Семейные тайны Уильямс

14 октября 2004 в 00:00, просмотров: 326

Ее мама улыбалась, как фея. Такая милая, со своими коротенькими белыми косичками, ироничным взглядом шоколадных глаз. Пушистый воротник из чернобурки, пятнистая кофточка, на темной коже поблескивает золото.

Только что закончился матч Винус с нашей Алиной Жидковой, которая, кстати, достойно сражалась. И миссис Уильямс направлялась в раздевалку вслед за дочкой. Тут-то корреспондент “МК” ее и остановила. “Хеллоу, миссис Уильямс, можно несколько вопросов?” Изучающий взгляд, пара шуточек насчет московской погоды, и... понеслось!

— Господи, какой же у вас тут холод, ужас просто! — неудивительно, что в Россию семейство Уильямс собиралось, как на Северный полюс. На ногах что-то вроде унтов — только очень изящных и пушистых.

— Но вам же нравится Москва, уже в который раз сюда прилетаете?

— Погодите, — загибает пальцы. — Кажется, четвертый. Да, здесь неплохо. Только дует очень. Это немного стесняет.

— Часто вы так с дочками по турнирам летаете? Или больше с кем-то по отдельности?

— С обеими, причем постоянно.

— А дочки ваши похожи характерами?

— О нет! Они совершенно разные. Серена — это Голливуд. Вся из себя открытая. Ох уж она любит внешние эффекты! А Винус другая. Вся в себе, закрытая интеллектуалка. Музыку слушает, напоказ выставлять себя не любит. Целыми днями на гитаре бренчит. Играет-играет, не оторвешь ее.

— И когда только время находит, у нее же бизнес собственный появился?

— Да что бизнес. Гитара для нее — святое!

— А вы сами любите музыку?

— Я пою, я просто обожаю петь. Очень люблю Тину Тернер, Уитни Хьюстон, она великолепна...

— А актрису Вупи Голберг?

— Просто прелесть, что тут скажешь.

— Хороший у вас с Винус тандем: она играет, вы поете.

— Да, так уж получилось.

— А муж ваш, папа Уильямс, очень строг, не правда ли? О нем уже легенды ходят в теннисном мире. Говорят, он только дочек своих боится. Все их капризы выполняет...

— И меня. Вы про меня не забывайте! Против женщин в нашей семье не попрешь! Мужчина может только говорить, но связываться с нами... Вы же сами понимаете!

И я почему-то поняла: папаше Уильямсу определенно не стоит лезть на рожон.

— Скажите, а какие цвета любят ваши дочки?

— Серене бело-голубой нравится, Винус — зеленый, а мне — красный или розовый. Но больше все-таки розовый.

— А черный?

— О, конечно! Черный с белым — это классика!

— Вы много интересного успели посмотреть в Москве?

— Нам нравится Кремль, Красная площадь. Еще мы смотрели выставки картин. Винус очень любит живопись и вообще искусство.

(Кстати, она потом лично это подтвердила: “Я и в оперу, и на балет успела сходить!” — Винус вообще довольно долго перечисляла, где она успела побывать.)

— Есть страны, где ваших дочек не очень любят, а есть — где просто обожают. Как к вам относятся здесь?

— По-моему, отлично. Мне вообще кажется, московская публика изменилась к лучшему. Подобрела, что ли. Хотя люди, конечно, разные попадаются. Например, сервис в гостинице мне не очень нравится.

— У вашего семейства тоже есть в мире любимые места: Англия, например?

— Англия? Не-ет... Италия, пожалуй.

— Почему?

— Потому что там тепло...

— А как же Лондон? Там ведь Серена и Винус — победительницы Уимблдона, кумиры. Странно все-таки, что вам в Англии не нравится.

— Абсолютно. Промозгло, зябнешь до косточек. А мы любим солнышко.

— А какие ваше семейство предпочитает авто?

— Очень большие вместительные джипы. Мы любим убедительные машины.

— Вам их делают на заказ?

— Да нет, покупаем в обычных салонах — как все.

Винус УИЛЬЯМС: “Отца я не боюсь, я слишком на него похожа!”

А Винус поразила сразу. Как только фанаты кинулись к ней и едва не затоптали, они вообще никого на своем пути не видели: “Винус, Винус, и нам, вот, распишитесь, пожалуйста!” Она была великолепна и совершенно неузнаваема с новой прической в стиле “фам фаталь”. С удовольствием проводила ее до машины. Пусть на ходу, но она согласилась пообщаться тет-а-тет...

— Винус, вам нравится играть в такую позднотень? — На ночь глядя старшая сестренка Уильямс была свежа и бодра, как после утреннего душа.

— Да, представьте, очень удобно. Подумаешь, поздно, зато спокойно. И с утра выспаться можно как следует. По мне, так лучше поздно на корт выходить, чем с утра пораньше, — и так игриво поправила непривычно короткую прядку свежестриженого каре.

— Что заставило вас так резко имидж изменить?

— Ой, я давно хотела. Старый так надоел. И потом, мне хотелось отличаться от сестры. И вообще, нового требовала душа. До чего же мне теперь все нравится!

— Винус, у вас всегда такие красивые платья на корте. Сексуальные, модельные, просто произведения искусства...

— На заказ шьют. Ой, сейчас у меня, кажется, последнее осталось... Хотя, нет, подождите, еще одно есть, красное. Остальные я на благотворительные аукционы раздала.

— Скажите, вы подолгу тренируетесь?

— Часа два-три в день. Не больше.

— А в остальное время?

— Ой, очень длинный день, просто куча дел. Сначала фитнес, потом бизнес...

— Какой, если не секрет?

— Я занимаюсь интерьерами домов, в качестве менеджера. Очень интересно. Не всю же жизнь буду в теннис играть.

— И что — приносит прибыль?

— Естественно.

— Вам не обидно конкурировать с сестрой? Все-таки вы старшая, а она более успешна!

— Да мы всегда мечтали вместе играть в финалах!

— Ага, а потом, когда кто-то проиграет, на том же Уимблдоне, на кухне за чашкой чая это обсудить?

— Да какая там кухня, когда тут же на следующий турнир приходится лететь. Так что времени на сантименты не остается.

— Вы боитесь отца? Говорят, он суров.

— Знаете, я очень на него похожа. Я просто копия отца. Вся в себе. Только со временем стала замечать, что во мне начали проявляться и мамины черты. Может, с возрастом стану больше похожей и на маму?

— Семья у вас дружная?

— Да, нам повезло. Просто монолит.

— А как насчет любви, есть кто-то постоянный?

— Без комментариев. Поверьте, нам с сестрой всего в жизни хватает.




Партнеры