Дача плача

13 октября 2004 в 00:00, просмотров: 733

Вдов академиков Российской академии наук, живущих в дачном поселке Мозжинка Одинцовского района, приравняли к... юридическим лицам. За отопление своих старых щитовых домов они отныне должны платить столько же, сколько и роскошный пансионат по соседству, — 61 рубль за квадратный метр. Или — 9000 рублей в месяц на брата, вернее, на сестру. Впрочем, можешь, конечно, и не платить — сиди мерзни. А то и вовсе — освободи, как говорится, помещение...

Участок в 106 га возле Звенигорода был предоставлен в бессрочное пользование Академии наук сразу после войны. Так Сталин отблагодарил ученых за их вклад в победу. В Финляндии по проекту архитектора Щусева было сделано 70 одинаковых щитовых двухэтажных домиков. В придачу к недвижимости каждый из академиков получил по 60 соток. Так организовалось дачное общество “Дачный поселок академиков Мозжинка”.

В домах в каждой комнате было по печке, так что жить на даче можно было круглый год. Отец рассказывал мне, как, будучи молодым журналистом, он приехал к академику Скобельцыну согласовывать статью.

— Дмитрий Владимирович, — спросил он, — что вы пишете, над чем работаете?

— Некогда мне работать, — зло буркнул ученый, — мне печку топить надо. — И подбросил дров.

Со временем жилищно-коммунальный прогресс докатился и до поселка академиков. Академия наук построила рядом пансионат “Звенигородский”, и на территории поселка запустили большую газовую котельную, которая с тех пор отапливает и дачи, и пансионат. Причем по одной цене.

— Мы обращались в РАН с просьбой разделить нас, но в академии нам отказали, — говорит вдова академика Петрова, создателя и первого директора Института космических исследований, Нина Петровна. — После смерти мужа я была вынуждена продать часть участка, чтобы отремонтировать дачу после урагана. Те деньги давно кончились. Чем платить за тепло после нового повышения цен — ума не приложу.

Нине Петровне 85-й год, живет она в Мозжинке постоянно, поскольку в Москве ей трудно дышать. Волей-неволей отапливаться надо. Ей еще повезло: она ветеран войны, инвалид второй группы. Плюс “лужковские”. Словом, пенсия у нее большая — целых 5 тысяч! А вот вдова нобелевского лауреата, создателя лазеров академика Басова, Ксения Тихоновна дачу от отопления отключила еще два года назад: со своей обычной пенсией еще прежние тарифы “не потянула”.

Холодные дома приходят в упадок. Все потихоньку рушится. На собрании дачного общества два года назад было решено продать два участка, а на вырученные деньги обновить трансформаторную станцию, чтобы не остаться еще и без света. За якобы незаконную продажу участков Академия наук подала на председателя общества в суд. Хотя, по словам членов общества, земля является их собственностью и никакого отношения к РАН не имеет.

Сейчас вместо 70 дач в Мозжинке их около 150 — почти все родственники ученых вынуждены были продавать части своих больших участков, чтобы сводить концы с концами. Это поселок детей и вдов, не имеющих огромных доходов. Пенсию за умершего мужа-академика вдовы получают мизерную — меньше тысячи рублей. В поселке академиков Академии наук СССР остался один-единственный старый академик — Владимир Котельников. В свое время он был директором Института радиотехники и электроники, вице-президентом АН при Александрове и Келдыше. Если нынешнее руководство академии не позаботится об ученых-ветеранах, не исключено, что он, как и многие соседи, будет коротать наступающую зиму у печки-буржуйки. Как в блокадном Ленинграде...






Партнеры