Долгие проводы — свежие надежды

11 октября 2004 в 00:00, просмотров: 250

— Не знаете, почему у Кафельникова вчера было мрачное настроение? Смурной такой ходил...

— Чего тут непонятного: у него же какие-то негодяи портмоне из кармана вытащили, с деньгами и документами!

— Ах вот как, надо же... Ничего святого у воров не осталось!

Журналисты в кулуарах только и обсуждали тему ограбления. Зато в теннисной тусовке никто о краже не говорил: видно, не хотели раздувать историю. Да и сам Женя вроде как воспрял духом и на жеребьевку Кубка Кремля-2004 пришел в самом что ни на есть благодушном расположении духа. Даже лично принял участие в этой процедуре.

А потом, что особенно приятно, не отказал в эксклюзивном интервью “МК”. Причем сразу удивил: “Нет, в этом году я не буду устраивать торжественного прощания с большим спортом...”

— А как же громогласное объявление, что церемония состоится на нынешнем Кубке Кремля?

— Думаю, не готовы мы пока к этому. Лучше отложим на следующий год, заранее все подготовим, чтобы было по-настоящему красиво.

Имидж Жени за последнее время кардинально изменился. От прически до смягчившихся манер. Взгляд потеплел, чувствуется в нем какая-то умиротворенность. Видно, что человек душевно и физически отдохнул от суеты, нагрузок. Слишком долго в бешеном ритме зарабатывал на жизнь, хотя простым людям этого не понять. Им кажется, звезды и так купаются в деньгах — зачем им работать? Но одного не учитывают: кто много зарабатывает — еще больше тратит. Тем более когда есть маленький ребенок, которому Женя хочет подарить весь мир и даже луну, как теннисный мячик, достать готов...

— Ну почему же ты никак не можешь решиться поставить точку?!

— Это не так просто. Я знаю, мое время ушло. Но это сложное чувство, его еще надо пережить. Я привыкаю, постепенно.

— Кто тебе внушил, что время ушло? Просто тебе долго не везло, может, слишком себя измотал, играл чересчур много турниров. Что если сбавить обороты? Марат ведь сумел после года перерыва в финал Australian Open пробиться. При твоем таланте ты тоже еще на многое способен — главное, сам в себя поверь!

— Спасибо, конечно, за теплые слова, но трудно мне пока об этом говорить. — Женя скромно так улыбнулся. На комплименты он всегда реагирует по-детски наивно: сразу смущается и норовит поскорее уйти. Просто не любит, чтобы его вгоняли в краску.

— Было бы здорово, если бы ты снова начал выступать. Агасси же вернулся — в свои 34. А тебе только 30...

— Ну, это Агасси. Он один такой.

— Кафельников тоже один. И ведь никто твою нишу занять не может. Болельщики любят тебя, ты и сам это чувствуешь. Даже несмотря на твой характер непростой, закрытый...

— Ну, не знаю. Пока, во всяком случае, не думаю, что это возможно — вернуться на корт.

— Почему? Если взять себя в руки... — спросила, а сама подумала, до чего просто сказать: “надо взять себя в руки”, а попробуй возьми, когда выпадаешь из ритма, из режима, привыкаешь решать уже совершенно другие проблемы, по большей части семейно-бытовые. — Поговаривали, что ты можешь получить “уайлд-карт” и выступить на нынешнем Кубке Кремля?

— Хотеть — это одно, но вряд ли я к этому готов.

— Давай тогда о будущем поговорим.

— Поговорим, когда время придет...

— Правда, что ты будешь управляющим нового гольф-клуба, который строит Дерипаска?

— Так и будет.

— Ну а чем сейчас по жизни занимаешься? Бизнесом?

— Дочкой. Мне надо девочку мою растить.

— Отдашь ее в теннис по наследству?

— Вовсе нет. Она просто играет, ходит в детский садик. Ей там интересно.

— Счастливый ребенок — о будущем может не беспокоиться...

— Надеюсь.

Напоследок мне хотелось спросить Женю, не может ли он передумать насчет обещанной церемонии торжественных проводов, но что-то удержало. В конце концов, каждый человек может передумать, тем более звезда кафельниковского масштаба.

А по поводу украденных документов он ничего комментировать не стал. Вдруг воры не захотят возвращать ценные документы: еще решат на память оставить — будут внукам показывать в качестве “раритета”? А может, все-таки вернут — в порыве благородства?..




Партнеры