе, например, Карачаево-Черкесии никогда не сможет встать черкес. Но сейчас у черкесов есть хотя бы очевидное объяснение почему: карачаевцев просто больше. При новой системе власть все равно будет вынуждена предлагать карачаевца, но виноватой будет уже не демографическая ситуация, а далекая и тупая Россия, которая идет на поводу у той или иной нации. Таким образом, вводимая система будет объективно способствовать росту сепаратизма, а следовательно, и созданию питательной базы для терроризма. В случаях с национальными республиками — если следовать предложенной Путиным схеме — все самые отрицательные свойства прямых выборов будут счастливо сочетаться с самыми плохими свойствами назначений.

Также очевидно, что, передав новым главам региона возможность “координировать” федеральные органы власти, Кремль закладывает невероятную бомбу под любого будущего президента. Любой следующий президент будет неизбежно восприниматься как назначенный своим предшественником преемник. А следовательно, он автоматически будет менее популярен, чем Путин. Но как только баланс силы между центром и регионом изменится, губернаторы, назначили их или избрали, попытаются взять как можно больше самостоятельности.

Есть еще один немаловажный момент. До президентских выборов 2008 года будет сменено около 70 процентов губернаторов. Вся их сила, вся их легитимность будет только в том президенте, который их назначил. Поэтому Путину будет чрезвычайно трудно уйти в 2008 году, потому что он лично будет являться фундаментом всей этой уродской политической системы, которая теперь выстраивается. Не понимать этого уже сейчас он не может.

И самое страшное — вся политическая система после принятия этих поправок оказывается построенной так, что мнение населения больше не будет иметь никакого значения. Власть оказывается абсолютно лишена обратной связи. Когда настроения в стране поменяются, у людей не будет возможности легитимно добиться изменений. Значит, дальнейшее развитие не может быть плавным, а только через кризис. Кризис этот может окончательно погубить единство России, о котором теперь справедливо так много говорят. Даже сверхкрепкая, но чересчур негибкая, лишенная обратной связи закостеневшая система быстро ломается. Опыт самодержавной православной России и безбожного сверхкрепкого Советского Союза — лучшее подтверждение. О плавном развитии можно забыть. Потому что в основе политической системы лежит не договор власти с населением, а психиатрическое недоверие к нему. Такая система не может быть устойчивой.

Есть избитая фраза, которая приписывается Талейрану: “Это хуже, чем преступление, это ошибка”. К сожалению, надо признать, что нынешние действия Путина вряд ли можно назвать ошибкой. Он действует в рамках того мировосприятия, которое ему присуще. Иллюзий больше нет, он искренне видит будущее России только через призму чиновничества, госдирижирования, отсутствия хоть сколько-нибудь сильного гражданского общества. Он не признает фундаментальной ценности свободы. И его позицию можно либо в целом принимать, либо в целом считать неприемлемой.




Партнеры