На хвосте “Летящего льва”

21 октября 2004 в 00:00, просмотров: 271

“Быть богатым — хорошая идея, это лучше, чем быть бедным. Почему люди охотнее воплощают в жизнь плохую идею? Почему из 100 людей, по статистике, только трое богатых? Чтобы быть бедным, нужно просто плыть по течению, что и делает большинство. Чтобы быть богатым, надо много думать и работать в “Тяньши”...”

Эти строки — из блокнота 57-летнего фанатика-тяньшиста. “МК” уже не раз писал о сетевом маркетинге, который процветает в России и выуживает у людей последние деньги. Но впервые в руки журналиста попал подлинный тяньшистский дневник — настоящее пособие по охмурению граждан.

Он многое объясняет: как вербуют в “пирамиду”, как обрабатывают сознание клиентов, как впаривают в лучшем случае неполезные, а возможно, и вредные товары.

Он не дает ответа только на один вопрос: почему уполномоченные органы не прикроют эту китайскую лавочку?

Сначала — машина, потом — квартира

Убежденный коммунист Дмитрий Сергеевич стал рьяным тяньшистом (или “свихнулся” — по определению его жены Нины Петровны) в августе этого года. Бывший военный после отставки подрабатывал бухгалтером в маленькой фирме, но потом его сократили.

Попав в “Тяньши”, вернулся домой с горящими глазами:

— Представляешь, сегодня на лекции видел долларового миллионера! — с восторгом рассказывал он жене. — Мужик моего возраста приехал на собственном “мерсе”, в руках — пачка долларов. За три года свой бизнес сделал. А я, дурак, столько лет просидел в конторе! Но теперь заживу... Сначала куплю машину, потом сыну квартиру, а там и за границу махну...

Дмитрий Сергеевич немедленно заключил договор с “Летящим львом” (так переводится “Тяньши”), который подхватил его на своих крылья и понес, понес.

Вот уже третий месяц Дмитрий Сергеевич встает спозаранку, в 6 утра. Бесшумно одевшись и проглотив на ходу пару бутербродов, он уходит в предрассветную мглу — расклеивать на столбах свои объявления.

“Международная научно-производственная корпорация приглашает к сотрудничеству...”. Или и того короче: “Стабильная корпорация. Престижная работа. Оплата до $1200, до 60 лет”.

От всех, кто ввязывается в сетевой маркетинг (а по-простому — в обыкновенную “пирамиду”), требуют только одного: вовлекать все новых и новых людей. В блокноте Дмитрия Сергеевича так и написано: “рекрутирование — основной метод работы по построению коммерческой деятельности в “Тяньши”.



Фундамент из родственников

“Что значит быть уверенным в себе? — читаю в блокноте тяньшиста. — Это значит — знать свое дело, знать себе цену, быть лидером, быть готовым к любым ситуациям и брать на себя ответственность. Чем я могу заинтересовать аудиторию? В моей самопрезентации должна быть “изюминка”, мой бизнес должен нести мою уникальность”.

Дмитрий Сергеевич долго ломал голову, где же зарыта его “изюминка”. Но клада не нашел и тогда решил просто четко следовать инструкции, которую дают старшие братья по бизнесу, для чего дословно записывать все их советы.

Первое, над чем работают профессиональные психологи-тяньшисты, — это поднятие боевого духа “рекрутов”. Причем зомбируют новичков столь успешно, что у тех сразу загораются глаза: “Наша мысль материальна. Надо работать над собой, бороться с советским менталитетом. Формировать успех в бизнесе с помощью силы своей мысли”.

Хорошо, с собой справились, а как завлечь других?

“К следующему занятию составить список знакомых до ста человек. Фундамент стандартной структуры делать из родственников”.

Дмитрий Сергеевич несколько дней кряду звонил в Челябинск, где проживают его родные. Сыну, невестке, сестре, племяннице, племяннику приказал в срочном порядке выслать фотографии размером 3 на 4, паспортные данные и по 600 рублей для вступления в бизнес. Но даже перспектива скорых миллионов тех явно не увлекала. Московский родич горячился, орал в телефонную трубку и все-таки выманил немного челябинских денег. Однако некоторые из его абонентов сумели отбиться от экзотического предложения — Дмитрий Сергеевич махнул рукой на бестолковую родню и заплатил за них из собственного кармана.

Но на одних родственных связях, понятно, далеко не уедешь. Где же еще взять людей?

Нежно-розовые, ярко-желтые, зеленые листки-объявления тремя стопками лежат на секретере Дмитрия Сергеевича. В блокноте нескладно, но поэтично записано, что рекламу “надо выстрадать — полюбить ее неповторимой любовью. В ней должны быть указаны две вещи — работа и деньги”. Тут же делается оговорка: никаких упоминаний названия фирмы. Народ ведь не понаслышке знает, что такое “пирамида”, и шарахается от нее как черт от ладана. Без шифровки здесь не обойтись. Реклама, согласно инструкциям, должна распространяться еженедельно тремя путями: через уличные доски объявлений (“Листовки клеить на многолюдных местах по 200—300 в неделю”), на страницах газет и в Интернете.

— Знаете, какую кучу денег он уже потратил на эту рекламу? — жалуется Нина Петровна. — Без штанов остался — а все свои объявления печатает!

Дмитрий Сергеевич развешивает объявления ежедневно до половины девятого утра. А потом возвращается домой — принимать звонки от соискателей вакансий.



“Разговор заканчивать первым”

“Самый мягкий карандаш лучше всякой твердой памяти” — гласит китайская пословица. Эту фразу должен помнить тяньшистский секретарь на телефоне — человек, который принимает звонки по объявлениям и отправляет людей в офис на личную встречу с “рекрутом”. В инструкциях это прописано так:

“Секретаря на телефоне брать без детей и собак. Первые две недели платить по 500 руб., в дальнейшем — 1500 руб. в месяц. Секретарь должен вести запись: ФИО соискателя, его возраст, образование, опыт работы с персоналом, где прочел объявление, когда позвонил. Инициативу разговора не отдавать”.

Дмитрий Сергеевич денег на секретаря пожалел. Хотел было привлечь жену, но та категорически отказалась. Пришлось самому обучаться искусству телефонной беседы. Совсем не простому.

Во-первых, нужно следить за тембром голоса и текстом разговора. Ведь “секретарь должен приглашать на собеседование сдержанно-холодно, соблюдать определенную интригу”.

Около домашнего телефона Дмитрия Сергеевича теперь лежит бумажка, которую он зачитывает всякий раз, как только раздается очередной звонок “по теме”.

— В коммерческом отделе международной корпорации в связи с расширением штата требуются дополнительные сотрудники для работы в офисе, — как можно увереннее произносит он. — Я могу записать вас на прием для собеседования с 12.00 до 13.00 или с 16.00 до 17.00. Офис находится в самом центре, на Ленинградском проспекте. Я вам подробно объясню, как туда добраться...

— С мужа семь потов сходит, когда говорит по телефону, — смеется Нина Петровна. — Боится по ошибке ляпнуть “Тяньши”, ведь народ при одном только этом упоминании бросает трубку. А один раз, когда он стал свою лапшу вешать, какой-то мужик вообще его на х... послал.

“Ничего не говорить по телефону про бизнес и продукцию”, — три восклицательных знака стоят на полях блокнота около этой записи. Но интереснее всего — методика ответов на наиболее часто задаваемые вопросы. С ее помощью можно с легкостью отбиться от конкретных вопросов, прямые ответы на которые могут отпугнуть соискателей. Вот примеры рекомендуемых диалогов:

Вопрос: Как называется фирма?

Ответ: Вы себе ищете название фирмы или работу?

Или:

Вопрос: Это корпорация “Тяньши”?

Ответ Нет. А вы специально ищете “Тяньши”? (В скобках: “сразу перейти на возраст”.)

Или:

Вопрос: Это распродажа продукции?

Ответ: А у меня в рекламе это указано? Подъезжайте в офис и все узнаете.

А если соискателя не удалось убедить слету, и он говорит: “Хорошо, я подумаю”, — то методика и в этом случае разработана:

Ответ: Думайте, а мы в это время будем зарабатывать деньги! (В скобках: “сказать это оптимистичным голосом”.)

И последняя, очень важная рекомендация: “Разговор нужно заканчивать первым”.



Три “да” и никаких “если”

Все усилия, которые предпринимает “рекрут” до встречи с клиентом, — это лишь распевка перед концертом. Для тяньшиста важно всеми правдами и неправдами завлечь человека в офис, а там уж обработать его куда более сильными средствами. Личная встреча с клиентом — это главная партия в большой опере, и пропеть ее надо так — ритмично, зажигательно и без явной фальши, — чтобы рыбка уже не сорвалась с крючка.

“Задачи собеседования, — написано в блокноте, — заинтересовать, вызвать доверие, раззадорить желание к новой встрече, разбудить любопытство и интригу для подписания контракта, добиться контракта”.

...Каждый день Нина Петровна вешает на спинку стула аккуратно отглаженную рубашку мужа и брюки с безукоризненными стрелками. “При беседе с клиентом важен безупречный внешний вид, манера держаться, культура общения, эрудиция, эмоциональность, внутренняя дисциплина и терпение”. К часу дня Дмитрий Сергеевич спешит в офис.

Офисы, которые арендуют тяньшисты, обычно неспособны поразить воображение клиентов: обшарпанная комнатка с десятком столов, к каждому из которых приставлено два стула — для “рекрута” и соискателя. И в этом непрезентабельном месте Дмитрий Сергеевич обязан смотреться богом, волшебником, благодетелем. Другими словами, просто весьма успешным бизнесменом. Лишь бы захомутать хоть одного посетителя и слупить с конторы свои законные 60 баксов.

Вот секрет успеха. “При личной встрече найти общее с собеседником, сделать так, чтобы он раскрылся. Сначала три раза сказать “да”, чаще произносить его имя, говорить проще. Термин “если” — выбросить, заменить его на “будет”.

Тут же указано время беседы — “не более 20 минут”. А в качестве наглядного пособия нарисованы три схематичные рожицы. Первая — “улыбчивая” — 3 минуты “рекрут” должен улыбаться, потом “нейтральная” — 15 минут — на изложение перспектив. Оставшееся время — “грустная” рожица — нужно выражать безразличие. Мол, думайте сами, а мне нет до вас никакого дела...

— Я работаю начальником отдела и руковожу подчиненными, — с этой фразы начинается атака. — Я представляю международную корпорацию и продвигаю на российский рынок медицинско-оздоровительную продукцию (и снова приписка на полях с восклицательным знаком: “запрещается говорить о продукции”). От меня зависит, возьму ли я вас на работу или нет. Расскажите о себе.

С удвоенной силой тяньшисты завлекают в свои сети учителей и медиков. Объясняется это просто. У преподавателей якобы хорошо подвешен язык, а уметь уговаривать — это половина успеха. Медики же работают с людьми больными, которым с легкостью могут впаривать китайские пилюли.

После собеседования, не дав соискателю опомниться, его отправляют на лекцию. Там уже профессионалы-психологи объясняют ему, что “быть богатым — это лучше, чем быть бедным”, и т.д.

Кстати, каждый рабочий день Дмитрия Сергеевича тоже непременно заканчивается лекцией. Тяньшисты читают их и друг другу, дабы не ослабевала вера в успех предприятия.



Вот такой менталитет

Нина Петровна открывает платяной шкаф. Одна из его полок завалена коробочками разного цвета. Их три десятка разновидностей — биологически активные добавки (БАД).

— Муж совсем на этих добавках помешался — глотает их горстями. А вот к этой еще не приступил — еще запечатана, — перебирает женщина коробочки, но бумажная крышка вдруг взлетает вверх. — Ах, он уже и эти таблетки жрет!

В квартире Дмитрия Сергеевича хранится почти весь ассортимент сомнительной китайской продукции. Разглядывая чай, который якобы “улучшает циркуляцию крови на лице, то же для волос”, дивлюсь его суперэкономности — заваривать можно аж до 8 раз. Капсулы из коробочки ярко-зеленого цвета каким-то чудесным образом “уменьшают потребность сердца в кислороде” и одновременно “увеличивают способность снабжения его кислородом”. А вот флакон с 1553 таблетками, которые хороши не только для вегетарианцев и тех, кто сидит на диете, но при онкологии “служат вместо капельницы — 10 таблеток растворяют в 1 литре воды и вводят два раза в сутки...”

Интересно, знают ли об этом в Минздраве?

Как-то у Нины Петровны давление зашкалило за 200. Вместо того чтобы вызвать “скорую”, Дмитрий Сергеевич принес жене горсть разноцветных пилюль: “На, это тебе поможет!”

Но жена категорически отказалась их глотать, чем вызвала бурю гнева со стороны мужа:

— Во всех странах их пьют, в Америке давно на это перешли, — кричал Дмитрий Сергеевич. — Только наши медики сопротивляются! А все это дурацкий русский менталитет...

Но ни в Америке, ни во Франции, ни в Германии продукцию “Тяньши” не найти. Ее распространяют в странах третьего мира — ЮАР, Бразилии, Вьетнаме. В России корпорация периодически отчитывается о проделанной работе хоть и косноязычными, но красочными проспектами. Сами тяньшисты, читая их, едва не рыдают от восторга:

“Недавно в Москве торжественно открылась первая международная юбилейная конференция “Тяньши”. В ней принимали участие тяньшисты различных стран, были приглашены и многие высокие гости. Участники из Китая ехали специальным поездом “Тяньши”, по вокзалам их горячо встречали и провожали, а три специальных самолета имени “Тяньши” доставили их в Москву. Они выразили решимость при создавшейся благоприятной ситуации удвоить свои усилия, направить дело “Тяньши” в другие части мира, водрузить знамя “Тяньши” во всех уголках Земли, принося здоровье и богатство”.

И тут же читаю на полях блокнота: “В Китае сетевой маркетинг запрещен”.

Вопреки девизу, записанному в блокноте: “Думаем глобально, делаем реально”, — бизнес Дмитрия Сергеевича хиреет день ото дня. За два месяца кроме своей родни ему удалось захомутать только одну женщину из Подмосковья. Но и та, лишь раз побывав на лекции, бесследно исчезла.

— Житья с моим мужиком нет, — жалуется Нина Петровна. — С ног сбился в погоне за долларами, а толку никакого.

Недавно Нина Петровна подала на развод. Говорит, нет больше сил выносить это “издевательство над народом”. Но Дмитрий Сергеевич даже не расстроился. Расстраиваться ему теперь некогда — он гонится за своим миллионом.



НЕ ЛЕЧАТ И НЕ КАЛЕЧАТ

Что такое биологически активные добавки к пище? Не вредят ли они организму? Можно ли их отнести к лекарствам? С такими вопросами мы обратились к замдиректора Института питания НИИ РАМН Минкаилу ГАЛАПОВУ:

— Биологически активные добавки к пище (БАД) — это композиция натуральных или идентичных натуральным биологически активных веществ, предназначенных непосредственно для приема с пищей. БАДы — та же самая пища, которая не обладает никакими лечебными свойствами. Лекарства — это уже совсем другая градация. Лекарства и БАДы ни в коем случае нельзя равнять — у них разные предназначения и мощность действия.

— Но ведь БАДы часто выдают за лекарства...

— А это уже нарушение Закона “О качестве безопасности пищевых продуктов”. Этот вопрос не к нам, а к Роспотребнадзору, который и должен следить, чтобы БАДы не выдавали за лекарства. Вообще же, пока производитель добавок и лекарств не начнет отвечать за качество продукции и рекламу, в нашей стране ничего хорошего не будет. Всем нам нужна объективная, полная информация о продукте.

— Может ли добавка к пище вылечить от “страшных” болезней?

— Конечно, нет. Если в инструкции по применению БАД написано, что она лечит 10—15 болезней, — это обман потребителей.



ЗАПЛАТИ — И ЛЕЧИСЬ ДО ПОСИНЕНИЯ
Мошенники охотятся за стариками

Чаще всего мошенники от медицины впаривают свою продукцию наивным старикам. На днях жертвой аферистов чуть не стала 81-летняя московская пенсионерка Лилия Ивановна Петрова.

В квартире Лилии Ивановны раздался телефонный звонок. Женщина, назвавшаяся Татьяной Викторовной Герман, представилась работником собеса и сообщила радостную новость. Будто бы Лилию Ивановну отправляют на лечение в военный госпиталь, который находится в Конькове. Дама красочно расписала, как старушку будут лечить по самым современным методикам. От пенсионерки требовалось только одно: оплатить лекарство для будущего лечения.

— Оно стоит 40 тыс. руб., — огорошила “собесовка”.

— Сколько-сколько? — не поверила своим ушам Лилия Ивановна. — Да вы с ума сошли!

— Ах да, я забыла! Вы же пенсионерка, ветеран войны! — тут же пошла на попятную мошенница. — Мы вас поздравляем — у вас есть скидки. Через 5 минут цена лекарства уменьшилась до 22 тыс. руб. с копейками. К обработке старушки присоединился некий завотделением профессор Владимир Булганин. Доверительные расспросы “как ваше здоровье?”, “в каком месте болит?” произвели на женщину неизгладимое впечатление. Лилия Ивановна тут же отправилась снимать с книжки последние накопления. Через час курьер должен был привезти ей целительное снадобье. Но до места своего назначения она так и не дошла — на полпути у нее сильно повысилось давление, и старушка вернулась домой.

Курьер не скрывал своего разочарования. Но вынужден был убраться ни с чем, обсудив ситуацию по телефону с “завотделением”. При этом Лилия Ивановна успела записать названия препаратов, которыми ее хотели “лечить”. Но препаратов с такими названиями в Реестре лекарственных препаратов Минздрава РФ не оказалось. Даже Интернет не откликнулся на эти слова. Да и подходящего госпиталя в Конькове не нашлось.

Бесследно исчезли и тетка из собеса, и профессор. А номер, оставленный мошенницей, оказался служебным телефоном городского аэровокзала.

— Я не знаю, как в руки мошенников попадают списки ветеранов войны и их телефоны, — удивляется секретарь при Совете ветеранов Хорошевского района Татьяна Моисеева. — Но в тот день, когда произошла история с Лилией Ивановной, мошенники предлагали эти лекарства еще 7 пенсионерам.





Партнеры