Разврат среднего класса

9 октября 2004 в 00:00, просмотров: 2044

— Смотрите, чтобы вас здесь не отымели! — предупреждают нас девочки в туалете. — Будут клеиться иностранцы, сразу говорите им: “Нихт ферштейн...”

Долгие годы этот ночной клуб Москвы пользовался дурной славой у строгих родителей. Считалось, что здесь собираются самые отвязные сексоманы в поисках свежих бесплатных “уточек”. Бар тогда просто оккупировали иностранцы, падкие на русскую “клубничку”.

Но то было раньше. Сейчас сюда приходят отдыхать те, кого в России принято называть средним классом. Днем они “белые воротнички”. А ночью — порочные и развратные. Танцуют на столах и обжимаются возле туалетов.


У самого входа в заведение что-то горячо обсуждают пожилые работники отечественной культуры, о чем свидетельствуют помятые пиджаки и беседы о высоком. Стоп! Может, мы не туда попали? Но оказалось, что богема 1970-х и поклонники современных ритмов “тусуются” в одном здании. Правда, дверь к пороку расположена чуть левее.

“Вам предлагается чудесная музыка, развлекательные программы, большой выбор алкогольных и прохладительных напитков, чуткость обслуживающего персонала” — гласит табличка у гардероба. И — ни малейшего намека на какой бы то ни было разврат.

— Да у нас теперь все спокойно, — заверяет Михайло Потапыч. Именно такое имя арт-директора клуба написано на визитной карточке. — К нам приходят танцевать, слушать музыку и смотреть шоу благовоспитанные люди.

У благовоспитанных людей нет возраста. Им может быть 18, а может и 60. По клубу ходят обычные девчонки в джинсах и топиках, пританцовывают солидные мужчины в белых рубашках. Их объединяет одно: желание оторваться после рабочего дня.

СТОЙКие танцы

Любители “клубнички” подтягиваются в клуб к полуночи. Хотя заведение работает уже с семи. И даже предлагает до 21.00 бесплатные коктейли. Но народ на халяву ведется вяло. “Зажрались”, — комментирует персонал.

В ожидании основного действа ранние гости потягивают напитки в баре. От соседнего столика доносится аромат приторных духов. Две девчонки с накрученными челками и оголенными плечами зазывно стреляют глазами. Через несколько минут к ним подсаживается иностранец. На столе появляется бутылка шампанского и… три пластиковых стакана.

Музыка становится все громче, люди прибывают. В неоне ярко светятся белые кофты, вспыхивают огни сигарет. От табачного дыма першит в горле, музыка вибрирует в желудке. Клуб устроен в форме амфитеатра. Вместо сцены — круглая барная стойка, по периметру — столики.

На импровизированной сцене уже двигаются в такт музыке самые смелые посетительницы. Одна из них, как заправская стриптизерша, облюбовала металлический шест. Парни не отстают. На достаточно высокую барную стойку с трудом подтягивается плотный мужчина лет сорока. В толпу летит сорванный с шеи галстук. Мужик входит в раж: крутит над головой пиджаком, выделывает несколько па и виснет на шесте. Правда, не удержавшись, падает на танцпол. Публика — в восторге.

— Девчонки, а че это вы от меня шарахаетесь? — раздался голос где-то под мышкой. К нам клеится невзрачный тип в растянутом свитере и с мутными глазами. — К кому ни подойду — все сразу разбегаются...

Таких кавалеров здесь хоть отбавляй. Неудачники, которые бродят по большому городу в поисках любви хотя бы на ночь или на час. Но в заведении тусуются и настоящие мачо. Напомаженные прически, модные рубашки и безупречная обувь. Многих из них страна знает в лицо.

— К нам часто приходят известные личности, — рассказывает бармен. — Они идут просто отдохнуть. Вот певец Рома Жуков недавно приезжал, актер Александр Филиппенко пропустил здесь не один стаканчик, Шура с друзьями заходил...

В клубе никто на знаменитостей не бросается — все заняты собой, флиртом, танцами и алкоголем.

Мы беседуем у плаката с телефонами доверия для наркоманов. Тут же строгое предупреждение: “Пронос наркотических веществ на территорию клуба запрещен”.

— У нас не принято употреблять наркотики, — заявляет администрация. — Наши посетители предпочитают спиртное.

— Может, по коктейльчику? — хитро подмигивает нам бармен. — Сейчас замутим вам “МК” спешиал”.

Опытные товарищи предупреждали: пить в этом заведении нельзя. Люди, мол, не просто так на стол танцевать лезут — не иначе им что-то подмешивают... Даже плакаты со стен предупреждают о “нежелательности случайных знакомств и опасности отравления клофелином”.

Но отказать обаятельному бармену мы не смогли. Сколько ингредиентов входило в наш коктейль, так и не поняли — сбились со счета на шестой бутылке. В итоге получилось сладкое молоко зеленого цвета. И уже после второго глотка безудержно захотелось на стойку.



Зарисовки ню

Но нас опередили: стойка оказалась занята. Причем профессионалами. На ней среди стаканов и пивных бочек дефилировали четыре голых мачо из “Тарзан-шоу”. Муж Наташи Королевой и три его товарища зажигали так, что женская половина зала восторженно выла, а мужская демонстративно косилась в сторону.

Стриптизеры показывали живые картинки в стиле ню. Например, на стойку забрался с виду типичный учитель в пиджаке и при галстуке и начал под музыку разоблачаться, пока не остались одни трусики-стринги и носки. После “учителя” под “Хаве нагила” разоблачался, наверное, правоверный еврей. По крайней мере, к носкам и трусикам добавилась кипа.

Страсти накалились, когда на сцене появился “жених”. После эротического танца на нем из одежды остался только свадебный букетик. Зрительницы не сдерживали эмоций. Самые смелые даже пытались составить тарзанам компанию на сцене. Но мачо выбрали только одну — самую настырную и жаждущую. В объятиях четырех танцоров она в мгновение ока оказалась без кофты. Но дальше дело не пошло — на лифе были слишком затейливые завязочки, с которыми, к своему стыду, супермены справиться не смогли.

— Ну разве это мужики?! — пытается завязать с нами разговор солидный шкаф в дорогом костюме. — Вы в Гамбурге мужского стриптиза не видели... Хотите покажу?

Чтобы избежать демонстрации целлюлитного пуза, мы спешно ретировались в бар. Здесь музыка тише, а напитки ближе. На лавке мирно спит “готовый” посетитель. Охранник огромных размеров ласково треплет его по плечу:

— Э, тебе здесь не вокзал! Вставай!

Красавица, что недавно блистала в окружении тарзаньих тел, одиноко сидит у столика.

— Подруга, тебе плохо?

— У-у-у! — стонет девушка. — Ноги болят!

И с грохотом роняет недопитую бутылку пива. Перед ней на колени опускается свежий поклонник. Вместо привычного “как зовут” они жарко целуются в губы.

— Целуются? Ну и пусть, — пожимает плечами администратор клуба. — Никакого криминала здесь нет.

В дверях на полу разместились еще двое. Страстные поцелуи того и гляди перейдут в откровенный секс.

— А что такого? Ну отдыхают люди как могут, — девчонки в туалете деловито красят губы и искренне не понимают, что нас шокировало в поведении завсегдатаев клуба.

Перед тем как уединиться в кабинке вдвоем, они добавляют.

— В наше время нет времени на долгие романы. Целый день в офисе вкалываешь как проклятый, а вечером хочется оторваться, и не важно с кем...

Барная стойка вся в мелких пробоинах — от дамских каблучков. Те же следы и на столах — двигаться в такт здесь можно где угодно.

Танцы сближают. В клубе помнят одну пару, которая познакомилась прямо на стойке. Годовщину свадьбы молодые люди отмечали тут же.

Говорят, каждый в итоге получает то, что хочет. Возможно, танцы до упаду, водка через край и поцелуи с первым встречным — это как раз то, что нужно простому российскому офисному служащему.

А как же большое и светлое чувство? Вздохи на скамейке, разговоры при луне и сакраментальное “умри, но не давай поцелуя без любви”?

Увы, романтика, похоже, в прошлом. Остался быстрый секс в большом городе.


Комментарий специалиста

Андрей КОНОВАЛОВ, практический психолог, психотерапевт:

— Во все времена у разных народов мира был один и тот же запрос: “хлеба и зрелищ”. И само по себе это совершенно нормально. То есть человек хорошо потрудился, напрягся, и ему обязательно необходимо расслабиться, сбросить накопившееся напряжение. Для нашей психики такое чередование периодов работы и отдыха очень полезно. Гораздо хуже, когда человек только работает и не отдыхает или недостаточно отдыхает, не успевая восстанавливаться.

При этом всем хорошо известно, что “хлеб” у нас у всех разный. Точно так же и “зрелища” у всех разные. Но если “хлеб” у всех разный в основном из-за различного финансового достатка, то разница в “зрелищах” зависит не столько от уровня зарплаты человека, сколько от уровня его внутренней культуры.

Ночные клубы со стриптизом есть во всем мире. Плохое это явление или хорошее?.. Это востребовано и не запрещено законом. Но в серьезных стриптиз-клубах, которые дорожат своей репутацией, ни о каком публичном сексе речь не идет.

Если такие вещи имеют место, то это вопрос правовой. Поскольку публичный секс у нас не разрешен законом. Но я бы не сказал, что в Москве много людей отдыхают таким образом. Подобных заведений — единицы. Соответственно, и в процентном отношении таких отдыхающих немного.

Кто же ходит в такие заведения? Изредка могут забредать любопытные посетители, которые погоду не делают. Пару-тройку раз заглянет какая-нибудь знаменитость... Но наибольший интерес с психологической точки зрения вызывают завсегдатаи. Про таких уже можно сказать, что это явное адъективное поведение, то есть патологическая зависимость. Так считают специалисты, когда человек посвящает все свое свободное (и частично — несвободное) время только одному занятию, причем, как правило, деструктивному. Как еще говорят, “подсаживается”. Это касается казино, игровых автоматов, алкоголя, наркотиков... Человек в таких случаях практически полностью теряет свободу выбора. И тогда ему требуется помощь психотерапевта. К сожалению, большинство самих “подсевших” так не считает.





Партнеры