Принцесса на бобах

13 октября 2004 в 00:00, просмотров: 1080

Брежнев в умах любителей истории занял место Сталина: если тайны жизни Вождя народов уже обмусолены со всех сторон, то эпоха Леонида Ильича хранит еще немало загадок.

Сегодня “МК” попытался разгадать две из них. Наши корреспонденты выяснили, где провела последние годы жизни и умерла Галина Брежнева: Московская область, деревня Добрыниха, психиатрическая больница.

Загадка номер два: почему племянник Галины Леонидовны, Андрей, до сих пор не может предать “идеалы коммунизма”? Как стало известно “МК”, он собрался вступать в КПРФ.

И почему дурдома всегда красят в желтый, зеленый или красный? Веселенько так… Этот был красным. В центре огромной, огороженной розовым забором территории — мощная пятиглавая церковь. Складывается впечатление, что кто-то увеличил игрушечные здания до гигантских размеров, а дети-шалуны переставили-перемешали все как попало. В Галине Брежневой тоже всякого было намешано, и, может быть, неслучайно ее дни закончились именно здесь.

Ехать сюда по Каширке. И пока за стеклами на скорость бежали машины и домики, одолевали странные мысли.

Одиозная дочь нашего дорогого Леонида Ильича в СССР была тем же, кем Джеки Кеннеди в США или Грейс Келли в Монако. Наверное, поэтому судачат о ней по сей день. Так ли уж плоха она была? В политике не участвовала, в финансах не разбиралась, в международные дела не вмешивалась. Любила игрушки, розы сорта Суперстар огненного такого цвета, ее кумир — Скарлетт О’Хара. Ей жутко не везло в личной жизни, в той самой, о которой так любят писать и говорить. А романы Галины Леонидовны, кажется, здорово встряхнули серую застойную действительность нашей страны. И что в ней невероятно привлекательно: она никогда не изображала из себя монашку среднего рода, как было, так и говорила — люблю! И остальные “леди” на ее фоне сильно проигрывают! Да, у нее случалась не любовь, а страсть, но до банных групповух она никогда не опускалась… Она коллекционировала бриллианты, а не авиакомпании и футбольные команды.

Пила. Это да. Особенно много — когда той Галины, которую все знали, любили, боялись, — уже не было. Была лишь оболочка — лакомый кусок для фотографов всех мастей. Новое время требовало красивых разоблачений, а Брежнева была мишенью легкой и эффектной. Отбиваться она не умела, да и не смогла вовремя понять, как это: вчера целовали ручки, а сегодня они же рвут на части и требуют отдать последнюю книжку из брежневской библиотеки? Она пила и плакала: “За что они меня так? Я же никому не принесла горя”. Очередной запой закончился помещением в больницу. Где Галина Брежнева, одинокая и совершенно никому не нужная, дожила свои последние годы. Почему ее бросили все те, кому она устраивала квартиры, дачи, телефоны и пр., и пр.?

...Подмосковный поселок Добрыниха встречает редких приезжих со всею русскою прямотой — воротами психиатрической клиники, запертыми на большой амбарный замок. Больница №2 имени О.В.Кербикова — учреждение обычное, но, как и все подобные больницы, закрытое. Попытки выяснить что-либо о пациентке Брежневой, скончавшейся в этих стенах в 1998 году, изначально казались утопией. Разве что пустить в ход “план В”, который обычно заключается в незаконном проникновении куда-либо. Для “плана В” обычно годятся дыры в заборах. Оказывается, что даже в кирпичных ограждениях они есть…

Женщины-санитарки, до коих я-таки добралась, услышав фамилию Брежнева, растерялись и пару минут переглядывались: “А нас никто потом не убьет?”

* * *

— Привезли ее, если память не изменяет, из больницы имени Кащенко, где, видно, привели в чувство — сделали обычную промывку. Здесь она, конечно, не пила, хотя выглядела обрюзгшей и отекшей, как человек, сильно употребляющий. Казалось, что она была в твердой памяти и здравом уме. Хотя… У нас ведь учреждение для психохроников. Сумасшедших с острыми приступами в Добрыниху вообще не возят. Сразу после того, как доставили Галину Леонидовну, медперсонал собрали и строго-настрого запретили выносить сор из избы. Пациентам приказать, конечно, не могли. Больные рассказали навещавшим родственникам, те — знакомым.

В результате в курсе оказалась не только Добрыниха, но и соседние деревни. Брежнева была единственной здешней пациенткой такого уровня, поэтому о ней до сих пор вспоминают. Шутка ли — дочка генерального секретаря, пусть даже и бывшего! Хотя, как говорится, в лицо невероятно популярную дочь Брежнева в Добрынихе никто не знал, газетных статей о “разоблачениях” местные вообще в глаза не видели, поэтому еще долго даже сотрудники больницы гадали, которая из пациентов — Брежнева?

— Никакой отдельной палаты класса люкс у Галины Леонидовны не было. Лежала в общей на 12 человек. Персоналу она особенно не докучала. Ходила, как положено, в байковом халате на завязках. Кормили ее отдельно. Носили обеды из пищеблока. В 4-м отделении, где числилась больная Брежнева, росло лимонное дерево. Оно было большим и даже давало урожай. Доктора наши с этими лимонами чай пили. Галина Леонидовна часто к ним присоединялась. Она вовсе не плохой была, разговаривала мало и ко всем обращалась на “вы”, безо всяких там… Если она просила приготовить на обед что-то особенное — например, омлет вместо каши — ей не отказывали. В последнее время ей готовили все протертое на пищеблоке отдельно. Видимо, цирроз печени. У нас такое отношение к больным, что в Москве в “кремлевке” такого не увидишь, — дружно кивают женщины.

* * *

Омлет вместо каши… Лучшая подруга Галины Леонидовны артистка цирка блистательная Мила Москалева рассказывала мне, как однажды Фидель Кастро прислал Леониду Ильичу подарок в память о визите советской делегации высшего уровня на Кубу — манго. В СССР сей фрукт был редкой экзотикой, и Галина Леонидовна потащила манго на день рождения мужа Милы — удивлять гостей. Она не была жадной. Подруги вспоминают, то шубку подарит, то флакон духов, то вазочку...

В больницу села Добрыниха Брежнева попала 10 августа 1994 года. После очередных вечерних возлияний она почувствовала себя настолько плохо, что даже не сопротивлялась отправке в клинику. Правда, поначалу Галина Леонидовна не знала, что больница психиатрическая. Как вспоминают сегодняшние мои собеседницы, какое-то время дочь генерального секретаря КПСС ждала, что ее заберут, — врачи пообещали не держать больше трех месяцев. Но из родных никто не ехал — ни забирать, ни навещать.

— Дочь, по-видимому, не хотела ее брать домой, — с укоризной кивают санитарки. — По слухам, она за границей тогда жила. В отделении Брежневу никто никогда не навещал. Приезжал кто-то к ней несколько раз, но общалась она с гостями не в отделении, а в административном корпусе. Да и редко очень.

Два раза приезжала уже упомянутая Мила Москалева с Щелоковыми Нонной и Игорем (сын Н.А.Щелокова, того самого министра внутренних дел СССР, застрелившегося после того, как на него завели уголовное дело). Согласно их воспоминаниям, выглядела она хорошо, естественно, не пила и все волновалась, спрашивала, как долго ее здесь будут держать.

Очень просила забрать домой. И Москалева, и Щелоковы тогда побоялись сказать Брежневой, что возвращаться ей уже некуда — и ее дача в Жуковке, и ее квартира на улице Алексея Толстого были проданы. Исходя из того, что добрынихинская больница специфическая и пациенты тут с определенными диагнозами, слухи о том, что над Брежневой оформили опеку, похожи на правду — ведь именно в таком случае ее имущество, недвижимость стали открытыми для любых операций… А операции не заставили себя долго ждать.

В 1995 году на похоронах Виктории Петровны Брежневой, супруги Леонида Ильича, народу собралось немного. Отсутствие дочери покойной бросалось в глаза, но особо любопытным ответили, что Галина Леонидовна в Ярославской области в санатории. Через какое-то время рядом с могильной плитой Виктории Петровны появится еще одна — новенькая и чистенькая, оставалось вписать только имя и дату смерти. (Через три года здесь похоронят Галину Брежневу.) Но тогда она была еще жива и, конечно, понятия не имела о том, что кто-то уже застолбил ей место на Новодевичьем.

* * *

Гулять больным стационара №2 села Добрыниха разрешали в зависимости от состояния здоровья. Брежневой разрешали. Но с обязательным сопровождением медработника. И хотя тетушки-санитарки клянутся, что медсестры все были местными, верится с трудом. Впрочем, как они припоминают, прогулки кремлевская дочь не любила.

Со временем Галина Леонидовна поняла, что забирать ее никто не собирается. Тогда она пытается обратиться за помощью к бывшему окружению. Многие отвернулись и сделали вид, что забыли, потому как знакомство и дружба с Брежневой не приносили больше никакой выгоды, более того, стали считаться чем-то постыдным и даже опасным. У Милы Москалевой сохранилась копия письма Брежневой с мольбой о помощи. Ее: “Девочки, помогите! Я так устала!” — звучит как крик в пустоту… Это послание адресовано директору цирка с просьбой передать его Наташе Милаевой (приемная дочь Галины, дочь ее первого мужа Евгения Милаева) или Миле Москалевой. Кручу в руках конверт. Обратным адресом значится — Московская область, деревня Добрыниха, психиатрическая больница №2, от Галины Леонидовны Брежневой. Интересно, сколько она их написала и много ли людей всерьез воспринимало написанное с таким обратным адресом?

Мила восприняла всерьез, но помочь подруге не могла. Боялась. Когда мы с ней говорили, Москалева не произнесла этого вслух, но, очевидно, в то далекое время она ясно понимала, что Галину Леонидовну никто не собирался забирать домой изначально. Ее “закрывали” насовсем. Хотя бы потому, что даже в открытую добрынихинскую больницу посетителей к Брежневой пускали очень дозированно. Таково, видимо, было распоряжение сверху.

— Она очень надеялась на Юрия Никулина, — говорит одна из санитарок. — Прошел слух в начале 97-го, что он обещал ее забрать.

Галина Леонидовна тогда прямо расцвела, даже улыбаться начала, ожидание перемен было написано на лице. А Никулин тогда был очень плох. Находился уже в больнице, подключенный ко множеству аппаратов. По своему обыкновению он и здесь пытался шутить: “Я знаю, у них есть кнопка. Они на нее нажмут, и я взорвусь”.

— Когда стало известно, что Никулин умер, она очень изменилась. Будто сломалась, — хором вздыхают тетушки. — Состояние ее здоровья резко ухудшилось. А потом Брежнева и вовсе разболелась. В последние три месяца жизни не вставала с постели. Держали ее на капельницах. У нас очень хорошие доктора. Раньше считалось, если умирает больной — это для больницы настоящее ЧП, несмотря на то, что многие поступают совсем плохими.

Это ЧП случилось 30 июня 1998 года. Согласно официальной версии, Галина Брежнева умерла от инсульта.

— Приехал специальный катафалк, и ее забрали, больше вроде добавить нечего, — заканчивают разговор санитарки.

— Ну, неужели Галина Леонидовна за почти четыре года не сказала ничего запоминающегося? — спрашиваю на прощание.

— Она говорила: “Я пожила в свое время, теперь живите вы”. Все.

* * *

Путь единственной и, несомненно, горячо любимой дочери дорогого Леонида Ильича закончился в печах Митинского крематория 1 июля. Ее последний день на этой земле обошелся родственникам в 343 рубля — столько взяли за церемонию и кремацию.

В огромном храме на территории психбольницы идет служба. Говорят, перед смертью Галина Леонидовна сюда частенько заглядывала.

— Как называется эта церковь? — интересуюсь у местных бабушек.

— Иконы Божьей Матери “Отрада и утешение”. Ее построила матушка-настоятельница Магдалина, графиня Орлова-Давыдова…

Утешение — это красиво и правильно. Значит, оно пришло.

Хотя… Человек, очень близкий к семье Брежневых, порекомендовал связаться с дочерью Галины Леонидовны Викторией и поинтересоваться, где внучка Брежнева, названная в честь бабушки Галиной. “Все вернулось на круги своя, — бросил он загадочную фразу. — Пусть расскажет про больницу…”

Поворачиваем от Добрынихи. На сумасшедшей скорости по встречной нас обгоняет черный шестисотый “мерс”. Оказавшись впереди нашей машины, он резко тормозит. И повисает… мы вправо, он вправо… Признаться, даже голова закружилась. Вспомнилась одна фраза Милы Москалевой: “Что я могла сделать? Я же женщина, и у меня нет оружия...” А следом вторая, автор коей когда-то работал в 9-м управлении КГБ СССР: “Заруби себе на носу, подобные дела относительно лиц такого уровня, как Брежнева, без участия высшего эшелона не решаются…” Чертов “мерин” наконец набрал скорость и очень быстро скрылся за горизонтом. Никаких демонов — просто дерьмовая (теперь уже капиталистическая) дорога, одни ухабы, и нельзя никак разогнаться...

АНЕКДОТ ДНЯ

Как показали исследования, проведенные российскими учеными, в роду Брежневых намешано много разных бровей.



Партнеры