Музыкант из сборной

7 октября 2004 в 00:00, просмотров: 225

Главная команда страны — организм довольно нежный и чувствительный. Поэтому и появляются в ней новые люди крайне редко.

Это не клуб, где есть место притереться друг к другу, привыкнуть. На все про все лишь несколько дней. Но Георгий Ярцев, как мы видим, не кривил душой, заявляя, что двери сборной открыты. Подтверждение тому — вызов полузащитника “Кубани” Любомира Кантонистова.


Футбольная биография игрока довольно интересна. Воспитанник московского футбола в столице так и не закрепился (в активе — лишь один матч за “Локо”). А после этого где он только не побывал: Москва, Корея, Сочи, Владикавказ, Словения... Но так уж сложилось, что свою команду нашел именно в Краснодаре. Именно там он полностью раскрылся как игрок. Как следствие — вызов в сборную, которой в самое ближайшее время предстоит сыграть дважды. И очень может быть, что игрок с таким необычным именем выйдет на поле против Люксембурга и Португалии.

— Приглашение в сборную стало для вас неожиданностью?

— Не думал, что Ярцев вызовет. Но это стало для меня приятной неожиданностью. Нельзя сказать, что спал и видел себя в сборной. Тем более что, играя в команде-аутсайдере, попасть на заметку довольно сложно. Но тем приятнее!

— Бытует мнение, что в слабой команде, напротив, легче засветиться…

— Как сказать... Здесь все индивидуально. Кто-то может и засверкать, а кто-то — нет. Многие, переходя в команды ниже рангом, теряются.

— Лидером краснодарцев себя ощущаете?

— Не мне об этом судить, но статистические данные свидетельствуют, что это именно так.

— Вызов в сборную поднимет ваш авторитет в команде?

— Не думаю, что что-то изменится.

— Великим себя уже считаете?

— Конечно, нет. Вот если бы выиграл что-то серьезное… Да и вообще, понятие “великий” — растяжимое. Не люблю.

— Ешугов какое-нибудь напутствие дал?

— Нет. Сообщил, что вызвали. Поздравил, как и все мои родственники, пожелал удачи.

— Вы знаете, что можете стать первым в истории футболистом “Кубани”, который сыграет в официальном матче за национальную команду?

— Мне уже сообщили об этом. Но еще надо выйти на поле...

— С кем в номере поселились?

— С Бояринцевым.

— Вас ведь связывают дружеские отношения. Расспрашивали его о сборной?

— Особо об этом не говорили. Больше житейские дела обсуждали.

— Любомир — не самое распространенное имя. Многие думали, что вы болгарин…

— Славянское имя. А фамилия… Знаю, что в энциклопедии есть немецкое слово “кантонист” — то ли музыкант, то ли военный поселенец.

— Вы воспитанник московского футбола. Сейчас, когда карьера на взлете, нет желания в Москву вернуться?

— Пока об этом не думаю. Все мысли о том, как “Кубани” сохранить прописку в Премьер-лиге.

— Сегодня ( разговор состоялся во вторник. — А.П.) состоится заседание РФС, на котором будет рассмотрен вопрос о целесообразности расширения лиги до 18 команд. Ваше мнение на этот счет?

— Положительно к этому отношусь. И вовсе не из-за того, что мы стоим в зоне вылета. Считаю, что для такой большой страны, как Россия, 16 команд — маловато. В Испании 22 команды — и не жалуются. Да и играем, как мне кажется, слишком мало. Перерывы между играми большие. Два матча в неделю — это нормально. И уровень чемпионата заметно вырос, так что 18 команд в Премьер-лиге — оптимальный вариант.

— А не боитесь, что болельщики не пойдут на стадион? Ведь и сейчас аншлаг на футбольном матче — редкость.

— Думаю, что посещаемость как минимум не упадет. Особенно это касается регионов. Могу судить по Краснодару: зрительский интерес растет.

— Неудачи “Кубани” в чемпионате не давят?

— Сейчас я нахожусь в сборной, и об этом надо забыть.

— Ваш сосед по номеру признавался, что, когда первый раз очутился в Бору, был немного ошарашен вниманием журналистов к собственной персоне…

— Конечно, ощущается повышенное внимание, но в Краснодарском крае футбол тоже неплохо освещается. Ха-ха! Так что сказать, что не привык общению с журналистами, не могу.

— После хет-трика “Ростову” вы признавались, что предчувствовали гол. Перед предстоящими играми за сборную есть подобные ощущения?

— Для начала надо выйти на поле. Так что о каких-то предчувствиях говорить рано.

— Нет робости — ведь вам предстоит играть в одной команде и с Аленичевым, и со Смертиным?..

— А что в этом такого? Против того же Аленичева недавно играл в чемпионате России. Все живые люди, и бояться здесь нечего.

— Сильно расстроитесь, если не удастся выйти на поле?

— Нормально к этому отнесусь. Наоборот, считаю, что уже сам факт вызова в сборную — это шаг вперед, прогресс, мотивация для самосовершенствования.

— С Ярцевым уже успели пообщаться?

— Нет. Разговора еще не было. При вызове звонил менеджер сборной, а лично с Георгием Александровичем никогда не беседовал.

— В сборной помимо Бояринцева с кем-нибудь еще знакомы?

— По “Локомотиву” знаю Овчинникова, Хохлова, Сенникова. Что там говорить: эта команда для меня не чужая.

— Уже думаете о предстоящих матчах?

— Я только приехал. Все так быстро произошло. Еще не задумывался.




Партнеры