Капитан и его дочка

21 октября 2004 в 00:00, просмотров: 379

— Не представляю, где купить папе очки...

Анна Бутусова бегает по бутикам в поисках прямоугольных темных очков в классическом стиле.

— Их, наверное, уже не выпускают. Нынешние модели — писк современной моды, а папе ближе консервативный прикид.


Старшая дочь капитана Немо отечественного рока родилась, когда Бутусову еще не было девятнадцати. А когда Ане исполнилось десять лет, звездный папа уехал.

Вячеслав Бутусов живет в Питере. Аня тоже покинула родной Екатеринбург: 11-й класс заканчивала уже в столице. По гастрольным меркам, Бутусов совсем не редко бывает в Москве. А по родительским... Дочь легендарного отечественного рок-героя с отцом видится не чаще, чем пару раз в месяц.

Вячеславу Бутусову на днях исполнилось 43. В свои 24 Аня такая же загадочная и непредсказуемая, как ее отец. У обоих — иссиня-черные волосы и пронзительный взгляд похожих карих глаз. “МК” решил задать двум Бутусовым одинаковые вопросы. Условие: отец и дочь не слышат ответов друг друга.


— Вы помните свои первые джинсы?

Вячеслав: — Помню. Мы договорились с мамой, что если я поступлю в институт — а это был архитектурный институт в Свердловске, — то получу приз. Мы поехали с ней на барахолку, и она мне купила джинсы. До сих пор помню, что они назывались “Ranger”. Обычные синие джинсы. Но по тем временам казалось, что счастье мне привалило неслыханное.

Аня: — Я тогда была совсем маленькой — лет пять, наверное. Папе удалось достать джинсовый брючный костюмчик. В нем, правда, в автобусе меня всегда принимали за мальчика.

— Вячеслав Бутусов — хороший отец?

Вячеслав: — Во мне есть потенциал хорошего отца. Но я много чего не делаю по собственной ленивости, недоразвитости и отсутствия времени.

Аня: — Папа отличный! Он никогда ни к чему не принуждает. Никогда не навязывает свое мнение. Хотя бывает, я нуждаюсь в его совете, а он говорит: “Ну, как хочешь. Решай сама!”

— Можете определить главную черту породы Бутусовых?

Вячеслав: — Я не могу пока дать четкое определение. Могу судить только по четырем поколениям: мои дедушки и бабушки, родители, я и мои дети. Наверное, нужно еще одно поколение подождать — моих внуков, чтобы собрать звенья в цепочку.

Аня: — Суровость.

— Что бы вы изменили в себе?

Вячеслав: — Я бы хотел изменить в себе многое. Но вряд ли кому-то будет понятно, почему я, например, так страдальчески воспринимаю понятие ленивости. В принципе, кроме отрицательных моментов у ленивости есть и свои положительные, но по жизни получается так, что от нее надо избавляться.

Аня: — Быть терпимее и настойчивее.

— Может быть, что-то не устраивает в характере папы/дочки?

Вячеслав: — Меня все устраивает в Ане. Я ею горжусь!

Аня: — Может быть, недостаточная чуткость... В какие-то моменты мне ее не хватает, а папа только смеется. Может, это он от стеснения, от замкнутости, а может, его просто ступор берет, когда у меня проблема и нужен его совет... В мою несчастную любовь, к примеру, папа не вмешивается.

— Какой самый нестандартный подарок довелось получить друг от друга в день рождения?

Вячеслав: — У Ани не бывает стандартных подарков. Она каждый раз что-то душевное выискивает или придумывает. Получается, что в рейтинге подарков от Ани у меня нет самых-самых, потому что каждый из них оригинален. Это то же самое для меня, что сравнивать штангиста с лыжником, кто из них победил.

Аня: — Самый эффектный подарок от папы я получила лет в двенадцать. Тогда было еще советское время, а папа привез из-за границы — не помню откуда, может, из Америки — безумный кожаный костюм с кожаными же заплатками разной формы и сердцами. Он был совершенно шикарный: замшевые брюки и кожаная куртка-косуха. В нем я была самая крутая в школе — просто как из другого мира. Самый классный костюм в мире! Он до сих пор хранится у меня дома — я привезла его с собой из Екатеринбурга в Москву.

— Сейчас идет много споров о памятнике Виктору Цою. Вы хотите, чтобы Вячеславу Бутусову поставили памятник?

Вячеслав: — Ни в коем случае! Как градостроитель по образованию могу сказать, что к установке памятников нужно относиться очень осторожно.

Аня: — Ой, не дай бог! Вот если б он был какой-нибудь... из пластилина, в виде аппликации или узелкового вязания.

— Некоторые уверены, что тишина — лучшая музыка. А что для вас лучшая музыка?

Вячеслав: — Музыка в ее идеальном виде, на мой взгляд, проявляется в хоровом пении и симфоническом исполнении.

Аня: — Музыка бывает нужна под настроение: чтобы взбодриться или успокоиться.

— Есть что-то, чего вы боитесь по-настоящему?

Вячеслав: — Утратить связь с Богом. На мой взгляд, бояться этого стоит каждому.

Аня: — Разочаровать. А еще — остаться невостребованной.

— За что бывает стыдно?

Вячеслав: — Стыдно за многое. Бывает внешний стыд — когда стыдно перед другими. А бывает внутренний — перед самим собой, он является градусником человеческой совести и никому не заметен.

Аня: — Когда начинаю “звездить”. Я постоянно опаздываю, и каждый раз мне ужасно стыдно, что подвожу людей.

— Чем вы гордитесь?

Вячеслав: — Какие-то есть легкие достижения в области героизма. Правда, чаще всего они носят настолько личный, интимный характер, что это касается исключительно семьи. Чем могу гордиться в первую очередь? Конечно, это мои дети.

Аня: — Я горжусь, когда получается добиться чего-то реально существенного без помощи родителей.

— Кто вам ближе: кошка или собака?

Вячеслав: — Я считаю, что собака полезнее, хотя всю жизнь у меня были кошки. А недавно выяснилось, что у меня на них аллергия.

Аня: — Кошка.

— Никогда не мечтали поменять время, в котором вы живете?

Вячеслав: — Я об этом даже не задумываюсь, чтобы не впадать в экстатическое состояние.

Аня: — Бывает, под впечатлением от фильмов или картин хочется себя одеть в корсеты и кринолины или в космосе полетать — но это ведь несущественное желание сиюминутного настроения.

— Время — загадочная категория. Вот между вами 19 физических лет. А как вам кажется, сколько на самом деле?

Вячеслав: — Между нами с Аней эта родительская разница уже исчезла, по-моему.

Аня: — Папа спокойнее, он более мудро подходит к своим поступкам, потому что больше времени провел в этом мире. В этом, наверное, и есть разница — в том, что называют жизненным опытом.

— Возраст свой как воспринимаете?

Вячеслав: — Мне кажется, что я не так много прожил.

Аня: — Когда моему отцу было 24, его уже знала вся страна. Мне уже так много лет, а еще ничего не сделано!




Партнеры