Вертикальная смерть

11 октября 2004 в 00:00, просмотров: 286

Все произошло очень быстро и страшно. Машина ГИБДД тронулась с места, и тут же раздался хруст ломающихся костей. В толпе зевак заорали, срывая голоса: “Давишь! Давишь, идиот! Куда едешь?!”

Оказалось, что милицейская “девятка”, которая прибыла на место ДТП всего 10 минут назад, вдруг тронулась с места и еще раз проехала по 17-летнему парнишке — уже сбитому другой машиной и без сознания лежавшему на асфальте. Миша Мельников умер спустя пять часов в больнице.

Отчего? От какой по счету травмы? С точки зрения юриспруденции это, конечно, вопрос важный. А если судить по-человечески?..

Но возбуждать уголовное дело против сотрудника ГИБДД никто не стал. Вторую часть этой страшной истории попытались замять по-тихому.


“Быть человеком — это значит быть порядочным, умным и образованным”, — написал в анкете первокурсник Миша Мельников в день поступления в Московский финансовый колледж. Писал нетвердой рукой, счастливо улыбаясь тому, что теперь он — студент. Но убедиться в верности этого суждения ему так и не довелось: жизнь оказалась короткой. Судьба лишь позволила ему закончить 9 классов да два года отучиться в колледже на факультете государственных и муниципальных финансов. А еще — оставить о себе светлую память.

Ранимый парень

— Миша был добрым, отзывчивым и искренним подростком, — рассказывает его классная руководительница Анастасия Дидрих и на секунду замолкает. — Да, именно искренность подкупала в нем, которая теперь так редко встречается в подростках. Миша всегда приходил на помощь — а как ребята к нему тянулись! В группе его обожали...

Помогал Миша своим друзьям разбираться в компьютере, который сам знал как свои пять пальцев. Его папа — простой охранник, мама — архивариус, доход семьи — более чем скромный. Чтобы иметь карманные деньги и покупать комплектующие для компьютера, Миша работал в одном из центров по распространению печатной продукции — по ночам раскладывал газеты по стопкам и полкам. И если кто-то из коллег просил его выйти на замену вне графика, Миша никогда не отказывал. Тогда прямо с работы шагал в колледж.

Говорят, любимую девушку Миша так и не встретил. А может, встретил, но об этом никому не сказал. На вопрос родных: “Миш, ну а девочки в вашей группе хорошие?” — бормотал краснея: “Хорошие, хорошие”. И немедленно переводил тему разговора. “Он у нас нецелованным умер, — вздыхает его дядя, — видно, судьба такая...”

— Неплохой у нас парень был, — соглашается Юрий Мельников, отец Миши. — Правда, не всегда мог за себя постоять, был обидчивым, близко к сердцу принимал критику в свой адрес. Но, может, именно поэтому бережно относился к другим людям — никому грубого слова не сказал.



“Я обязательно вернусь!”

В первый день августа 17-летний Миша и его старший брат, 29-летний Олег, приехали на дачу, на берег Клязьмы. Отец, Юрий Иванович, позвонил сыновьям накануне и попросил помочь: мол, перестроил террасу, надо убрать мусор. Ребят упрашивать долго не надо было: приехали — сделали. После работы вся семья посидела в саду под каштанами — поговорили, посмеялись. А к вечеру Олег и Миша засобирались в Москву.

— Вы не представляете, как мы их отговаривали! Ведь места на даче всем хватает, — рассказывает Мишина тетя Валентина Ивановна. — Но они оба уперлись, и все. Миша сказал, что ему надо встретиться с другом. Он поцеловал маму, меня на прощание и пообещал приехать на следующий день.

Добраться из Клязьмы до Москвы можно разными способами: на электричке, автобусе или на попутке. Мельниковы решили поймать машину и вышли на Ярославское шоссе. Но, как назло, машины в одиннадцатом часу вечера не останавливались, и братья прошли около 10 км пешком. Около поселка Тарасовка, на 26-м километре Ярославского шоссе, зашли в магазин на автозаправочной станции.

— Они попросили минеральную воду, сигареты, бутылку пива, — рассказывают продавщицы. — Мужчина вышел на улицу, а паренек остался расплачиваться. Достал кошелек — и тут оказалось, что у него не хватает какой-то мелочевки, рублей двадцать. “Сейчас принесу, возьму у брата”, — сказал он нам и выбежал из магазина.

И больше не вернулся. Заказанные товары так и остались лежать на прилавке...

“ВАЗ-2110” белого цвета сбил обоих Мельниковых на центральной полосе трассы. Мишка подбежал к брату, который ловил машину. Олег отвел руку с деньгами за спину, Миша протянул навстречу свою. Их руки встретились — и в это мгновение появилась белая “десятка”. О том, что водитель мчался с огромной скоростью, говорят повреждения машины: сплющенный моторный отсек, вдребезги разбитое стекло, смятая крыша... Олег отлетел в сторону сразу, Мишу протащило еще 50 метров, а потом перебросило через крышу.

— Согласен, ребята отчасти виноваты сами, — горько рассуждает отец. — Утратили бдительность. Но непонятно, как водитель “десятки” их не заметил. В тот день стояла сухая погода, трасса была прекрасно освещена, видимость — на 300 метров в разные стороны...



Потерянные документы

Две патрульные машины 3-го спецбатальона 1-го спецполка (Северный) ДПС УГИБДД Московской области, который базируется в Пушкине, приехали на место аварии через 20 минут. Милиционеры подошли к неподвижно лежащим на асфальте, но живым Олегу и Мише. Очевидцы утверждают, что первую помощь они не оказывали. Может, не знали как?.. К этому времени около места аварии уже собралась толпа из работников соседней автозаправочной станции и молодежи из Тарасовки. Потом один из милиционеров, Олег Шикин, сел в служебный “ВАЗ-2109” и завел мотор. То, что произошло в следующее мгновение, — уму непостижимо. Его машина тронулась с места, проехав передним левым колесом прямо по Мишиному телу — в области бедер и крестца.

— Мы заорали от ужаса, когда услышали, как трещат его кости, — вспоминает кассир продуктового магазина Юлия Трофимова. — Этот звук до сих пор стоит у меня в ушах! Мужчины из толпы бросились останавливать гаишную машину. Стоящий рядом милиционер схватился за голову и отвернулся. Миша оказался под машиной. Водитель вышел из “девятки” и стал вытаскивать парня за ноги. Не получилось: видно, Мишину одежду закрутило в какие-то части машины. Тогда гаишник стал дергать, вырывать парня что есть силы. Тут уж вмешались люди из толпы — они приподняли машину.

Вся эта дикость происходила на глазах у двух десятков людей. Позже у свидетелей стали брать показания, но о наезде сотрудника ГАИ не было задано ни одного вопроса. Когда же некоторые работники АЗС попытались рассказывать и об этом тоже, им быстренько заткнули рты:

— “Кто сказал?! Кто это видел?!” — внаглую стали “наезжать” на нас гаишники, — рассказывает Юля. — Потом и вовсе пошли прямые угрозы: “Если вы об этом будете вспоминать, это может для вас плохо кончиться. Земля круглая, еще встретимся...”

“Скорая” забрала Мишу и Олега в реанимационное отделение Пушкинской горбольницы спустя два часа после наезда. Причем медики говорили не стесняясь: “Да они уже трупы!” Погрузили Мельниковых, по выражению одной свидетельницы, “как собак”: на голые носилки, даже без какой-никакой простынки.

— Я сама лично помогала грузить Мишу в “скорую”, — рассказывает Лариса, сотрудница магазина на автозаправке. — Футболка его задралась, шорты немного были спущены, и я отчетливо видела следы от шин на спине и ягодицах парня.

Врачи обнаружили у Олега и Миши многочисленные травмы: у обоих — ушибы головного мозга, переломы свода и основания черепа, острые оскольчатые и открытые переломы бедренных костей, голени, ребер и др. Олег выжил чудом.

— Я очнулся в реанимации, увидел Мишутку, который лежал на соседней кровати, — вспоминает Олег. — Позвал его, но он не ответил. На его шее, сбоку, надулся кроваво-синий мешок. Я снова потерял сознание, а когда очнулся, соседняя постель была уже пуста и аккуратно заправлена...

Миша умер в восьмом часу утра, не приходя в сознание. Олег около двух месяцев провалялся в больнице.

— После вскрытия мне дали бумажку, что смерть Миши “наступила от ушиба головного мозга в результате тупой сочетанной травмы тела”, — говорит отец, Юрий Иванович. — Да, Миша пострадал от удара первой машины, не спорю. Но наезд гаишника добил его!

В морге семье Мельниковых не отдали ни одной вещи, принадлежавшей Мише. Его грязную, окровавленную одежду изрезали на куски, когда парня доставляли в реанимацию. Но непонятно, куда делись все его документы: паспорт, студенческий билет, проездной на метро. Олег утверждает, что у него пропали после аварии мобильный телефон и более 10 тыс. руб. Кто-то “пошакалил”...

Между прочим, в Положении о ГИБДД МВД РФ записано, что на сотрудника ГАИ возлагаются обязанности не только оказывать пострадавшим доврачебную медицинскую помощь, но и охранять их имущество, оставшееся без присмотра.



Заключение на шести листах

Пушкинская горпрокуратура возбудила уголовное дело против водителя первой машины (“десятки”) — 23-летнего Дениса Зуброва — по ст. 264 ч. 2 УК РФ (“Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека”) только 10 сентября с.г. Раньше этого якобы сделать было нельзя: ждали результатов судебно-медицинской экспертизы.

Но интересно, что уже 20 августа в 3-й спецбатальон ДПС пришла из прокуратуры бумажка, в которой было написано, что в действиях Олега Шикина (водителя второй машины) “отсутствуют признаки состава преступления”, а значит, уголовное дело против него никто возбуждать не собирается. Выходит, о наезде на Мельникова гаишной машины все-таки знали, проверка проводилась, только вот результатов судмедэкспертизы в этом случае ждать почему-то не стали.

— Я сам той ночью выезжал на место аварии, — рассказал “МК” следователь Пушкинской горпрокуратуры Сергей Гавриленко. — И Зуброва, и Шикина тут же отправили в Мытищинский наркодиспансер, где выяснилось, что оба водителя были трезвыми. К тому же я ходил на вскрытие Михаила Мельникова. Смотрел, остались ли на его теле следы протекторов от переезда. Уверяю вас: их не было.

— А как же хруст костей, о котором твердят свидетели?

— Ну, мало ли, — пожимает плечами следователь. — Может, Шикин просто на стекло наехал...

— Но зачем тогда свидетелям утверждать, что был наезд на человека?

— Вы знаете, мне это тоже непонятно…

Судмедэксперт А.А.Иванов составил заключение на шести листах. В нем описаны всевозможные травмы, который получил Миша в результате ДТП. И есть очень интересные выводы, специально прописанные так, чтобы у сомневающихся не возникло никаких вопросов. Например, “комплекс вышеперечисленных повреждений мог образоваться в результате дорожно-транспортного происшествия при столкновении движущегося автомобиля с пешеходом, когда последний находился в вертикальном положении” (выделено мною. — Авт.). И еще один пункт из заключения, который должен отмести уже все сомнения: “повреждений, характерных для образования их в условиях переезда через тело пострадавшего колесами автомобиля, судебно-медицинским исследованием трупа не обнаружено”.

Выходит, никакого переезда и в помине не было, а десятку свидетелей все это приснилось в темную августовскую ночь?

— Статья 264 ч. 2 предусматривает уголовную ответственность до пяти лет лишения свободы и до трех лет лишения прав, — объясняет адвокат Алексей Реут. — В данном случае основное значение имеют выводы судебно-медицинской экспертизы о том, каким из автомобилей были причинены какие повреждения. Одним из критериев отнесения повреждений по одному или другому ДТП являются выводы эксперта о том, в каком положении (вертикальном или горизонтальном) находился пострадавший в результате контакта с одним или другим автомобилем.

— А если эксперта, допустим, “попросили” не заметить каких-то травм?

— Если есть сомнения в выводах первичного заключения судмедэксперта, то необходимо провести по делу комиссионную судебно-медицинскую экспертизу.



“Поспал хорошо, уставшим не был”

В 3-й спецбатальон ДПС меня пригласили охотно: мол, приезжайте, нам скрывать нечего. Минут пятнадцать замкомандира батальона рассказывал, какой Олег Шикин замечательный сотрудник: за 10 лет работы к нему не было никаких претензий. К тому же он — замкомандира взвода, и в его подчинении сейчас 11 человек, а это уже серьезно. После армии Олег работал сантехником, потом — технологом на производстве, а после сокращения в перестроечные времена устроился в ГАИ. Наконец на пороге кабинета появился 36-летний, невысокий и немного робкий мужчина.

Олег Шикин рассказал, что действительно в ночь на 2 августа выезжал на 26-й километр Ярославского шоссе. Остановился около сбитых ребят, оценил ситуацию, затем сел в свою машину и “спокойненько уехал”.

— Куда вы поехали?

— К машине Дениса Зубова — водителя, который сбил ребят. Она стояла в 700 метрах от этого места.

— Значит, Мишу Мельникова вы не переехали? — напрямую спрашиваю я.

— Да конечно нет! Что вы?! — бурно возмущается Олег, слегка, впрочем, улыбаясь и опуская глаза.

Поигрывая пальцами, сцепленными в замок, Олег рассказал, в каком шоке находился водитель Зубов, когда он к нему подъехал: “Представляете, что значит человека сбить? Естественно, Зубов нервничал: то вставал, то снова садился в свою машину...”

Вот тут как раз маленькая неувязочка. Работники автозаправки дружно утверждают, что Зубов стоял в толпе, а не сидел в своей машине. И следователю Зубов тоже заявил, что видел, как гаишник переехал Мишу.

— Может, вы меня еще спросите, как я ночь перед дежурством спал? — осмелел к концу нашего разговора Шикин. — Ну так вот, я поспал хорошо. А вообще-то, все вопросы — не ко мне, а к прокуратуре.

Когда мы беседовали с Шикиным, он еще не знал, что постановление Пушкинской горпрокуратуры от 20 августа, априори подтверждающее его невиновность, отменено. Правда, и уголовное дело против сотрудника ГИБДД возбуждать пока не спешат.

Сейчас дело, возбужденное по факту смерти Михаила Мельникова, передается в Следственное управление при Пушкинском УВД. Экспертам предстоит провести следственный эксперимент, сделать автотехническую экспертизу и, конечно, провести очную ставку между Зубовым и Шикиным. Уже другой следователь будет разбираться, что же все-таки стало причиной смерти 17-летнего парня.

“Бессовестному человеку живется тяжело” — написал Миша все в той же анкете. Но так ли это? Не ошибался ли парень? Спросить бы у тех, кто всячески “заминает” это дело...



НАСКОЛЬКО ПРОФЕССИОНАЛЬНЫ СЕГОДНЯ СОТРУДНИКИ ГИБДД?

Такой вопрос мы задали Александру ЗВЕРЕВУ, помощнику командира 2-го спецполка ДПС УГИБДД Московской области.

— В советские времена инспекторов ГАИ готовили Орловская и Саратовская среднеспециальные школы милиции МВД СССР. После двухгодичного очного обучения они выпускали действительно высококвалифицированный офицерский состав. К сожалению, теперь эти школы реформированы в высшие учебные заведения МВД общего профиля.

Сейчас помимо выпускников школ милиции мы принимаем на работу и гражданских лиц. Если раньше в ГИБДД могли устроиться выпускники ПТУ, то с прошлого года ситуация изменилась. В соответствии с министерским приказом на должность сотрудника ГИБДД может претендовать человек, как минимум имеющий среднетехническое образование. Желательно, чтобы он отслужил в армии или отучился на военной кафедре.

Те, кто устраивается к нам на работу, проходят несколько ступеней проверок. Во-первых, проверяют, не привлекался ли человек к уголовной ответственности, а если он служил в армии, то оттуда запросят характеристику. Во-вторых, кандидат проходит медкомиссию не только в поликлинике по месту жительства, но и окружную военно-врачебную комиссию. Кстати, там человек несколько часов отвечает на вопросы психологического теста, определяющего профпригодность. Нового сотрудника берут на работу с испытательным сроком — шесть месяцев.

Не секрет, что сейчас в ГИБДД — некомплект личного состава в подразделениях. Принимая человека, мы его сразу же предупреждаем, что зарплата маленькая — всего 3—4 тыс. руб. в первый год работы. В милицию ведь часто приходят ребята по принципу “лишь бы куда”. А есть и такие, кто собирается использовать свое служебное положение в корыстных целях.

Помимо отличной физической формы, умения оказывать медицинскую помощь и владеть оружием, хорошего знания техники и Правил дорожного движения госинспектор ГИБДД обязан еще, конечно, отлично водить автомобиль.






    Партнеры