У Аленичева родится Спартак

23 октября 2004 в 00:00, просмотров: 877

Перед вами — уникальное фото. Самый титулованный из действующих российских футболистов Дмитрий Аленичев, его жена Настя и дочь Полина. Казалось бы, что такого? Дело в том, что Анастасия (это несложно разглядеть) в положении. Через месяц у четы должен — тьфу-тьфу, чтобы не сглазить! — родиться сын. А Аленичев признался “МК”, что хочет назвать его Спартаком. Пошутил или, правда, собирается?


В среду самому титулованному российскому футболисту — Дмитрию Аленичеву — исполнилось 32 года. Но он решил перенести торжество на сегодня: “В среду дома принимал поздравления, потому что на четверг была запланирована тренировка. А вот теперь можно отдохнуть — пойти в ресторан с друзьями”.

Первый и единственный из всех наших легионеров, кому удалось поднять над головой Кубок чемпионов, Дима производит впечатление счастливого по жизни человека. Хотя не всегда у него все шло гладко.

“Давай встретимся в спорткомплексе, — предложил Алень, как зовут его в футбольном мире, — мне дочку на занятия отвести надо. Заодно с Настей и Полиной познакомишься”.

Кстати, через месяц супруга Настя подарит ему еще и сына: ультразвук обещал им Аленичева-младшего.

Секс футболу не помеха

— Дмитрий Аленичев — хороший отец?

— Об этом не мне судить... Сказать по правде, я сегодня первый раз здесь — выходной сегодня. Обычно Настя сама водит Полину в фитнес-клуб. У меня просто времени на это нет.

Настя:

— Да он, можно сказать, идеальный папа: все свободное от тренировок и игр время посвящает семье, дому, Полине... Надеюсь, сын тоже не будет обделен вниманием.

— Имя ему еще не придумали? Может, дадите какое-нибудь футбольное?

— Пока нет, — смеются Аленичевы. — Спартак, наверное. А что? Звучит: Аленичев Спартак Дмитриевич!

— А кто из футболистов был для тебя кумиром?

— Когда был маленьким — Марадона. А в последние годы лучший футболист мира для меня — Зинедин Зидан.

— В личном хит-параде есть голы, которыми ты особенно гордишься?

— Есть. Два. С португальским “Порту” мы выиграли два еврокубка подряд: Кубок УЕФА и Лигу чемпионов. Я участвовал в обоих финалах и в каждом забил по голу. Это для меня и есть самые памятные мячи.

— После победы “Порту” в Лиге чемпионов ты сказал, что тебе долго еще будет сниться эта игра...

— Часто, конечно, ее вспоминаю и прокручиваю про себя. Потому что именно она оказалась для меня самой важной. Эмоции непередаваемы — надо было видеть, что творилось на стадионе, почувствовать эту атмосферу. На матч в Германии наших, португальских болельщиков приехало больше, чем из Монако. Незабываемая картина, которая теперь постоянно стоит у меня перед глазами, — ликующий стадион, вручение медалей и круг почета с Кубком чемпионов над головой.

— Вообще, что ты чувствуешь, когда забиваешь гол?

— Радость. Но не за себя, что я забил, а за тренеров, которые меня воспитали. Самого первого тренера, к сожалению, уже нет в живых. Его звали Леонид Иванович Алексеев. А когда стал взрослым футболистом, можно сказать, два тренера сделали мне имя: Олег Романцев в “Спартаке” и Жозе Моуринью в “Порту”. Каждый тренер дал мне что-то от своего опыта, но этих трех я выделил бы особенно.

— Интересно, а ты с детства мечтал стать именно футболистом?

— Определенной мечты не было. Получилось так, что я привык к футболу, и игра стала профессией.

— А о славе мечтал?

— Честно говоря, никогда не стремился к ней. Да и не стремлюсь. Не особо люблю давать интервью, не люблю появляться на экранах телевизоров. Я не тусовщик и не завсегдатай вечеринок. К собственной популярности отношусь равнодушно: ну знает народ меня и знает.

— В России люди часто такой вопрос задают: за что спортсмены получают такие деньги? Тебя это раздражает?

— Раздражает иногда. Особенно когда журналисты выведывают и публикуют сумму зарплаты.

— Тогда спрошу по-другому: ты на тысячу долларов в месяц мог бы прожить?

— А как народ живет на сто, на двести долларов? Прожил бы. Пришлось бы просто умерить свой аппетит.

— Есть что-то, что может привести тебя в ярость?

— В принципе я спокойный человек, меня трудно вывести из равновесия. Бываю, правда, взрывным на поле, но это совсем другая ярость. Да и на поле я сейчас более спокойным становлюсь. Вот когда играл в “Спартаке” шесть-семь лет назад — был вспыльчивым.

— Дима, а когда ты последний раз был в театре?

— Очень давно. Но мы ведь всего три месяца назад вернулись в Россию, только дом обустраиваем, так что сейчас не до походов в театр. На днях были на концерте Олега Митяева. А в Португалии посещали все, что могли, ходил с дочкой в цирк-шапито.

— А последняя книга, которую дочитал до конца?

— Да я вообще не читаю, честное слово! Одно время интересовался детективами, а недавно мне подарили книжку о спартаковских футболистах. Как раз ее читаю сейчас.

— Как чувствуешь себя на стадионе в качестве зрителя?

— Когда играют другие команды, я спокоен. А вот когда за своими наблюдаю со стороны, начинаю нервничать — хочется выйти и помочь команде.

— А интимный вопрос задать можно?

— Попробуй...

— Редкая возможность спросить сразу у обоих супругов: как вы относитесь к сексу перед игрой?

Дмитрий:

— Я не против. Но тут у всех разное мнение: кому-то секс помогает, а кому-то вредит. По мне это нормально. Но в меру. Всю ночь накануне ответственной игры нельзя заниматься сексом.

Настя:

— Мне кажется, секс если и влияет на игру, то исключительно положительно: придает силы, тонус и успокаивает нервы.



О, счастливчик!

— Дима, когда ты с братом Андреем пришел в псковский “Машиностроитель”, мог представить, что задержишься в большом спорте так надолго?

— Когда был ребенком, у меня была мечта попасть во вторую лигу. Играя в “Машиностроителе”, мечтал попасть в высшую. И заиграл — в “Локомотиве”, а потом в “Спартаке”. Потом захотел уехать за границу — и опять получилось. У меня так жизнь складывалась, что я добился всего, чего хотел. И даже больше того.

— Чувствуешь себя баловнем судьбы?

— Часто сам задаю себе вопрос: почему все так удачно сложилось? В принципе все, что мог, выиграл, обошлось без серьезных травм. В жизни тоже все хорошо — жена, дочка, сын скоро родится. Не знаю... Было мне это, наверное, судьбой предсказано.

— Говоришь, что серьезных травм у тебя не было. А самую обидную можешь вспомнить?

— Скорее, самую нелепую. Ее я получил, когда играл в “Роме”. Вышел на замену, а через десять минут, неудачно упав, сломал ребро, и меня опять заменили.

— А чего ты боишься по-настоящему?

— Боюсь потерять родителей.

— Каким было твое самое большое разочарование в футбольной жизни?

— То, что мы со “Спартаком” не попали в Лигу чемпионов, проиграв “Кошице”. Я тогда был просто убитый, не мог прийти в себя месяца два. Но как потом оказалось, даже хорошо, что мы проиграли. Потому что в тот год, играя за Кубок УЕФА, “Спартак” дошел до полуфинала. Мы уступили только итальянскому “Интеру” во главе с Роналдо, поэтому про “Кошице” все быстро забыли. Футбол такая игра — сегодня проиграли, через неделю выиграли, но мне запомнилось почему-то то поражение.

— С кем ты быстрее всего сдружился, попав в “Спартак”?

— В том, старом, “Спартаке” первый год я жил на базе, поэтому общался почти со всеми ребятами. Лучшими моими друзьями в то время были Коновалов и Липко. Потом разъехались кто куда: один сейчас играет в “Рубине”, другой в “Тереке”. А сейчас дружу с Егором Титовым, Димкой Парфеновым, Юркой Ковтуном — с ребятами, которых знал еще до отъезда за границу.

— Как проводишь свободное от футбола время?

— Стараюсь полностью посвящать его семье. Играю с дочкой. Как только выдается выходной — беру Настю с Полиной, и мы идем куда-нибудь. Или остаемся дома всей семьей.

— А как обычно день рождения отмечаешь?

— Последние шесть лет дни рождения я праздновал за границей. Друзей мало было, так что получалось почти в семейном кругу. Родители Настины приезжали и пара русских ребят — кто в тех краях в то время играл.

— Кто обычно первым поздравляет?

— Егор Титов, Витька Онопко, Андрей Тихонов, Парфенов, Юрка Ковтун — это из футболистов. А самая первая, конечно, мама звонит.

— А как отмечают дни рождения футболисты “Спартака”?

— Собираются в ресторане.

— В “Порту” так же было?

— У футболистов “Порту” в основном дни рождения считались семейным праздником. Зато раз в две недели мы устраивали командные обеды. Собирались именно футболисты, без жен, без подруг, без тренеров. Дня за два всех обзванивал капитан и сообщал о готовящемся торжестве, чтобы никто никаких дел на этот день не планировал. Закажем в ресторане поросенка и сидим, общаемся, вино пьем белое — оно очень вкусное в Португалии! Во время таких командных обедов отмечались и победы “Порту”.



“Надо, Дима, надо!”

— Честно признайся: на поле с похмелья выходил?

— Это как-то непрофессионально, что ли... К тому же нас за два дня до игры забирают на сбор...

— Я почему спросила: говорят, что в 1995 году ты вылетел из “основы” именно за нарушение режима.

— Ошибки молодости. Все в жизни было, да. Молодой был совсем, 23 года, решил погулять. Эта ошибка свойственна молодым: добившись чего-то, девяносто процентов игроков начинают считать, что им можно все. Что они уже все выиграли, всего добились, и слабинку дают. Начинают погуливать, выпивать. Требования к себе снижаются, и, естественно, из-за этого результаты плохие. Так и у меня было: я решил, что раз я в “Спартаке” уже в основном составе начал играть, то можно все. Начал ходить в рестораны и по ночным клубам. Перед тренировкой с утра мог гулять допоздна. И Романцев, естественно, это видел и отправил меня в дубль. Там я быстренько взялся за ум, поэтому у меня все сложилось удачно.

— У тебя в этом году получился длинный сезон. Устал?

— Честно говоря, да. Играю без отпуска четырнадцать месяцев — с прошлого августа. Закончив сезон в “Порту”, доигрывали Лигу чемпионов, потом чемпионат Европы, а потом сразу “Спартак”. Если честно, хочется, чтобы побыстрее чемпионат закончился, потому что накопилась усталость, причем не столько физическая, сколько эмоциональная. Но терплю и говорю себе: “Надо, Дима, надо!”

— 32 года для тебя — еще или уже?

— Да я даже не выгляжу на свой возраст! А ощущаю себя и вовсе на двадцать семь.

— Уже задумываешься, чем займешься, завершив карьеру?

— Хочу быть тренером.

— И кого планируешь тренировать?

— Думаю, начинать надо не с самой сильной команды. Есть примеры, когда молодой парень, только закончив карьеру игрока, попадает в хорошую команду тренером, и у него не получается. Зато очень многие начинали с первой или со второй лиги и достигали уровня высшей. Честно говоря, я не могу сейчас ответить на вопрос — с первой лиги лично мне начинать, со второй или с высшей. Не загадываю. Время придет — посмотрим. Мне еще надо в высшую школу тренеров поступить и отучиться два года. В общей сложности еще года три на размышления у меня есть. К тому же у меня контракт со “Спартаком” еще на два с половиной года. Если силы будут, смогу его и дальше продлить.

— Ты единственный игрок сборной, кто пытался заступиться за Мостового в Португалии. Что ответил Георгий Ярцев?

— Я тогда как мог его просто попросил. Настаивать я не могу — он тренер, и он принимает решения. Просто пришел к Георгию Александровичу и сказал: “Может, мы проблему решим, чтобы не выносить сор из избы, чтобы никто не знал? Зачем? Это ведь все-таки чемпионат Европы”. А он ответил: “Да, Дима, я прислушиваюсь к твоему мнению. Молодец, что заступаешься за игроков. Но решения принимаю я, поэтому мы отправляем Сашу Мостового восвояси”.

— После того как в поражении 7:1 в Лиссабоне Ярцев обвинил футболистов, кто, по-твоему, будет вызван на следующий сбор?

— Я считаю, что это были эмоции, что Георгий Александрович вспылил. И я прекрасно его понимаю. Это поражение — позор для нашей страны. Погорячился человек. Насчет того, кого будут вызывать... Думаю, костяк останется прежним за исключением двух-трех человек. В конце концов, на поле выходят футболисты, а не тренер. А он всегда, когда в раздевалку заходит, говорит: “В первую очередь виноват я”. И раз уж мы проиграли с таким счетом, то тут уже не надо делить на игроков, на тренеров — виноваты все вместе.

— Возможно, после последних неудач сборной Ярцеву придется оставить свой пост. Кого бы ты в таком случае видел на месте главного тренера?

— Я думаю, Ярцев останется на своем месте. А весь этот шум — всего лишь эмоции и разговоры.

— А какие, на твой взгляд, шансы у нашей сборной в отборочных играх чемпионата мира?

— Мне кажется, у сборной России хорошие шансы. В последние годы мы всегда сначала загоняем себя в тупик, а потом из него выбираемся. Это ведь только начало турнира — сыграно всего три игры. Ну да, проиграли Португалии, два очка потеряли в матче со Словакией. Посмотрим, как команды этих стран будут между собой играть. А нам надо не терять очки дома и удачно сыграть со Словакией в гостях. Не буду загадывать, выйдем мы из группы или нет. Надеюсь, что, может быть, с этого момента нам “попрет”.



“Хочу стать чемпионом со “Спартаком”

— Давно был на родине, в Великих Луках?

— Давно. Года три назад или даже четыре. За последние годы очень привык к Москве.

— А в какой стране нравилось больше всего?

— Я думаю, в Италии, где мы жили в Риме. Мы вообще оттуда уехали исключительно потому, что у меня возникли проблемы спортивного плана: стал мало играть, а без игровой практики меня просто не пригласили бы в сборную перед чемпионатом мира. Тогда казалось, что уезжаем из страны, в которой хотели жить. А вышло, что ни о чем теперь не жалею — именно с “Порту” выиграли все, что могли. Впрочем, даже когда мы с Настей уезжали в Италию, точно знали, что жить будем в Москве. Пожили шесть лет за границей — и хватит, домой пора.

— Жена умеет готовить блюда португальской кухни?

— Насте учиться было особо некогда: в Португалии мы часто по ресторанам ходили. Я вообще считаю португальскую кухню одной их лучших в мире. Да и здесь тоже часто говорю: “Насть, не готовь ничего, пойдем лучше в ресторан — в Москве ресторанов много, походим, попробуем...” Вообще стараемся почаще выходить в город, мы ведь шесть лет за границей жили.

— Какие воспоминания у тебя остались от итальянского футбола?

— В Италии я играл в “Роме” вместе с чемпионами мира. Интересная, сильная команда, но чемпионат сам не очень зрелищный, на мой взгляд. Испанский и английский футбол, например, интереснее смотреть, чем итальянский. Просто на тот момент в Италии подобрались очень сильные игроки — лучшие игроки мира. Когда играешь рядом с такими мастерами...

— А какой футбол ближе лично тебе — португальский или итальянский?

— Португальский более техничный и интересный.

— А о российском что можешь сказать?

— Привыкаю потихоньку... Конечно, здесь и поля не такого качества, как в Португалии, но я знал это и был готов. Не подумайте, что я жалуюсь. Мне не привыкать к трудностям, я терпеливый человек.

— Сейчас есть что-то, чего ты хочешь, но знаешь, что это невозможно?

— Выиграть чемпионат России в этом сезоне. Ничего, выиграем в следующем!

— У тебя есть мечта?

— Я уже сказал: со “Спартаком” стать чемпионом России. Многие могут сказать: и так уже все выиграл, что только можно, куда еще? А я хочу еще раз выиграть и чемпионат, и Кубок России. Победы, которые были, остались в прошлом, это уже история. Перед собой всегда надо ставить высокие задачи и выигрывать. Иначе зачем тогда я сюда приехал? Я приехал не доигрывать, а побеждать, помочь своей команде стать чемпионом.






Партнеры