Зомби и сын

18 октября 2004 в 00:00, просмотров: 4329

— Николай Грамматиков, сын режиссера Грамматикова, бывшего директора киностудии им. Горького, украл моего сына. Он прячет мальчика. Помогите! Помогите найти моего Юру! Я не видела его уже пять месяцев.

С такой жалобой пришла на днях в редакцию жительница столицы Таис Кречет.

Уже несколько недель Московская городская прокуратура ведет проверку обстоятельств похищения Юрия Кречета и пытается установить степень вины сына знаменитого кинодеятеля. Формально Николай Грамматиков является отцом Юрия. Но на самом деле отец ребенка — совсем другой человек.

Зачем г-ну Грамматикову понадобился чужой ребенок? Как мать допустила, чтобы ее любимое чадо похитили? Корреспондент “МК” попытался разобраться в этой запутанной истории.

В начале 90-х филолог Татьяна Кораблина (тогда она еще не звалась Таис Кречет) была занята только работой. Она преподавала русский язык иностранцам в ГИТИСе, давала частные уроки. А вот сердечные дела у эффектной горделивой москвички не ладились. “Не оставаться же старой девой”, — подумала как-то Татьяна и отправилась за советом к гадалке.

— Ты красивая, умная, но на тебе порча — вот и нет женихов, — вещунья, казалось, приняла Танины неприятности близко к сердцу. — Но не переживай, мы все поправим.

Поначалу Галина просто вела с Татьяной душеспасительные беседы, капала воском в воду, “отливая” беды, якобы советовалась о ее проблемах с некими старцами. За каждое общение с гадалкой девушка “отстегивала” 220 рублей — целую месячную зарплату. Прорицательница стала для Татьяны чем-то вроде психолога, без которого она уже не могла обходиться. А женщина с образованием секретаря-машинистки манипулировала чужой судьбой, переделывая ее на свой лад.

Узнала Галина и о том, что в 1992 году Таня познакомилась с 52-летним американцем Джоном Гамлетом, который занимался в России бизнесом. Татьяна давала иностранцу частные уроки русского языка, и он увлекся своей учительницей. Гамлет был разведен — экс-супруга ушла от него к партнеру по бизнесу. Вскоре Джон посватался к Татьяне. Предложение сделал старомодно и красиво — в присутствии родителей невесты.

— У нас было много общего — чувство юмора, любимая литература, музыка, — рассказывает Таис. — Мы стали жить вместе. Джон подарил мне promising ring — кольцо обещания. Это значило, что мы обручились.

Своей радостью она поделилась с гадалкой. Показала кольцо с бриллиантами. Сказала, что ждет ребенка.

— Тебе нельзя выходить замуж, — неожиданно заявила Галина. — Я советовалась со старцами — они сказали, что если ты вступишь в брак, то тебе вырежут матку. Вместе с ребенком.

Старцев Татьяна никогда не видела, но угрозе поверила. А ведунья предложила выход из ситуации.

— Старцы велели тебе купить Тихвинскую икону Божией Матери, — сообщила она. — Всего за 11 тысяч долларов. Тогда все будет хорошо.

Джон был в отъезде, и никто не мог помешать Татьяне выложить за икону деньги, оставленные им на хозяйство. Но даже после покупки мифические старцы не разрешили Тане идти под венец. Икону гадалка вскоре забрала под благовидным предлогом, а деньги так и не вернула.

Этот период Таня вспоминает с досадой. Кажется, вот-вот должна была сбыться ее мечта — выйти замуж за любимого человека. Джон, души не чаявший в невесте, никак не мог понять, почему она тянет со свадьбой. А когда Татьяна лежала в больнице на сохранении, случилось непредвиденное — умер супруг бывшей жены Джона. Вдова срочно вызвала Гамлета в США, чтобы тот помог ей разобраться с делами покойного. Татьяна осталась один на один с алчной прорицательницей.

— Наша дочь не принадлежала себе, — рассказывает мать Татьяны-Таис. — Она подчинилась гадалке, потому что была хорошей домашней девочкой, верящей людям. Правы священники — нет более страшной вещи, чем подчинение воли одного человека воле другого.

Юра Джон Кораблин появился на свет 29 августа 1994 года. По чужой злой воле рядом с ним и его матерью был не законный отец, а... разворотливая гадалка. Галина водила Татьяну гулять на ВДНХ и, как и прежде, отговаривала от брака.

— Старцы сказали, что 70 американских магов навели на ребенка порчу, — пугала она женщину. — Снять ее нереально. Вот только если найти миллион долларов и передать старцам...

Так Татьяна окончательно попала в кабалу. Она ежемесячно платила гадалке по 300—400 долларов, а время от времени вручала ей крупные суммы — от 1,5 тысячи долларов до 15 тысяч. Эти деньги Джон давал на ребенка.

— Тогда я даже не задумывалась, куда уходят мои деньги, — рассказывает Таис Кречет. — А Галина покупала себе квартиры, строила дом в Николо-Урюпине. Она ежедневно ходила в рестораны, в день тратила не меньше 300 долларов. У гадалки было много таких, как я, из кого она под разными предлогами вытягивала деньги. Например, кинорежиссера Владимира Александровича Грамматикова и его старшего сына Егора гадалка “лечила”... заговоренными щуками.

* * *

— Старцы позвонили, — сказала как-то Галина. — Велят тебе поменять имя и фамилию на менее кармические. Будешь называться Таис Кречет. Они между собой всегда тебя звали Таис.

Татьяна без возражений выполнила приказ. К этому времени она ничему не удивлялась и не сопротивлялась. Таня уже отдала гадалке трое дорогих часов (подарки Джона), promising ring и кольцо, украшенное антикварной монетой, которой полторы тысячи лет. Только потому, что ведунья обнаружила, будто они заряжены черной энергией. Кречет поменяла купленную Джоном трехкомнатную квартиру на Ярославском шоссе на двухкомнатную в Кунцеве, чтобы быть поближе к “руководительнице”. Татьяна-Таис даже разорвала отношения с родителями, которые, по словам гадалки, были энергетическими вампирами (после встречи с ними на голове Юрочки якобы появлялся “черный обруч”).

Но очередной приказ заставил сомневаться даже безропотную Татьяну.

— Старцы сказали, что Юру должен усыновить другой мой “клиент”, Николай Грамматиков, — заявила гадалка. — Если у ребенка будет папа, то твоя жизнь наладится. Но ты напишешь заявление, что отказываешься от алиментов и обещаешь Грамматикову выплатить до совершеннолетия сына миллион рублей. Все-таки он тебе важную услугу окажет...

Принимать такое решение Татьяне не хотелось. С какой стати при живом отце ребенок формально станет сыном чужого человека! Да и Николай Грамматиков не казался ей подходящей кандидатурой.

— Я его почти не знала, — рассказывает Татьяна. — Но как-то встречалась с ним в доме Галины. Поведение Николая насторожило меня. Я случайно заглянула в одну из комнат и увидела, как Николай... развлекался со своим племянником — сыном брата от второго брака. “Не лезь, — сказала мне тогда Галина. — Не твое дело. В богемных кругах это принято”. Кроме того, я слышала о том, что отец молодого человека был снят с должности директора киностудии им. Горького. Якобы там выявили какие-то сомнительные сделки. А руководила Николаем все та же гадалка.

В марте 2003 года Галина увезла Татьяну на съемную квартиру, чтобы как следует “обработать” женщину и получить ее согласие на оформление отцовства.

— Она не давала мне спать, по ночам изводила разговорами, — продолжает Таис, — подливала что-то в напитки. В конце концов я сдалась.

В том же месяце, по словам Таис Кречет, гадалка велела ей продать свою квартиру. Женщина говорила, что Юре полезен свежий морской воздух, и обещала взамен городского жилища купить в Крыму дом, где у Таис будет своя доля. Отцовство оформили в загсе 9 апреля 2003 года. В мае Галина съездила в Судак и сказала, что отдала задаток за дом. По ее словам, покупка обошлась в 100 тысяч долларов. Кстати, красная цена развалюхи в удаленном от моря районе города — не больше 20 тысяч долларов... По приказу Галины Таис взяла у Николая Грамматикова 30 тысяч долларов (якобы на эту сумму тянула ее доля) и передала сожителю гадалки. С этого времени на Татьяну повесили несуществующий долг — она должна была выплатить Николаю 30 тысяч с учетом 14 процентов годовых. Предполагалось, что Таис расплатится с кредитором после того, как продаст свою квартиру. Однако органы опеки Кунцевского района не дали разрешения на продажу квартиры, поскольку две трети жилища принадлежат несовершеннолетнему сыну Таис. В ноябре Татьяну отправили за деньгами в США, к Джону. Но американец понял, что к чему, и отказал — он не собирался за свой счет кормить компанию проходимцев.

Попытки вытянуть из Татьяны наличные не оправдались. Для того чтобы отработать “долг”, Таис сдавала свою квартиру, а жила в Судаке. Удобства во дворе, дряхлая мебель... Дом так и не был оформлен на Таис даже частично, а оказался собственностью сестры сожителя гадалки.

— Мы с Юрой жили на втором этаже строения, а на первом — старший брат Николая, Егор Грамматиков, с 11-летним сыном Федей, — рассказывает Татьяна. — Егор постоянно напоминал о долге. Теперь от меня требовали перевести свою долю в московской квартире на Николая Грамматикова, а также написать... завещание на Галину.

Лишь со временем Татьяна-Таис стала понимать, во что ее втянули. У нее были все шансы оказаться на улице или совсем исчезнуть... Пока неясно, какую роль играл в махинациях сам Николай Грамматиков. Не исключено, что им тоже манипулировали, как когда-то Татьяной.

27 мая Татьяна видела Юру в последний раз. Мальчик словно понимал, в какую нехорошую историю угодила его мама. Пытался, как мог, ее утешить.

— Смотри, мама, у меня два зуба выпали. Какой я стал смешной!

— Юрочка! — плакала Татьяна. — Что же нам делать?

— Надо бежать! — по-взрослому отвечал 9-летний мальчик.

Спастись бегством они не успели. 27 мая Егор Грамматиков уехал, оставив дома Федю. Днем подросток пришел к Татьяне с просьбой отпустить Юру в компьютерный клуб. Через 20 минут после ухода мальчиков Таис обнаружила, что пропала ее сумка со всеми документами на сына и загранпаспортом. Женщина бросилась в клуб. Оказалось, что ребят там не видели... Лишь на следующий день объявился Федя. Сотрудникам милиции, которые занялись делом о пропаже ребят, он сообщил о событиях вчерашнего дня.

Из объяснения, полученного старшим оперуполномоченным Судакского городского отделения милиции капитаном Никифоровым от 11-летнего Федора Грамматикова (орфография и пунктуация оригинала):

“В то время, когда я ноходился в гостинице “Бастион” г. Судака со своим отцом 26.05.2004 в 20 часов при мне Грамматиков Н.В. разговаривал по мобильному телефону с Галиной Геннадьевной, которую я знаю как знакомую дяди и отца, и он включил громкую связь. При этом я слышал, как Галина Геннадьевна сказала, что нужно привезти срочно Кречет Юру в Москву, к ней. А Грамматиков Н.В. ответил “хорошо”. Для чего это нужно — она не сказала. На следующий день Грамматиков Н.В. изложил мне свой план, что я должен привезти ему Юру, а как — я придумал сам”.

Татьяне ничего не оставалось, как вернуться в Москву. 1 июня она получила от Николая новое СМС-сообщение: “Забудьте мой номер телефона. Мне от вас ничего не надо”.

* * *

С тех пор минуло почти 5 месяцев. За это время Таис лишь однажды разговаривала с сыном по телефону. По словам Кречет, он позвонил ей и, сбиваясь, умолял маму:

— Забери меня отсюда. Я больше не могу...

Связь оборвалась.

— Я не знаю, что с ним, — роняет слова Татьяна. — Хочу только, чтобы мне помогли его вернуть.

Татьяна-Таис написала заявление в ОВД “Пресненский”. В возбуждении уголовного дела было отказано... Но у матери ребенка есть еще один, фактически беспроигрышный ход. Она обратилась в суд, чтобы аннулировать запись об отцовстве Николая Грамматикова. Это хоть и хлопотно, но несложно. Будучи неродным папашей, Грамматиков мог лишь усыновить мальчика по суду. А доказать, что Николай не является биологическим отцом, можно с помощью экспертизы ДНК... Когда на бумаге он перестанет быть отцом, поиском ребенка всерьез займутся сотрудники правоохранительных органов.

Впрочем, работники Московской городской прокуратуры уже проявили интерес к этой нестандартной ситуации.

— Нас очень беспокоит то, что сейчас происходит с ребенком, где он находится, — заявили корреспонденту “МК” в отделе по надзору за соблюдением законов в отношении несовершеннолетних прокуратуры Москвы. — Отделом истребован из территориального органа внутренних дел материал проверки по обращению Кречет Таис Юрьевны о совершении в отношении несовершеннолетних противоправных действий. Изучение материала показало, что доводы заявителя были проверены не должным образом. Решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято на основании единственного объяснения Грамматикова Николая, который назвал все обвинения беспочвенными и просил оградить его от “грязи”. Принятое сотрудниками милиции решение руководством прокуратуры города отменено, даны указания о проведении конкретных проверочных действий. Проведение проверки находится на личном контроле начальника отдела.

Судом Пресненского района было поручено сотрудникам органов опеки обследовать условия проживания ребенка. “Папаша” нехотя согласился. Встреча с мальчиком проходила в обстановке строгой секретности. Представители Грамматикова отвезли работников опеки в Подмосковье. Ребенка откуда-то привезли минут через двадцать, а с членами комиссии он разговаривал, затравленно озираясь на стоявшего неподалеку Грамматикова.

Психологи, проанализировав результаты встречи (рисунки, ответы, поведение мальчика), дали официальное заключение: “Очевидным является общее состояние подавленности ребенка... Наблюдается противоречие между его собственными чувствами и отношением, внушенным отцом. Подобное состояние является травматичным для ребенка, так как провоцирует развитие невротических комплексов по причине повышенной тревожности и отсутствия базовой безопасности...”

Я позвонила Николаю Грамматикову, чтобы задать несколько вопросов. Зачем ему чужой мальчик, ведь при желании можно было взять ребенка из детдома, а не “присваивать” себе чужого сынишку? Где находится Юра? Почему его скрывают от матери?

— Я воспитываю его, — заявил г-н Грамматиков. — Какая разница, родной он мне или нет? Главное, чтобы ребенок не страдал. Его мать не выполняет родительских обязанностей. В прошлом году она решила, что я отец ее ребенка. Завтра она захочет другого отца. Но ребенок не разменная монета. Я собираюсь лишить Таис родительских прав и приложу все усилия, чтобы Юра был со мной. Он доволен жизнью. А любое публичное обсуждение этой истории только навредит ребенку.

— Грамматиков для Юрочки — совершенно посторонний человек, — комментирует бабушка Юры, Татьяна Николаевна. — Ребенок — член нашей семьи, жил с нами и нашей дочерью, и о таком “воспитателе” мы даже никогда и не слышали. Я разговаривала с людьми, которые знают Николая. По их словам, Грамматикову почему-то давно хотелось иметь сына. Даже если это будет чужой ребенок. Мы боремся за Юру, и за это в прошлом году нам даже сожгли машину и гараж.

— Наш Юра — удивительный ребенок, — продолжает бабушка. — Представьте только, он как-то сказал нам всем: “Я родился для того, чтобы вам помогать”.

— Все эти годы я могла быть счастлива с Джоном, — завершает свой рассказ Таис Кречет. — И Юрочка был бы с нами. Я раскаиваюсь в том, что попала в эту секту, столько лет отдала чужим людям. Уверена, что Юра нужен им для того, чтобы вытягивать деньги из Джона. Для этого они его и украли.

До счастливого конца в этой истории еще далеко. Впрочем, кое-какие положительные сдвиги в жизни ее героев имеются. Таис помирилась с родителями и сестрой и дописала книгу “Правила по русскому языку для детей в сказках”, которую посвящает своему сыну.




Партнеры