Наше — все!

18 октября 2004 в 00:00, просмотров: 481

Удивительное дело: в женском финале “Кубка Кремля-2004” встретились те же соперницы, что и на открытом чемпионате Франции, что проходил летом на кортах “Ролан Гаррос”: Елена Дементьева и Анастасия Мыскина. Обе — москвички. Более того, подруги с детства. Сердце разрывалось — за кого болеть...

После того, что случилось в субботу, едва закончились женские полуфиналы “Кубка Кремля”, точно правую руку мыть не буду. Борис Николаевич Ельцин шел из VIP-ложи в микст-зону и просто сиял. И так захотелось пообщаться с ним немного, победу Мыскиной над Дэвенпорт посмаковать! Все-таки познакомились мы с первым президентом России не где-нибудь — на победном финале “Кубка Дэвиса” в Париже... Но только ринулась к Борису Николаевичу с протянутой рукой — не подумайте плохого, просто чтобы поздороваться, как тут же телохранитель вырос на пути. Правда, Ельцин, гневно сведя брови, прямо-таки по-кличковски отпихнул его метра на полтора, если не больше. А сам пожал корреспонденту “МК” руку.


— Ура, мы снова сделали это! Мы победили, поздравляю вас и вашу газету от души...

— Борис Николаевич, — спрашиваю, — а за кого ж в финале будете болеть — за Лену или за Настю? Вы же их обеих любите...

— За Россию, конечно. Ох уж мы показали класс!

Больно, а надо

— Я просто умирал, я стер все ноги в кровь, мне все, абсолютно все хочется забинтовать. Я даже говорить сейчас не могу, я не знаю, как я выиграл у Южного. Только на характере, наверное... — раздраженный и уставший Николай Давыденко от души хотел порадоваться выходу в финал, но понимал, что восстановиться после трехчасового полуфинального марафона будет трудно. — Да если бы не наш массажист Глебов, я бы давно уже сдох, даже выйти ни на одну игру не смог бы, не то что победить. Только он массажами и витаминчиками мне каждый раз силы возвращал.

Вязкий центральный корт “Кубка Кремля” для большинства наших игроков оказался слишком медленным, и для Давыденко в том числе. И все-таки он многим принес удачу. Бовина обыграла Винус Уильямс, Мыскина — Линдсей Дэвенпорт (ныне первую ракетку мира). Как же расстроились обе американки!

А на вопрос “МК”: “Как вы относитесь к нынешнему нашествию российских теннисисток и кого из них считаете для себя самой опасной?” — Винус Уильямс ответила довольно вяло: “Знаете, я настолько обожаю теннис, что даже горжусь расширением его географии. А конкретно никого из русских не опасаюсь”. Действительно, какая разница, кому проигрывать...

Игра на волоске

“У нас севернее, зато у нас есть Южный” — не помню, откуда это, но красиво. Мишу любят у нас, и когда он выигрывает, и когда он проигрывает. Поклонницы читают ему стихи прямо у корта, дарят плюшевых медвежат. В полуфинале трибуны дышать боялись, когда он подавал, и взрывались от восторга — когда выигрывал. И все-таки Миша уступил.

— Хотя матч на волоске висел, на мяче, вернее... — признается Южный. — Шансы у нас с Колей Давыденко были абсолютно равны. Все от удачи зависело.

— Значит, вам просто не повезло?

— В этой игре — да. Знаете, я полтора года после победного финала Кубка Дэвиса отходил. Как будто не играл, а просто пытался оправдать доверие, что получалось не всегда. И только сейчас я снова начал получать удовольствие от самого тенниса.

— Конец этого года явно у тебя удачный. Финал с Сафиным в Пекине, сейчас полуфинал на “Кубке Кремля” — результат достойный.

— Я тоже так считаю.

Тренер с голливудской улыбкой

Суббота. Поздний вечер. Отыграли все: “Бродвей” между кортами “Олимпийского” опустел. И вдруг появляется человек в голубой кепке. Козырек игриво сдвинут набекрень, хулиганская походочка. Улыбка — чистый Голливуд, Эдди Мерфи отдыхает... Это новый тренер Звонаревой — Лекс Каррингтон из Нью-Йорка. Его отец играл когда-то на уровне Артура Эша. Вот на кого маленькая Вера “променяла” любимую наставницу Юлию Кашеварову. И ее можно понять...

— Стойте, мистер, можно вас на пару слов для одной из самых популярных газет в России?

— Что ж, мэм, я не прочь... — из-под козырька блеснули белки глаз.

— Давно вы с Верой работаете?

— Почти два с половиной года, а что? Я сначала был ее спарринг-партнером и консультантом. Потом стал тренировать Веру сам.

— Вера такая симпатичная, беленькая, как девушка она вам нравится?

— Но мы ведь работаем вместе... А так, конечно, ничего себе девочка. Славненькая.

— Однако чувствительная. В истерике любит на корте биться. Даже ее лучшая подруга Настя Мыскина жаловалась. После того как победила Веру в полуфинале, говорила, что невозможно играть против человека, который ревет после каждого проигранного мяча. Мол, лучше бы уж вообще в раздевалку ушла! Интересно, а вас Вера на тренировках слушается?

— А то! Я кричу ей: “А ну хорош вопить, с...ка! Играй давай!” — говорит Лекс по-русски — а сам хохочет.

— Как? Прямо так и кричите?

— Конечно, ведь все русские одинаковые, чуть что — в слезы. Да ладно, шучу. Вера хорошая...

— Значит, все-таки нравятся вам российские теннисистки?

— Отличные задницы! — снова по-русски.

— Слушайте, откуда вы столько словечек наших знаете, может, и смысла их до конца не понимаете?

— Очень даже понимаю. У меня несколько молодых русских ребят занимается. Слышали бы вы, как они между собой общаются. Вот и меня научили. Смачный у вас язык, такой выразительный, лично мне очень нравится!





Партнеры