Вышел, бросил, победил

9 октября 2004 в 00:00, просмотров: 380

—Мне в жизни часто приходилось драться. Я же все-таки пацан. Мужчина то есть.

Хотя, как всякому живому человеку, мне тоже бывало страшно, — кокетничать он не стал, Дмитрий Носов, бронзовый призер Афин.

Да и зачем?

Его “бронза” дороже иного “золота” стоит. Даже чемпионы наши так считают — Алипов, например… Все еще слишком хорошо помнят, как хрустнула Димина рука в афинской схватке, но он не от боли скорчился.

От того, что не было больше шанса побороться за олимпийскую победу.

— Мне плевать было на боль. Я был зол. Это был самый ужасный момент в моей жизни. Я так долго ждал его. Мне ведь рукой было до “золота” подать (прямо каламбур какой-то — “рукой подать”). И все от меня его ждали, а я… Помню только: мы упали, кость хрустнула, я орал, а противник в это время схватил меня на удержание, и я уже ничего не мог сделать.

— Врач не обязан был снять тебя с турнира с такой травмой?

— Это мне было решать. У нас в дзюдо так принято. Мой тренер однажды вообще с оторванным бицепсом боролся!

— А если бы ты покалечился на всю жизнь?

— Не думал я об этом в тот момент. Времени не было. Промежуток между схватками всего 10 минут! Врач только успел зафиксировать руку тейпом из пластыря, и я вышел бороться. И усугубил, конечно, травму, но выбора все равно не было. Я же не на койке отдыхать в Афины ехал. Но пришлось признаться — не оправдал надежд.

— Ты в курсе, что все вокруг считают тебя героем? Волейболистка Катя Гамова даже мечтает взять у тебя интервью, а ты все свое — “не оправдал, не оправдал...”

— Знаю, много людей звонило, все поздравляли. Но все равно…

— Представляю, что было дома — с родителями, с женой.

— Шок был! Ко всему прочему на них столько липовой информации свалилось. Сначала объявили, что я уже в финале и кого только не победил! На самом деле я с этими людьми даже не боролся. Потом про травму сказали. Родные в обмороке. Газеты столько всего понаписали — и ногу я сломал, и плечо, только шею не сломал... К счастью!

— Расскажи все-таки в деталях о схватке за “бронзу”. С каким, интересно, лицом соперник против тебя, фактически однорукого, выходил?

— Его уже все заранее с победой поздравили. Но надо сказать ему большое спасибо — за то, что не пытался воспользоваться ситуацией.

— Хотя мог бы. Помню, как Карелин с надорванной грудной мышцей боролся, а соперник так и норовил сделать ему побольнее. Но только разозлил — Сан Саныч его тогда просто разорвал!

— У меня тоже надрыв грудной мышцы был. После этого я на отборочном к Олимпиаде чемпионате России вышел бороться — впервые в своем весе. А до этого форму поддерживал, только тренируя детей в “Самбо-70”, я же еще тренером там постоянно работаю.

— И все-таки не пойму, как ты в Афинах одной рукой противника одолел?

— Сам не понимал, что можно сделать. Просто — вышел, бросил, победил. У меня был единственный шанс, я им воспользовался. Выиграл, можно сказать, приемом из “классики” (греко-римской борьбы то есть). Обратным поясом. Не зря изо дня в день часами этот бросок отрабатывал. И это была вторая по уровню победа в дзюдо — вазари. Круче только чистая.

— Как лечился потом? Восстанавливаться после такого геройства — дело серьезное.

— Мне просто повезло, если честно. Вице-президент нашей федерации Сергей Соловейчик к уникальному доктору Мухаммеду меня отвез, в Вену. Интересный такой мусульманин, ему лет сорок, не больше. Он с 20 лет в Австрии живет. Далеко не всех принимает. Знаешь, он Беккера, Бубку лечил. Работает всего часа по три в день. Но меня принял. Мухаммед по собственному методу очень сильно воздействует на нервные окончания. Дело в том, что у меня какой-то нервный блок в руке образовался. Она как онемела, я ничего не чувствовал. Теперь — чувствую. До этого мне ее гнули, теперь сам гну.

— Алипов сказал, что счастлив был познакомиться с тобой и хочет отношения сохранить. Удается вам видеться, все-таки вы оба люди очень занятые?

— Видеться не получается. Но по телефону часто разговариваем и дружбу поддерживаем. Кстати, я надеюсь, что мы скоро встретимся. Очень мне на охоту вместе с ним хочется попасть. Интересно!

— Умеешь стрелять?

— Конечно, кто же не умеет? Я же сотрудник милиции. Мне после Олимпиады старшего лейтенанта дали.

— Хочешь сказать, остается время преступников ловить?

— Моя работа — бороться. Хотя преступника я один раз действительно поймал. Правда, в нерабочее время. Ехал в автобусе и стал свидетелем карманной кражи, пришлось обезвредить вора и сопроводить в отделение милиции.

— Он пытался сопротивляться?

— После того как я его пару раз об асфальт опрокинул — перестал.

— Орден дали за задержание грабителя?

— Даже в личном деле не отметили. Впрочем, я же просто выполнил даже не служебный, а гражданский долг.

— Слушай, а дзюдо ведь боевое искусство, “холодное оружие”. Ты его в мирной жизни никогда не применял?

— Применял.

— Но это же запрещено.

— Что ж теперь, если на тебя человек с ножом кидается, ты и прием против него провести не можешь? Пусть режет? А как же самозащита? Только разные вещи путать не надо. Знаешь, почему среди бывших спортсменов так много бандитов? Потому что непорядочные люди везде встречаются. И любят свою силу и мастерство в корыстных целях использовать. Рэкет и все такое: деньги давай, а то убью! Этого я не понимаю и не приму никогда.

— Страшно тебе когда-нибудь бывало?

— Конечно. Сто раз. Это же нормально.

— Часто наезжали?

— И это тоже. Меня вообще люди поражают. Пока не знают, кто ты, могут наезжать и выпендриваться, а потом просочится информация — “это же боец, чемпион по дзюдо”, — пафос как рукой снимает. Противно.

— А был у тебя в жизни самый счастливый день?

— Когда выиграл Всемирные юношеские игры. Я шел по улицам с медалью на шее и улыбался всему миру.

— Кто-нибудь ездил в Афины за тебя болеть?

— Ой, я так тронут был, что приехали два выпускника “Самбо-70”. Приятно было видеть родные лица.

— Судя по тому, что ты не только сам тренируешься, но еще и тренером работаешь, у тебя ни на что, кроме спорта, времени не остается?

— Почему, я готовить очень люблю и этому процессу могу много времени посвятить.

— Любопытно, откуда такая страсть?

— Поесть люблю, что тут непонятного! Часто ведь один бываю, надо же о себе позаботиться.

— Героический мужчина, который умеет и любит готовить! Повезло же твоей жене… Кстати, а она чем по жизни занимается?

— Обожает поспать часиков до одиннадцати, потом кофейку со смаком выпить.

— В общем, у девушки не жизнь, а сказка!

— Да вот так. Я готовлю, работаю — а она спит. Шучу. Вообще она у меня на психолога учится в Институте сервиса.

— Как зовут любимую?

— Мария. Мы уже три года вместе. Но к спорту она отношения не имеет. Мы просто познакомились в кругу друзей.

— Не могу я все-таки к кулинарной теме не вернуться. Неужели ты даже борщ варить умеешь?

— Я все умею. Например, всякие кексы, торты. И могу украсить их шоколадными листочками и малиновым желе.

— Шоколадные листочки тоже сам делаешь?

— Ну а кто же? По собственному рецепту. Но это секрет фирмы.

— Интересно, что ты предпочитаешь сладкое, от него ведь толстеют. Спортивная форма не пострадает?

— Почему только сладкое? Могу суши приготовить, могу роллы, могу сациви. Еще я пиццу люблю. Только настоящую, а не ту ерунду, которую обычно так называют. Замесят рыхлое тесто, напихают туда все подряд и называют эту профанацию пиццей. Тут ведь самое главное — тесто и сыр. А сверху я кладу, скажем, белые грибы и только помидоры. Никаких томатных паст!

— Какая же счастливица твоя мама, ты, наверное, с детства от плиты не отходишь?

— Со второго класса. Мы тогда жили в Ленинграде, в коммуналке. Там была общая кухня и единственная газовая плита. Так вот, в детстве я чаще всего варил яйца и всегда точно время засекал — чтобы они не взорвались.

— Может, у тебя еще какие-то тайные увлечения имеются?

— Я люблю изобретать. Недавно вот к новому проекту космосамолетов приступил (надо же, чуть было не поверила, а Дима-то схитрил… — Е.Ш.)

— Почему вы раньше в Питере жили, разве ты там родился?

— Нет, в Чите. Но папа военный, вот его и перевели. Теперь плачут все, и в Питере, и в Москве. Порчу всем жизнь… (Так вот с серьезных тем переключились на юмористический лад. Вообще-то Диме срочно надо было куда-то уезжать, но очень уж не хотелось его так сразу отпускать. Когда еще встретишь такого!)

— Вот жил бы в Чите, дали бы квартиру, а тут ничего не дают.

— Значит, у тебя собственного жилья в Москве нет?

— Представь себе. И, кажется, не светит. Обещают, правда, разрешить купить на льготных условиях, а там кто знает.

— Но тебе ведь приличную премию должны были заплатить — борцам же, в отличие от остальных, 100 тысяч долларов за “золото” обещали, а уж твоя “бронза” не дешевле стоит.

— Нас правда не обидели. Мне еще специальную премию за волю к победе дали, так что не жалуюсь.

— Планы на ближайшее будущее имеются?

— Да я понятия не имею, что будет со мной через три дня.

— А если глобально?

— Тогда — вылечить руку и показать всем кузькину мать!




Партнеры