Роберт Галло: “Люди меня боготворят”

21 октября 2004 в 00:00, просмотров: 768

— Бывало так, что утром я просыпался и думал: “Я — ангел!” А вечером ложился и говорил себе: “Нет, я — дьявол!”

Несколько дней уговоров и переговоров дали наконец результат: знаменитый доктор Галло — американец, открывший миру СПИД, — сидит передо мной. И жалуется на неблагодарное человечество, которое до сих пор не оценило по достоинству его вклад в науку:

— В Америке есть люди, обвиняющие меня в том, что это я создал вирус СПИДа. А некоторые говорят, что я все придумал и никакого СПИДа нет. Безумцы!

СПИД пока не лечится

Доктор Роберт Галло прославился в 1983-м. ВИЧ — был третьим по счету ретровирусом, который открыл американский вирусолог.

— Самым сложным и трудоемким для меня было не это, а первое открытие. Сначала я обнаружил ретровирус, который является причиной возникновения отдельных форм рака, затем был вирус — возбудитель лейкемии. Когда дошла очередь до ВИЧ, я подумал: ну вот еще один... Никто тогда не знал, что СПИД может стать одной из самых серьезных эпидемий в истории человечества.

Теперь об угрозе СПИДа знают во всем мире. И во всем мире пользуются тестами Галло на ВИЧ. Ученый дважды номинировался на Нобелевскую премию, но получить ее помешал скандал...

Почти одновременно с американцем ВИЧ обнаружил французский вирусолог Люк Монтанье. Вирусы необходимо было сравнить, и Монтанье передал Галло свои образцы. Вскоре после этого Галло объявил, что создал первую тестовую систему для обнаружения вируса у больных. Но Пастеровский институт обвинил его в том, что он незаконно присвоил французский материал для разработки теста.

Скандал замяли политики: Рейган и Ширак подписали специальное соглашение, по которому первооткрыватели поделили лавры поровну.

— Каково живется человеку, открывшему СПИД? Вас не отождествляют с изобретателями атомной бомбы?

— Первые годы было очень тяжело. Я испытывал постоянное давление и даже угрозу своей жизни. Вообще, в 80-е мало кто понимал значение этого открытия. Пациенты отказывались сдавать кровь на ВИЧ, воспринимая диагноз как клеймо. Они боялись потерять работу, стать изгоями и во всех бедах винили меня. Сейчас ситуация изменилась. Люди научились реально смотреть на эту болезнь. И многие меня благодарят и даже боготворят. Но до конца человечество никогда не смирится с тем, что ему придется жить со СПИДом.

— Но периодически появляются сообщения о каких-то чудо-препаратах, излечивающих СПИД, рак...

— Я не знаю ни одного такого — по крайней мере официально зарегистрированного. Хотя спекуляций на эту тему много, люди делают деньги, обманывая доверчивых пациентов. На самом деле СПИД — это лечение на всю жизнь. И год от года сопротивляемость вируса к лекарствам повышается, он становится более агрессивным и изощренным.

— ВИЧ развивается, эволюционирует — а медицина?

— Наука тоже не стоит на месте. О ВИЧ/СПИДе мы знаем больше, чем о любом вирусе или микроорганизме. За 20 лет мы научились лучше лечить, лучше проверяем кровь. Но все время нужны новые лекарства. Они должны быть доступны по цене, безопасны и эффективны. Пока нет препарата, который бы отвечал всем этим требованиям.

— Может, не стоит так драматизировать ситуацию вокруг СПИДа? В конце концов существует огромное количество тяжелых хронических заболеваний. Диабетики тоже всю жизнь сидят на инсулине...

— Нет, сравнивать нельзя. СПИД — на 3-м месте по смертности после онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний. Конечно, современная ретровирусная терапия позволяет ВИЧ-инфицированным вести сравнительно нормальный образ жизни. Но сами лекарства имеют побочные эффекты, провоцируют рост опухолей, болезни сердца — осложнений много.

Африка не виновата

Моя встреча с доктором Галло проходила в стенах Московского центра по борьбе со СПИДом. Пока ждали его приезда, сотрудники центра рассказали мне, как ВИЧ попал в нашу страну.

“Первооткрывателем” СПИДа в СССР был гомосексуалист, заразившийся во время работы в Африке. После возвращения на родину он наградил смертельным вирусом еще 14 человек. К счастью, в 80-е годы гомосексуалисты, свободно курсирующие через границы нашей родины, были большой редкостью. Тогда от эпидемии Россию спас “железный занавес”. Зато сейчас границы открыты, а нравы более чем свободны.

...Директор Института вирусологии человека США, доктор Галло, переступив порог кабинета директора Московского СПИД-центра, не удержался от замечания: “О-о, у меня офис скромнее...”

— Как защитить себя от опасности, которую даже увидеть нельзя?

— Соблюдайте личную гигиену, будьте осторожны в сексе, не принимайте наркотики.

— Разве иммунитет западного человека может противостоять тропической заразе?

— Тропические вирусы не опаснее тех, что обитают на вашем заднем дворе. И если кто-то приехал из Африки, это еще не повод считать его потенциально опасным для окружающих.

— Но ведь СПИД пришел из Африки?

— Многие люди склонны винить Африку в эпидемии СПИДа. Это глубокое заблуждение. Вирусы и микроорганизмы есть повсюду. Например, вирус легионеров — живет в кондиционере. У наших домашних животных, свиней, собак, тоже есть вирусы, и они могут перейти к человеку. Беда в том, что от обезьян к людям инфекция переходит особенно легко. Пока экваториальные леса в Африке не трогали, эпидемия ВИЧ была локальной. Нарушили экосистему — и инфекция тронулась в рост.

— Получается, СПИД — это возмездие за грехи перед природой?

— Цивилизация дала нам много разных благ, но она же породила и много новых проблем. Мир стал очень маленьким. Любое вирусное заболевание из самой отдаленной точки планеты становится ближе к нам. Почему всех так взволновала проблема атипичной пневмонии? Потому что огромное количество людей ездит в Китай и потенциально может заразиться и заразить других.

Нужно образовывать народ

Доктор Галло трудится сейчас над созданием вакцины от СПИДа. Многомиллиардный бюджет ассигнования проекта позволяет привлечь лучших в мире специалистов. Среди прочих в его команде 10 врачей из России.

— Как вы оцениваете ситуацию со СПИДом в России?

— Как очень серьезную, особенно в регионах, где количество ВИЧ-инфицированных постоянно растет. Не важно, сколько у вас сейчас зараженных людей, — ситуация может очень быстро выйти из-под контроля и стать необратимой. В Африке так и получилось. Нужно образовывать народ, чтобы люди знали, как передается ВИЧ. И нужно достаточное финансирование — это забота властных структур. Медицина не может победить в одиночку. Помогать должно все общество. В мире от СПИДа погибло уже 8 миллионов, из них 2 миллиона — дети. Что может быть убедительнее?

— А вы сами никогда не боялись заразиться?

— Я всегда очень осторожен, когда работаю с вирусом. Но в других лабораториях случаи заражения были. Один исследователь без перчаток пошел чистить центрифугу, в которой разбилась емкость с концентрированным раствором вируса ВИЧ. Инфекция попала в кровь через микроскопический порез, и он умер. Известны и другие случаи заражения врачей. Все они происходили, когда люди нарушали санитарные правила. Люди так устроены, что всегда думают: со мной ничего плохого не случится. Но СПИД — это реальная угроза, и мы должны с ней считаться.

Роберт Галло, в отличие от большинства обычных людей, очень внимательно относится к собственному здоровью. От чая в пакетиках отказался: “Я пью чай без кофеина”. Из всех предложенных ему напитков выбрал газированную воду. А на вопрос, как собирается провести последний вечер в Москве, ответил так:

— Хочу поплавать в бассейне, на этой неделе я очень мало двигался. И пораньше лечь спать — завтра мне нужно рано ехать в аэропорт.



Партнеры