Хвосты с погоста

23 октября 2004 в 00:00, просмотров: 496

Казалось бы, кто еще, кроме покойников, может обитать на погостах? Резонный вопрос. Из людей, понятное дело, никто, если не считать отдельных “привидений” — бомжей, нашедших возле усыпальниц и стол, и дом. Но у бродяг есть многочисленные четвероногие конкуренты: мыши, крысы и прочие мелкие млекопитающие.


Как стало известно “МК”, на днях специалисты Института проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова подвели итоги уникальной в своем роде переписи. Ученые пересчитали всех... кладбищенских представителей фауны. Оказывается, по видовым составам этих, не в пример людям, довольно разборчивых жителей погостов можно судить о том, насколько благоприятна (или наоборот) экологическая обстановка на том или ином кладбище.

— Кладбище — очень интересная зона, — поясняет один из главных участников исследования Галина Тихонова. — С точки зрения пригодности обитания для мелких млекопитающих оно представляет собой нечто среднее между сквером и парком города. Однако есть и преимущество: из-за постоянного рытья могил на кладбище активно перемешиваются почвы, что благоприятно сказывается на качестве растений. А растения — основной корм для мелких млекопитающих.

Однако не всем животным уготована на кладбищах райская жизнь. С некоторых погостов, пускай самых известных и престижных — типа Новодевичьего, полевки и лесные мыши бегут как ошпаренные. С чем это связано?

Группа ученых обследовала 40 мест захоронений внутри Московской кольцевой автодороги и два — за ее пределами. В большие и малые ловушки попалось около 4 тысяч животных 12 видов. Самой демократичной оказалась полевая мышь: она встречается почти на всех московских кладбищах. Вредители типа серых крыс и домовых мышей чаще всего попадались в ловушки на самых старых погостах, расположенных в центре Москвы, а “благородные” лесные мыши — на более просторных новых.

Наибольшее количество серых крыс ученые обнаружили на Донском, Пятницком, Даниловском и Богородском кладбищах, зажатых со всех сторон шумными городскими улицами и магистралями. На Новодевичьем, как выяснилось, бал правят в основном домовые мыши. Конечно, с грызунами борются как могут специалисты СЭС. В последнее время для парковых и кладбищенских грызунов даже изобрели экологически чистые травилки. К примеру, препарат, содержащий большое количество витамина Д, который подавляет аппетит у крыс и мышей, и они в итоге мрут от истощения. Или средство, вызывающее кровоизлияние в полость тела. Однако, несмотря на все ухищрения, истребить грызунов до конца пока еще не удавалось никому.

Иная ситуация с “благородными” полевками и лесными мышами. Они для любого кладбища (как, впрочем, парка или сквера) — желанные обитатели, только вот уж очень привередливые. Им подавай только экологически чистые места, где большое разнообразие трав, просторные территории... Самым популярным среди мышей-“интеллигентов” считается Николо-Архангельское кладбище. Не брезгуют лесные жители и Бабушкинским погостом, граничащим с Лосиным Островом. Несмотря на то что оно появилось еще до войны, близость к лесопарку не позволяет деградировать местной флоре и фауне. Встречаются полевки и лесные мыши также на Хованском и Кунцевском погостах. Кстати, водятся здесь и насекомоядные бурозубка и белозубка, похожие на маленьких кротов, которых уже давно не видели в центре столицы.

Ваганьковское — одно из немногих центральных кладбищ, где чаще крыс встречаются полевые мыши и восточноевропейские полевки. По словам специалистов, Ваганьковский погост спасает от окончательной деградации (с точки зрения грызунов) соседство с железной дорогой, вдоль которой тянется зеленая полоса отчуждения с достаточно полноценным набором растений и животных.

Полевки, смахивающие на симпатяг-хомяков, и выразительные лесные мыши с круглыми ушками и черными глазками-пуговками рассматривают кладбища как постоянные квартиры, а потому ведут себя там, словно настоящие бережные хозяева. Они роют свои многочисленные норы и тем самым заодно дополнительно вентилируют почву. Питаются в основном травяными листьями и семенами. Иногда ради своего любимого мятлика или одуванчика обустраивают себе теплые норки прямо рядом с памятниками.

— Пусть москвичей это не волнует, — сразу предупреждает Тихонова, — ни памятнику, ни тому, что под ним, кладбищенские животные вреда не принесут. Глубина их нор достигает максимум 20—30 см.

Интересно, что наличие разнообразной фауны на кладбищах зависит еще и от формы погоста. Чаще всего в Москве встречаются кладбища квадратной и прямоугольной конфигурации. Однако есть кладбищенские участки ромбовидной формы (Кузьминское, Люблинское, Хованское), округлые (Братеевское, Ваганьковское, Раевское), эллипсовидные (Владыкинское, Даниловское, Котляковское) и изогнутые (Головинское, Калитниковское, Преображенское). Так вот, животным комфортней всего живется в “квадрате”. Более вытянутые кладбища мелких млекопитающих не привлекают: даже крысы — и те забегают туда редко.




Партнеры