Первый элемент

2 октября 2004 в 00:00, просмотров: 215

На Камчатке есть рыба — Камчатку называют рыбным цехом страны. Урал плавит металл — соответственно, Урал — стальное сердце России. А Кубань — наша житница. Применительно к Подмосковью можно сказать: научно-промышленный и интеллектуальный центр страны. Гордостью и будущим региона являются наукограды. Об этом накануне 75-летнего юбилея Подмосковья и повели мы разговор с губернатором Московской области Борисом ГРОМОВЫМ.


— Борис Всеволодович, в Московской области нет нефти, газа, золота. Однако есть мощная наука, формировавшаяся здесь десятилетиями. Область в последние годы, как известно, стремительно развивается. Какую роль сыграла в этом наука?

— Основу экономики Подмосковья составляет научно-промышленный комплекс: он дает свыше трети налоговых поступлений области. В него входит более 1000 крупных и средних промышленных предприятий и 200 академических и отраслевых институтов. Продукция комплекса в значительной мере носит инновационный характер. Инновационная продукция — это как раз и есть результат практического применения научных идей и разработок.

Исторически так сложилось, что Московская область, ставшая преемницей Московской губернии в октябре 1929 года, оказалась насыщенной научными и научно-производственными комплексами. В последние годы нам удалось не только сохранить науку, но и добиться определенных результатов в ее развитии. Выделяя деньги из областного бюджета, мы поддерживаем и инновационные разработки, и фундаментальную науку. По объему поддержки научного сектора, реализуемой на паритетных началах с Российским фондом фундаментальных исследований, Московская область занимает первое место в стране. Кроме того, областной бюджет ежегодно распределяет гранты на поддержку научной, научно-технической и инновационной деятельности. А это более 40 миллионов рублей. Казалось бы, сумма небольшая, но она прежде всего направляется на социально значимые, перспективные проекты — разработку нового поколения лекарственных препаратов, медицинской техники, энергосберегающих, информационных технологий.

— В области сейчас четыре наукограда. А всего их в России семь. Появятся ли еще?

— Да, в Подмосковье это Королев, Дубна, Реутов, Фрязино. Развитие наукоградов мы считаем стратегическим направлением подъема экономики региона. Мы видим, какой положительный результат дает в общем-то небольшая государственная финансовая поддержка наукоградов. Как вы знаете, президент поставил задачу удвоения валового внутреннего продукта страны к 2010 году. Но чтобы эта цифра была достигнута в среднем по России, надо, чтобы кто-то увеличил этот показатель в 2,5—3 раза. Пример Дубны показывает, что решить такую задачу возможно. Динамика развития наукограда подтверждает: к 2010 году ВВП здесь будет увеличен в четыре раза.

Не случайно статуса наукограда сегодня добиваются еще семь муниципальных образований Московской области. И мы поддерживаем эти стремления.

Но путь получения статуса тернист. Например, город Троицк согласовывает в федеральных министерствах и ведомствах свой проект развития наукограда более трех лет. Мы надеемся, что измененное в нынешнем году федеральное законодательство позволит сократить эту марафонскую дистанцию. В ближайшее время наукоградами станут вместе с Троицком Жуковский, Пущино, Черноголовка, а также другие соискатели этого статуса.

— Расскажите, что подтолкнуло к идее образования наукоградов?

— Во-первых, сам термин и идея подготовки закона о наукоградах родились в научном сообществе Московской области. И мысль эта оказалась плодотворной.

Во-вторых, мы воспользовались подготовленностью общественного мнения и активно поддержали стремление получить этот статус сразу несколькими муниципальными образованиями. У нас не было причин сдерживать данные инициативы, тем более что на пути создания программ развития наукоградов складывались творческие коллективы ученых, администраторов и общественности. И эти коллективы не только научились мечтать о будущем, но и преодолевать трудности в хождении по кабинетам власти. В результате в выигрыше оказались и те, кто уже получил статус, и те, кто еще находится на пути к нему. А это уже активный опыт. Опыт выстраивания инвестиционной политики, мобилизации внутренних резервов, отстаивания своих принципов и интересов. Сегодня этот солидный багаж стал достоянием наукоградного сообщества, он активно используется другими муниципальными образованиями.

— Применялся ли при этом опыт развитых стран?

— Идеи создания территорий с высокой концентрацией научно-технического потенциала давно апробированы за рубежом. Вспомним хотя бы японские технополисы, Силиконовую долину в США, Центр ядерных исследований ЦЕРН в Европе. Но, как показывает практика, скопировать опыт их создания невозможно. Именно поэтому, опираясь на международные достижения, мы ищем собственные пути развития. Даже в рамках единого правового поля, даже на территории одного субъекта федерации, на примере Московской области, идет формирование различных моделей наукоградов. Мы убеждены, что разнообразие подходов выявит наиболее перспективные пути развития экономики региона в целом.

— Предоставляя большие права и уделяя больше внимания наукоградам, не урезаете ли вы тем самым возможности соседних городов? Зависть и ревность — плохие попутчики...

— Я уже говорил, что опыт наукоградов сегодня активно используют и другие. Инновационной экономика должна быть в каждом муниципальном образовании — специализируется ли оно в сфере сельского хозяйства, промышленного производства или туристического бизнеса. Поэтому не случайно почти половина муниципальных образований области подала заявки на участие в реализации пилотного проекта по созданию регионального сегмента национальной инновационной системы.

Модели инновационной экономики могут быть разными: наукоградная, в виде территории научно-технического развития, по принципу формирования промышленных округов, или модель, основанная на стратегии формирования активной инвестиционной политики. Каждое муниципальное образование вправе выбрать и развить свою стратегию, но в любом варианте она должна быть инновационной. Если ревность где-то и может гнездиться в подсознании пассивно наблюдающих за успехами соседей, то она должна быть направлена в мирное русло — поиска ответа на вопрос: “Чем мы хуже других, почему мы не можем добиться большего?”.

— Вы получили от Президента РФ “добро” на реализацию проекта, благодаря которому Подмосковье по сути стало полигоном государственной инновационной политики. Механизм этот строится на основе наукоградов. Какие наиболее интересные инновации внедряются теперь в Подмосковье?

— Действительно, Президент РФ Путин в своем поручении определил задачу отработать на территории Московской области механизмы создания национальной инновационной системы. Фактически речь идет о том, чтобы в одном отдельно взятом субъекте Федерации отладить механизмы перевода экономики региона и страны в целом на инновационный путь развития.

В рамках инновационной системы наукограды занимают особое место. Здесь зарождаются идеи, которые должны быть превращены в инновационные проекты и инновационные продукты. Страна должна экспортировать не нефть и сырьевые ресурсы, а наукоемкую продукцию и наукоемкие услуги.

В этой связи в наукоградах области закладываются основы экспорта новых инновационных разработок. Так, в Дубне формируется российский центр программирования, который должен объединить несколько тысяч разработчиков программных продуктов. Фактически речь идет о строительстве нового научного городка, специализирующегося на разработке IT–технологий. В этом городке будут жить до тридцати тысяч человек. При этом объем реализации произведенной программной продукции прогнозируется около 500 млн. долларов в год, а то и больше.

В Пущине создается Международный инновационно-технологический центр биотехнологий со своей промышленной зоной. На базе разработок академических институтов планируется выпускать интерферон, инженерный инсулин, эритрипоэтин и другие перспективные биотехнологические препараты. Замечу, что мировой рынок этого класса препаратов превышает 50 млрд. долларов. Мы вправе занять свою нишу на этом рынке.

Подобные разработки ведутся в Королеве, Реутове, Фрязине, Серпухове и других городах.

— Будет ли область делиться своим ноу-хау с другими регионами страны, партнерами по СНГ? Конкурентоспособны ли эти новшества на мировом рынке?

— В рамках пилотного проекта предстоит отработать модели перевода экономик муниципальных образований и региона в целом на инновационный путь развития. Именно эти модели, если они будут удачными, и должны тиражироваться в другие регионы. Замечу, что ход разработок, технологии их создания мы не скрываем ни от кого, приглашая к совместным поискам другие регионы страны. Эти механизмы прорабатываются вместе с наукоградами Обнинском, Кольцовом. Ежегодно мы проводим цикл научно-практических конференций, в которых принимают участие специалисты из разных регионов страны и из-за рубежа. Особое место в этом цикле конференций занимают международные конференции под общим названием “Интеллектуальный мост “Россия—Запад”. На них мы приглашаем в первую очередь ученых-соотечественников, работающих сегодня в ведущих научных центрах мира. Так формируются контуры международной научно-технической кооперации.

— В Дубне уже несколько лет ведутся работы по исследованию и обнаружению 118-го элемента таблицы Менделеева, который вы, будь ваша воля, назвали бы “московием”. Что говорят ученые? Как скоро он появится?

— Научные открытия нельзя спланировать, но к ним можно планомерно приближаться. В Объединенном институте ядерных исследований в Дубне, где трудятся представители науки из семнадцати стран мира, ведется поиск новых элементов таблицы Менделеева. Замечу, что 114-й элемент таблицы Менделеева носит название “дубний”. Появится ли в таблице Менделеева элемент с названием “московий” — покажет будущее. Конкретные названия новым открытым элементам присваивает соответствующий международный комитет. В этой части у нас есть серьезные конкуренты в ядерных центрах США, Европы, Японии. Мы со своей стороны активно поддерживаем эти исследования.


Инвестиции в экономику области (см. фото)

1. Наука и научное обслуживание (3,3%);

2. Здравоохранение, физическая культура, социальное обеспечение (2,6%);

3. Жилищно-коммунальное хозяйство (12,2%);

4. Торговля и общественное питание (10,1%);

5. Строительство (5,3%);

6. Связь (2,6%);

7. Транспорт (13%);

8. Сельское хозяйство (3,9%);

9. Промышленность (41,6%);

10. Прочие отрасли (5,4%).




Партнеры