Страж “Москвы”

2 октября 2004 в 00:00, просмотров: 185

Похоже, прокатившись по маршруту Москва — Киев — Элиста — Москва, голкипер нашел свою команду. Во многом благодаря надежной игре Александра, ФК “Москва” (раньше “Торпедо-Металлург”) в кои-то веки не борется за выживание. А сам вратарь обрел былую солидность, поймал свою игру. Ту, за которую фаны готовы носить его на руках. И неудивительно, что с трибун стадиона имени Эдуарда Стрельцова раздается знакомое: “Филя, Филя!”


А ведь было время, когда могло показаться, что карьера вратаря пошла на спад. Злосчастный гол Андрея Шевченко в решающем матче с украинцами, потеря доверия со стороны Олега Романцева, неудачный вояж в киевское “Динамо”, переход в “Уралан” — все это звенья одной цепи.

Но это в прошлом. Сейчас он твердый номер 1 в “Москве”. А дела у его нового клуба идут на зависть: Александр в этом сезоне — сама надежность, что не может не отразиться на результатах клуба. 10-матчевая беспроигрышная серия команды с Восточной улицы — рекорд сезона.

— Хоть вздохнуть свободно можно — в этом сезоне вам не грозит борьба за выживание. И от нервотрепки, как в прошлом году, “Москва” освобождена?

— Я еще в начале сезона говорил, что команда подобралась что надо. И бороться за выживание нам не придется.

— Концовка того сезона явно отняла нервов!

— Та команда и нынешняя, как говорят в Одессе, две большие разницы. Другой уровень, задачи. Все закономерно.

— Столько лет в твоей карьере после ухода из “Спартака” прошло в стрессовом состоянии. Сейчас они прошли. Но красно-белые времена не вспоминаешь?

— Нет, все уже в прошлом.

— Неужели нет ностальгии по тем временам, когда “Спартак” громил всех в России и Лиге чемпионов, а ты был твердым номером 1 в сборной?

— В этой команде я оставил частичку себя. Но у меня “Спартак” ассоциируется с той игрой, которую красно-белые показывали при Бескове, Романцеве. Сейчас имя осталось, а былой игры нет. Вот у Титова закончится дисквалификация, и, может, они вместе с Аленичевым вернут все на круги своя. Все-таки воспитывались они на том самом, спартаковском футболе. Все мысли только о новом клубе.

— И все же от разговоров и сравнений с красно-белыми не уйти. Кто-то говорит, что та команда была одной из самых сплоченных, а кто-то заявляет, что игроки разбились на лагеря...

— Не хотел бы сравнивать с другими командами. Бывает, что с кем-то больше сходишься, находишь общие интересы, точки соприкосновения, с кем-то меньше. Но чтобы сказать, что существовали какие-то лагеря, что кто-то с кем-то воевал, выяснял отношения — такого не было. Был действительно дружный коллектив.

— Сложно было уходить?

— Сложилась такая ситуация, в которой необходимо было быстро принимать решение. Хотя, конечно, столько лет отдать клубу... Я ведь за “Спартак” болел с детства.

— Так что же случилось? После злосчастного гола Андрея Шевченко, говорят, ты сломался. Хотя со стороны это не было заметно — стоял, как и раньше.

— Да и я не понимаю, о каком надломе идет речь. Играл на том же уровне, что и прежде. Кто это придумал — не знаю. Демонстрировал футбол приличного уровня. Да и в следующем сезоне “Спартак” пропустил на первом этапе Лиги чемпионов меньше всех в Европе. Если бы во мне и была какая-то проблема, то так играть бы не смог. Если кто-то придумывает, что я сломался после одного гола, то это не соответствует действительности.

— Но почему так резко пропало доверие со стороны Олега Романцева?

— Так это вопрос не ко мне, а к Олегу Ивановичу.

— После этого было киевское “Динамо”. Более лютого врага для “Спартака” не существует.

— Это скорее относится к союзным временам. Сейчас такого нет. Сегодня главное противостояние “Спартак”—ЦСКА. А приняли меня в Киеве очень доброжелательно, тепло. О такой встрече можно было только мечтать.

— А как жена отнеслась к переезду в Киев?

— Спокойно. Там и родственники ее живут. На семейном совете решили: поедем. Такого, что: “Не поеду — и все” — не было.

— Гол Шевченко часто вспоминаешь?

— Да я-то сам уже все забыл. Но напоминают постоянно. У меня впечатление, что все это было в прошлой жизни. Столько после этого всего произошло, столько случилось...

— С “обидчиком” лично знаком?

— Нет, не довелось.

— Почему в Киеве не заладилось?

— Сам не могу понять. Тренировочный процесс был на самом высоком уровне. С руководством отличные отношения сложились. Да и приехал не отбывать номер и только деньги получать — хотелось доказать не только себе, но и всем, что способен на многое. Что случилось? Не знаю. Работал на совесть — к себе претензий нет.

— Может, просто “Динамо” оказалось не твоей командой? Как у Нигматуллина в “Спартаке” не пошло... Или все дело в мистике, в потусторонних силах?

— Может быть. Хотя сам во все это не верю. Наверное, сам какие-то ошибки совершал. Хотя ни в плане настроя, ни в плане самоотдачи упрекнуть меня не в чем.

— Некоторые вратари очень ревностно относятся к разделению на первый и второй номер. Мол, конкуренция за пост №1 только мешает...

— Нормальная ситуация.

— То есть тебе все равно: есть ли у тебя за спиной голкипер, который в любой момент готов вытеснить тебя из состава, или нет?

— Для меня в этом вопросе нет какой-то принципиальной разницы. В любом случае надо выходить на поле и показывать все, на что ты способен. По воротам-то бьют не конкуренты, а противники. Важно, как вратарь готовит себя к играм, как относится к тренировочному процессу. Именно от этого зависит, как он проявит себя в игре. А не от того, есть ли сильный конкурент или нет. Может, кого-то и нервирует постоянное соперничество — но только не меня.

— После Киева была Элиста. Как тебя туда занесло?

— Ну, почему занесло. Видимо, была заинтересованность в голкипере Филимонове со стороны главного тренера “Уралана” Сергея Павлова. Он проявил инициативу, и я оказался в Калмыкии.

— Неужели не было других предложений?

— Были. В московское “Динамо” звали, но не сошлись в условиях контракта с тем руководством, которое было у москвичей в тот момент. Был и зарубежный вариант, но потенциальные покупатели не потянули мою трансферную стоимость. Так что предложений хватало. А с “Ураланом” все произошло настолько быстро, что я даже понять толком ничего не успел. Все дела решились еще быстрее, чем при переходе в киевское “Динамо”.

— Ну и как контраст после двух столиц с Элистой?

— Словно попал на другую планету.

— А невысокие амбиции калмыцкого клуба?

— За свою карьеру я играл не только в командах-лидерах, много чего повидал. У каждого свой потолок, выше которого не прыгнешь. Я не был оторван от реальности и прекрасно понимал, за что мы боремся.

— Что-нибудь удивило в степи?

— Особо ничего не запомнилось. После Москвы и Киева в “Сити Чесс”, где мы тренировались, конечно, скучновато. Заняться в свободное время нечем!

— Зато, говорят, на футбол там ходят...

— А вот и нет! В Калмыкии на футбол не ходят. Не любят там футбол. Когда дела у команды идут хорошо — все на стадион. Чуть что не так — пустые трибуны, а от тех, кто придет, только и слышно: играть не хотите — убирайтесь! Вот на “Москву” народ пошел. Особенно последние полгода. Здесь две составляющие: игра у команды заладилась, и руководство ведет правильную политику. Вот недавно в школу ездили, билеты ребятам бесплатные раздавали. Но это два неразделимых фактора. Пропадет игра, и приток болельщиков прекратится.

— Матчи против “Спартака” для тебя особенные?

— Нет. А вот когда киевское “Динамо” играло в финале Кубка Содружества против “Спартака”, что-то екнуло внутри. Вроде всего год назад выступал в красно-белой форме, а сейчас оказался по другую сторону баррикад. И хоть на поле в том матче я не вышел, даже сидя на скамейке запасных, ощущал какое-то необъяснимое чувство. Теперь же за прошествием времени игры против “Спартака” для меня от остальных ничем не отличаются.

— К тебе вернулась стабильность. Не ждешь снова приглашения в сборную?

— Ждать можно чего угодно. От меня-то ничего не зависит. Пытаюсь своей игрой заслужить вызов в главную команду. Любой футболист, который хочет чего-то добиться, мечтает выступать за сборную своей страны. Остальное решать тренерам национальной команды.

— А за границей поиграть рассчитываешь?

— Сейчас уже нет.

— Так ведь молодой еще...

— Знаю, что молодой! Но наступило такое время, что уже не россияне уезжают в Европу, а наоборот, иностранцы едут к нам. Так что на Запад не рвусь.

— Как, кстати, относишься к введению лимита на легионеров, который вступит в силу со следующего года?

— Да не такой уж он и жесткий. 5 человек в основе, 8 в заявке. В большинстве клубов с этим проблем не будет. Плюс этот лимит не коснется футболистов, постоянно играющих в сборной своей страны. А таких тоже немало. Так что вряд ли стоит ожидать оттока легионеров.

— Кого считаешь фаворитом в чемпионской гонке в этом году?

— Их несколько, и выделить кого-то одного не могу.

— Как тебе ЦСКА в Лиге чемпионов?

— Достойно смотрятся. Если будут продолжать в том же духе, не испугаются собственной прыти, могут и из группы выйти.

— Чемпионат Европы внимательно смотрел?

— Больше остальных понравились чехи. Думаю, они заслуживали победу на Евро. Но это никак не умаляет достоинств Греции. Случайно такой турнир выиграть невозможно. 1—2 игры — да. Как говорил Бесков: “Каждый заслуживает того, что он заслуживает”.

— Из вратарей кого можешь выделить?

— Мне всегда нравилась манера игры Кана и Буффона.

— А за Олимпиадой следил?

— Когда было время — смотрел. Не какие-то конкретные виды спорта, а все подряд. Хотелось положительных эмоций, так что самое интересное — там, где наши побеждают.

Победы — это хорошо. С этим не поспоришь. Но победа для вратаря не совсем то же, что и для олимпийца. Здесь две правды: результат команды и извечное “пропустил — не пропустил”. Именно из двух этих составляющих обычно и состоит оценка кипера. Филимонов пропускает нечасто (в пассиве у “Москвы” лишь 25 голов), да и команда, которой по составу далеко до лидеров, чувствует себя уверенно. Что ждет вратаря дальше? Может, все-таки снова сборная?



Партнеры