Восставшее прошлое

13 октября 2004 в 00:00, просмотров: 3031

Уже два вечера по Первому каналу идет “Московская сага” — сериал по роману Василия Аксенова, названный так же, как и его произведение. Читавшие будут сравнивать; не читавшие, быть может, возьмут в руки оригинал. Книга для экранизации, с одной стороны, легкая: история семьи на фоне истории страны с 1925 по 1956 годы рассказывается простым, ясным языком. Правда, фон показать — цитаты из советских газет того времени и “фантазии на тему реинкарнации” (Ленина — в белку, кота — в Велимира Хлебникова) — оказалось сложно, и режиссер от этого отказался. С другой стороны, экранизировать аксеновскую сагу тяжело, потому что героев, чьи судьбы проходят перед читателем, в ней так много, что трудно не “захлебнуться” в материале, перекладывая его на экран.

Накануне показа телеверсии “Московской саги” автор сценария Наталья ВИОЛИНА (Н.В.) и режиссер Дмитрий БАРЩЕВСКИЙ (Д.Б.) дали интервью “МК”.


— Как вы познакомились с Василием Аксеновым?

Д.Б.: — Я ученик Романа Кармена и, конечно, был знаком с его женой Майей. Когда Кармен умер, она вышла замуж за Василия Аксенова. Аксенов, как вы знаете, уехал за границу после разгрома альманаха “Метрополь” — я прощался с ними.

А идея экранизировать “Московскую сагу” первой пришла в голову моей жене — Наталье Виолиной. Это было шесть лет назад — она прочитала ее и сказала: “Знаешь, это основа для большого киноромана”. И тогда мы по-соседски зашли к Юле Хрущевой (Юля — внучка Хрущева. — Авт.), которая была подругой Майи Аксеновой: мы снимали здесь недалеко “сарайчик” (интервью проходило в Переделкине, где расположилась съемочная группа “Московской саги”. — Авт.). Я попросил телефон Майи в Вашингтоне. Прошло десять лет, как я последний раз общался с Майей, но все же решился ей позвонить и сказать, что хотел бы экранизировать “Московскую сагу”. Она позвала к телефону Василия Павловича. Он приехал в Москву, и мы купили права.

— Он читал сценарий?

Д.Б.: — Нет, но он приходил на выбор актеров, на съемочную площадку. Я сразу ему сказал, что кино — очень жесткая индустрия и мы не сможем сделать подробную экранизацию его книги.

— Как вы решились переписать и даже дописать Аксенова? Вы же многое изменили и продлили некоторые сюжетные линии.

Н.В.: — Договор с ним был составлен достаточно жестко для автора — это было неизбежно, поскольку невозможно переложить весь роман на язык кино. Поэтому первым нашим необходимым условием было, что автор заранее согласен с изменениями. Да и когда мы стали прикидывать, кто из актеров кого сыграет, стало понятно, что и личности актерские способны подмять под себя образ, и потребуется что-то дописать под их индивидуальности.

— Сценарий менялся по ходу съемок?

Н.В.: — Конечно, он распухал. Мы начали с 12 серий, но возникали такие неожиданные отношения между персонажами, что стало ясно: для полноценного их развития нужны еще какие-то сцены, и потом... даже не хотелось так быстро покидать героев.

— Дмитрий Юрьевич, недавно в эфире Первого канала вы сказали, что много спорили с Аксеновым, когда отбирали актеров. Ему все не нравились?

Д.Б.: — Он, конечно же, сравнивал актеров и актрис с прототипами своих героев — с теми, кого он видел, с кем провел свою юность. Он не хотел, например, чтобы Веру Горда играла Кристина Орбакайте: говорил, что она совсем не похожа на прототип. Предлагал свои варианты. Но я его убедил, потому что героиня должна сама петь, а не раскрывать рот под “фанеру”. В общем, мы спорили обо всех женщинах. Он смотрел на Катю Никитину, которая сыграла Веронику Градову, и говорил: “Это другая женщина, другая красота — у нее другой объем талии, объем бедер”. Я ему возражал: “Василий Павлович, конечно, вы правы, но сейчас другие эталоны...”

— Он хотел больше?

Д.Б.: — Ну конечно! (Смеется и показывает объемы руками.)

— А кандидатов на роли старших Градовых — Инну Чурикову и Юрия Соломина — Аксенов принял сразу?

Д.Б.: — Да. Много актеров пробовалось на эту роль, но однажды — это было накануне Дня Победы — Наташа услышала, как Соломин в телепередаче читает “Алеша, ты помнишь дороги Смоленщины?..”. И она сказала мне: “Это — профессор Градов”. Юрий Мефодьевич — очень прямой человек, он сказал: “Я не снимаюсь пять лет, я не могу тратить свою жизнь на то, что мне предлагают, — эти гонялки-догонялки. Но к вам я иду — я хочу это делать”.

Инну Чурикову на роль Мэри мы выбрали сразу. Она очень долго колебалась, несмотря на то что мы дружим семьями: “Ребята, мне там нечего делать, да во мне и нет грузинской крови...” Но потом Наташа дописала для нее несколько сцен, рассчитанных на ее темперамент, на ее возможности. И Инна Михайловна прочитала и позвонила — помню, как всегда, в час ночи: “Мне интересно”. И грузинка, ее помощница и по жизни, занималась с ней на картине, показывая и мелодику грузинской речи, и подсказывая еще что-то: ведь Мэри — грузинская княжна.

Поиски же остальных персонажей были мучительными, долгими, сложными, пробы шли несколько месяцев. На роль Бориса Градова IV мы перепробовали пятьдесят актеров. Я объяснял своему кастинг-директору Дарье Виолиной: “Мне нужен “Кирилл Столяров” — такой парень, как он, — открытое лицо”. Помните, он говорит: “Я человек прямого действия”. И неожиданное попадание: Илья Носков, первый Фандорин из “Азазели” Адабашьяна.

— Вы сразу ставили себе задачу собрать исключительно звездную команду? Поэтому так надолго все затянулось — все заняты, не совпадали актерские графики?..

Д.Б.: — Нет, просто так получилось. Но, конечно, работа затянулась и из-за того, что собралось так много звезд, а они все очень заняты, и надо было свести всех на одной площадке. Случалось, что актеры болели: к сожалению, не все молоды. У нас первый съемочный день был 20 марта 2002 года, последний — 31 октября 2003 года. Представляете, полтора года! Но наш продюсер Антон Барщевский сделал все возможное для организации этого невероятно трудного процесса. Роман Кармен-младший снимал фильм о нашем фильме, и, я надеюсь, мы покажем его телезрителям по окончании “Московской саги”.

— Кажется, вы тоже жили в тех домах на тогдашней улице Горького, где и ваши главные герои?

Д.Б.: — Да. Я вам расскажу смешную историю. Борис IV живет на Горького. Алеша Аксенов, сын Василия Аксенова, который работал арт-директором на нашем проекте, поехал выбирать натуру — двор. Никак не мог найти, и я предложил ему заехать во двор моего детства. И точно: все как мы искали, нетронуто... Сняли. И вот недавно прихожу на радио “Маяк-24”: нас пригласили на передачу Ольга Галицкая и Василий Горчаков. Я знал, что Овидий Горчаков — его отец, это Борис IV, мне об этом Аксенов рассказывал. И мы с Василием Горчаковым стали говорить, и оказалось, что я выбрал тот самый двор, тот самый подъезд, в котором и жил наш прототип — Овидий Горчаков. А моя семья жила рядом.

— Василий Павлович видел, что получилось?

Д.Б.: — Он сказал, что сначала испытывал раздражение: “Как же так, это же мой роман, мои герои! А тут они делают другое, по-другому общаются... Но прошло немного времени, и я осознал, что вообще ни о чем не думаю, что я поглощен действием, я захвачен”. И его жена Майя позвонила моей жене Наташе: “Представляешь, я рыдала после просмотра, а потом взяла “Московскую сагу” и стала ее перечитывать. Василий Павлович говорит, что снимать надо дальше — современную часть жизни героев. И он готов писать дальше. У него давно была такая идея”.




    Партнеры