Сфера особого воняния

20 октября 2004 в 00:00, просмотров: 198

Разговоры о том, что элитный некогда гарнизон Монино нынче, попросту говоря, тонет в дерьме, ведутся уже неделю. Там – настоящая коммунально-экологическая катастрофа – впору МЧС вызывать.

А позавчера позвонила читательница: “Ребята, мы уже по уши!”

Журналисту легально попасть в “закрытый” военный городок Монино невозможно. Армейские власти не задумываясь дают от ворот поворот. Попасть нелегально тоже почти невозможно: весь гарнизон обнесен забором, а въезд через КПП — по пропускам. Есть, правда, одно “но”. Каждый из 20 тысяч жителей городка сегодня готов провезти, провести и даже, наверное, пронести на территорию кого угодно — лишь бы он помог решить огромную монинскую проблему, которую начальство скрывает от посторонних пуще военной тайны.

Если бы не представлял в общих чертах ситуацию, подумал бы, что испытывается секретное химическое оружие: находиться на территории гарнизона практически невозможно. Собственно, “аромат” появляется еще на подъезде к КПП. Из-под гарнизонного забора течет речушка, цвет, запах и консистенция которой не оставляют сомнений в ее химсоставе. Дальше эта речушка впадает, кстати, в Клязьму, которую отдельные неисправимые романтики до сих пор называют “жемчужиной Подмосковья”.

...У раскрытого канализационного люка стоят двое. Один — в камуфляже и чине капитана, другой — в кожаной куртке. На вопрос “Что происходит?” капитан отвечает по-военному прямо:

— Работу работаем.

Расшифровывать не стал: то ли военная тайна, то ли сам не в курсе. Со стороны выглядит так: два человека глубокомысленно смотрят в колодец, где плещется бурая вонючая жижа. По одному пожарному рукаву она поступает сюда из подвала соседнего дома, по второму — перекачивается в такой же колодец на другой стороне улицы. Там у отверстия дежурит солдат. А в середине сентября, когда обвалился участок канализации, все это текло прямо по улицам. Следы потопа до сих пор видны в низинных местах — этакие илистые отложения... На очистных сооружениях взору открывается и вовсе немыслимая для текущего века картина: из переполненного резервуара фекальные воды с помощью водомета перебрасываются прямо в лес. Управляет струей пенсионер. Заметив, что его установку фотографируют, он начинает махать руками и что-то кричать. Видимо, это “ноу-хау” — тоже военная тайна.

Но вонь и грязь — “цветочки”. Главная беда — в том, что сточные воды подмешиваются в водопровод. Щелковская СЭС обнаружила в монинской воде вирус гепатита А. Население об этом оповещено, но...

— Я живу как на пороховой бочке. Иногда кажется, что сойду с ума, — чуть не плачет Ольга, мама семилетнего Андрея. — Мы-то, взрослые, можем себя проконтролировать — кипятить воду пять минут, как говорят врачи. А дети? За ними не уследишь.

Гражданские власти поселка Монино, чья компетенция за забор не проникает, бьют тревогу — пишут письма в Минобороны и СЭС. Генералы отмалчиваются, а санитарные врачи регулярно берут пробы и констатируют: вирус тут как тут, никуда не девается. Эпидемии в Монине пока, к счастью, нет. Но и радоваться этому пока рано. Инкубационный период гепатита — 35 суток. Если вести отсчет от аварии на канализационном коллекторе, срок истекает ровно в тот день, когда печатается этот номер газеты...




    Партнеры