Вечер стрелецкой казни

7 октября 2004 в 00:00, просмотров: 1077

Началась эта история еще при Ельцине, в 96-м году, когда широко отмечался славный юбилей — трехсотлетие российского Военно-морского флота.

За флот все, конечно, были очень рады, но его трехсотлетие не могло не вызвать вопросов в отношении возраста прочих вооруженных сил. Ведь регулярная российская армия, по идее, должна быть старше, чем флот. А сколько ей лет? Если судить по учрежденному в 1918 году 23 февраля, который считается у нас днем рождения Красной Армии, Вооруженным силам России в 96-м году исполнилось всего 78 лет.

Маловато по сравнению с флотом.

И потом, что же получается: до 1918 года у России не было регулярной армии?

Военное начальство, осознав вопиющую возрастную диспропорцию, приказало военным историкам искать дату, которую можно было бы определить как настоящий день рождения российской армии, а 23 февраля тогда отменить или перевести в разряд непрофессиональных праздников. Превратить в какой-нибудь “день всех мужчин”, тем более что и дата на самом деле весьма сомнительная с точки зрения славы русского оружия. Ведь 23 февраля Красная Армия побед никаких не одерживала, а, наоборот, отступала, оставляя Псков немцам, который они и заняли 24-го числа.

Институт военной истории Минобороны РФ досконально изучил вопрос и предложил в качестве отправных точек для определения конкретной даты основания российской армии рассмотреть следующие года:

826 г. — первое упоминание в летописях о дружинах русских князей;

904 г. — первое упоминание о строительстве русского войска;

907 г. — поход русского войска на Царьград;

1240 г. — победа над шведами новгородского князя Александра Ярославовича;

1242 г. — разгром на Чудском озере немецкого Ливонского ордена;

1380 г. — победа русского войска в Куликовской битве;

1550 г. — создание Иваном Грозным постоянного русского войска;

1699 г. — начало создания Петром I новой русской армии.

По мнению военных историков, самым подходящим годом основания российской армии следовало считать 1550 год. “Именно в этом году вместо временного ополчения, собираемого только на военное время, на Руси впервые появляется постоянное войско — “огнестрельная пехота” (стрельцы). Оно уже имеет все признаки настоящей регулярной армии: однотипную организацию всех полков, однообразное вооружение и обмундирование, постоянное нахождение на военной службе в мирное и военное время, однообразие в обучении и воспитании личного состава, централизованную систему управления и обеспечения”.

Более ранние даты, по мнению ученых, не вполне подходят, поскольку само наше Государство Российское образовалось, как принято считать, только к середине XVI века (в 1547 году великий князь Иван Грозный объявил себя царем), и учредить день рождения армии прежде даты рождения государства было бы по меньшей мере странно.

Что касается военной реформы Петра Первого в 1699 году, то она была именно реформой регулярного войска, а не ее рождением. В середине XVII века начали создаваться первые полки мушкетеров, которые нанимались на двадцать лет и жили в казармах, а в 1699 году Петр Первый, расправившись со взбунтовавшимися стрельцами, окончательно изменил принцип комплектования, полностью перевел войска на государственное обеспечение и заменил понятие “войско” европейским понятием “армия”.

В принципе, наверное, можно было бы и не стрельцов, а вот эту петровскую армию считать первыми регулярными вооруженными силами, однако есть здесь немаловажный момент. Дело в том, что армии европейских стран считают свой возраст примерно с середины XVI века, то есть с того же времени, когда в России появились стрелецкие полки.

Надо ли нам уступать Западу историческое первенство в вопросах военного строительства?

* * *

Если вы уже осознали, что стрельцы — это наше все, вам, наверное, хочется узнать о них побольше.

Это нетрудно. Сегодня жители и гости Москвы имеют возможность ежедневно видеть стрельцов, которые выглядят “совсем как настоящие”. Они стоят у входа в Исторический музей, и каждый, кто идет в ГУМ или на Красную площадь, обязательно проходит мимо. Правильный стрелец одет в длинный красный кафтан, на голове у него заломленный назад колпак, в руках бердыш — длинный топор на высоком древке.

Помимо бердышей у стрельцов еще были сабли и огнестрельное оружие — пищали. Пищали — это такие микропушки. Очень тяжелые. Стрелять, держа пищаль в руках, было невозможно, поэтому их укладывали сверху на бердыш как на опору. Пищаль при стрельбе издавала характерный пищащий звук — отсюда и название. Выстреливала она главным образом в лицо стреляющему, но иногда удавалось и метнуть ядро в сторону врага.

Стрелецкая служба была потомственной, пожизненной и наследственной. Сыновья стрельцов, вырастая, тоже становились стрельцами.

Во время войны им платили “стрелецкую деньгу”, а в мирное время они получали хлебное и денежное жалованье и занимались ремеслом и торговлей.

Начались стрельцы 1 октября 1550-го, когда царь Иван Грозный издал указ “Об испомещении в Московском и окружающих уездах избранной тысячи служилых людей”.

Всего было создано шесть стрелецких полков (они назывались приказами), первыми начальниками (головами) полков были назначены: Григорий Пушечников, Дмитрий Ржевский, Иван Черемисинов, Василий Прончишев, Федор Дурасов, Яков Бундов (наши первые “генеральские” фамилии). В каждом полку было по пятьсот человек, а к концу XVI века их общая численность возросла до 25 тысяч человек.

Как говорится в заключении Института военной истории: “При Иване IV произошло выделение “наряда” (артиллерии) в самостоятельный род войск. Служба пушкарей тоже стала постоянной. В ходе реформ сложилась система военного управления. Появился первый воинский устав — “Боярский приговор о станичной и сторожевой службе”.

Таким образом, при Иване Грозном был осуществлен комплекс мер, положивших начало организации постоянного войска Российского государства, имевшего элементы регулярного устройства”.

* * *

Исторические даты, которые можно было бы сделать днем рождения российской армии, в течение полутора лет изучались и обсуждались на ученых советах и научных заседаниях.

Высказывались разные мнения, но 1550 год лидировал с большим отрывом, так что оргкомитет по подготовке и проведению мероприятий в связи с памятными событиями военной истории Отечества и по делам ветеранов уже решил 1 октября 2000 года (а шел тогда 1998-й) отметить 450-летие создания армии Российского государства и разработать план мероприятий с концертом, приемом и вручением юбилейных медалей.

И был уже подготовлен соответствующий указ Президента России, и совсем немного оставалось до того момента, как у военных появится новый профессиональный праздник (возможно, его даже сделали бы выходным днем), но… случилось то, чего никто не ожидал.

Празднику воспротивились татары.

Против высказался президент Академии военных наук Махмуд Ахмедович Гареев. Его поддержал премьер-министр Республики Татарстан Р.Н.Минниханов, обратившийся в апреле 99-го к председателю правительства РФ Е.М.Примакову: “Известно, что Иван IV начал формирование “избранной тысячи” после первого неудачного похода на Казань для окончательного покорения Казанского ханства в 1552 году. Это событие не только в Татарстане, Башкортостане, среднеазиатских государствах СНГ, но и среди широких кругов российской общественности оценивается неоднозначно и может вызвать отрицательную реакцию. Надо задуматься и о том, как отнесутся к такому “юбилею” солдаты и офицеры из татар, башкир или чувашей, которые служат и будут продолжать служить в Вооруженных Силах Российской Федерации”.

Во как.

450 лет прошло, а они, оказывается, все помнят. И до сих пор это очень больной вопрос, потому что, если бы русские тогда не покорили и не присоединили Казанское ханство, Татарстан, возможно, был бы сейчас независимым государством.

* * *

Обещанная конфронтация напугала президента Ельцина, и он отложил подготовленный указ в сторону, передав проблему по наследству Владимиру Владимировичу Путину.

Начался 2000 год, и решать надо было срочно, иначе круглая дата — 450 лет Российской армии, — которую следовало праздновать в октябре, грозила остаться неотмеченной и незамеченной.

Страсти тем временем накалялись. В мае к Путину обратился с письмом президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев, сообщивший о негативном отклике общественности Татарстана: “Учреждение еще одного праздника с весьма сомнительным историческим прошлым было бы, на наш взгляд, лишним”.

С той же идеей к председателю Госдумы Селезневу обратился депутат Госдумы Р.И.Нигматулин, и… все завертелось в обратную сторону. Большого юбилея с медалями, короче, не получилось.

Но праздник-то все равно нужен. Не должна наша армия жить без настоящего дня рождения с одним только малопонятным “мужским днем”.

Сейчас Министерство обороны заходит на вторую попытку. Если президент подпишет указ “О Дне Вооруженных сил Российской Федерации”, то через год — в октябре 2005-го — будем праздновать 455-летие российской армии.

Лишь бы на этот раз татары не воспротивились.

Эх, и зачем надо было их тогда покорять. Вот когда начинаешь понимать цену историческим ошибкам...



    Партнеры