Почка в завещании

2 октября 2004 в 00:00, просмотров: 661

Уникальную операцию впервые в России провели врачи столичного Научного центра хирургии РАМН. 51-летняя жительница Ярославля отдала любимому пятилетнему внуку Илюшеньке почку. Услышав о подобной операции, любой нормальный человек, не сведущий в медицине, задастся вопросом: “Насколько это реально? Ведь разница в возрасте составляет несколько десятков лет!” И даже для трансплантологии, где возможны самые разнообразные комбинации доноров и реципиентов, такая пересадка в новинку.

Проблемы со здоровьем у Илюши Бертова начались в два года с симптомов, похожих на обычное расстройство желудка. Но в ярославской больнице малышу поставили диагноз, прозвучавший для родителей как приговор: тяжелая почечная недостаточность. Состояние Ильи ухудшалось с каждым днем. Сильно отекли ноги и руки. Мальчика повезли в Москву. Всю дорогу от Ярославля до Детской клинической больницы Святого Владимира мама держала Илью на руках, с опаской поглядывая на врача-реаниматолога: каждую секунду малыш мог умереть.

В столице почки у мальчика все-таки отказали. Именно тогда впервые встал вопрос о возможности пересадки органа от одного из родственников. Единственным противопоказанием был возраст Ильи: необходимо было подождать несколько лет. Ребенка отправили обратно в Ярославль, где проводили ежедневные сеансы перинатального диализа. Все время мама Ильи Валентина поддерживала с врачами из больницы Святого Владимира связь, отчитывалась о результатах анализов... и молилась. Надеяться и верить — только это оставалось родителям, когда по ночам их сын кричал от невыносимой боли. Ведь из-за проблем с почками в организме мальчика перестал вырабатываться витамин D3, что привело к искривлению ножек и ужасным болям.

Когда же Илье Бертову наконец исполнилось пять лет, отдать ему свой орган были готовы и оба родителя, и тетя, и даже бабушка. Но уже на первой консультации в отделении трансплантации почки Научного центра хирургии РАМН врачи выбрали самый неожиданный для всех вариант: донором предполагалось сделать 51-летнюю бабушку — маму Валентины Альбину Арсемову.

— Раньше основной задачей для трансплантологов было удачно провести операцию, — рассказывает руководитель отделения Михаил Каабак. — Никто не заглядывал далеко в будущее пациента. Тогда как медицине известно, что независимо от возраста донора почка живет в новом организме лишь около 20 лет. После этого требуется повторная трансплантация. А если у пациента уже не будет совместимых родственников? Что тогда? В США начали практиковать подход, когда донором предлагают стать совместимому родственнику старшего поколения, например, бабушке или дедушке. Чтобы в будущем иметь, что называется, запас: через много лет почку возьмут уже у одного из родителей, потом, возможно, у брата или сестры.

Таким образом, жизнь реципиента продлевается. А мнение о том, что “старый” орган не приживется в молодом организме или просто не поместится там из-за большего размера, — лишь миф. В данном случае решающую роль играет не возраст донора, а его здоровье, а места для почки в брюшной полости предостаточно.

При обследовании Альбины Федоровны врачи не выявили серьезных отклонений в здоровье, и она оказалась полностью совместимой с внуком. Первой в операционную увезли именно ее. В это время мама пыталась как могла объяснить Илюше, что такое пересадка, и обещала напоить его любимым шоколадным молоком, когда все закончится: перед операцией мальчику нельзя было ни есть, ни пить.

Операция длилась восемь часов. Трансплантация прошла успешно, и счастливая бабушка, охая и держась за живот, уже буквально через сутки ходила по палате и присматривала за внуком. Илье Бертову сейчас требуется тщательный уход. А мама мальчика время от времени все еще всхлипывает, не веря, что самое страшное позади.




Партнеры