Крематорий на “Зеленом острове”

25 октября 2004 в 00:00, просмотров: 376

Субботним утром в здании Дома правительства в Черкесске появились новые разбитые стекла. Родственники семерых погибших парней опять требовали встречи с президентом Мустафой Батдыевым. На этот раз людей взбудоражило известие, что Москва отзывает возглавляющего следственную бригаду Бориса Карнаухова. Это один из немногих представителей властей, кому здесь доверяют.


Карнаухов действительно собирался уезжать, как он сам подтвердил корреспонденту “МК”. Дело, сказал он, раскрыто, все шесть подозреваемых арестованы и “разговаривают”. Вина зятя президента Али Каитова установлена, выписан ордер на его арест. Но матери Карачаево-Черкесии не верят уже никому и ничему.

— Если не будет арестован и посажен Каитов, люди опять соберутся и штурмом возьмут здание правительства, — говорят родственники погибших.

Погибшие были представителями очень могущественных родов, и если посчитать всю их родню, то это будет чуть ли не половина живущих в республике карачаевцев. Им по силам взорвать здесь ситуацию. Но на крайние меры идти никто не хочет. Все ждут, как теперь поведет себя власть.

А власть в первую очередь спасает саму себя. Трупы пока не нашли и Каитова не арестовали. Хотя сделать это в первые дни после преступления не составляло труда: в течение 10 дней после расстрела на “Зеленом острове” Каитов спокойно ходил по Черкесску и даже сидел на сессии Народного собрания (он к тому же еще и депутат). Милиция указывает на депутатскую неприкосновенность и на то, что не было санкции прокуратуры. Власти тем временем готовятся отразить новый штурм. Входы в здание теперь охраняет спецназ, но снаружи он не заметен.

Президент Батдыев сейчас хочет привезти в Черкесск родителей Каитова, чтобы те договорились с родственниками убитых в соответствии с древними обычаями. Батдыев полностью отрекся от зятя — не до него, когда речь идет о его собственной судьбе.

До сих пор президентство Мустафы Батдыева воспринималось как некий компромисс между карачаевской и черкесской общинами республики. На предпоследних выборах чуть было не дошло до кровопролития из-за борьбы между черкесом Деревым и карачаевцем Семеновым. Видимо, тогда черкесы поняли, что избрать своего президента карачаевцы им не дадут. На последних выборах могущественный здешний предприниматель Дерев сам не баллотировался, но сделал ставку на главу нацбанка КЧР Батдыева. Однако те, кто видел в Батдыеве гаранта стабильности в республике, либо не знали о его криминальных родственниках, либо сознательно закрыли на это глаза. Москву запугивали ваххабитами и уверяли, что республика вот-вот станет второй Чечней. Между тем многие здесь считают, что главной проблемой республики является всемогущество криминала, его сращивание с властью.

Расстрел депутата Богатырева и его друзей получил такую огласку только благодаря активности родственников. Но говорят, что за последние пять лет в республике бесследно исчезли около 500 человек. В том числе и племянник нынешнего президента Казбек Байрамуков, тело которого так и не нашли. Когда люди говорят о Байрамукове, то обычно многозначительно кивают на трубы цементного завода, который расположен недалеко от дачи Али Каитова. Этот завод в народе называют “крематорий”, а самого Каитова — “печником”. Ходят зловещие слухи, что в печи завода уже был сожжен не один труп. Возможно, там же были уничтожены и тела последних жертв Каитова. Очевидцы утверждают, что на следующий день после убийства из заводской трубы валил необычно черный дым.

О том, что представляет собой Каитов, здесь все давно знали. Люди говорят: “Каитов по крови, как по тротуару, ходит”. У него была чуть ли не своя личная армия — несколько десятков боевиков, многие из которых прошли Чечню как с одной стороны, так и с другой. И до сих пор ему все сходило с рук. О чем можно говорить, если сотрудников милиции, охранявших его дачу, Каитов заставил убирать улики после расстрела Богатырева: смывать и счищать вениками кровь с тротуара, собирать гильзы?

По сведениям из источников в правоохранительных органах Карачаево-Черкесии, шестеро арестованных дают показания, из которых становится понятна картина произошедшего. Каитов готовился к преступлению заранее и обдуманно заманил парней в засаду. Сотрудникам частного охранного предприятия, охранявшим дачу, он приказал уйти на два часа в лес и не высовываться. Некоторые все же видели, как к даче подъехали две машины. Расул Богатырев зашел на территорию дачи один и оттуда уже не вышел. Потом из леса вышли 15 человек и в упор расстреляли машины. Кому-то из парней удалось выскочить, он побежал к лесу, но его сразили автоматной очередью в спину. Затем кто-то произвел контрольные выстрелы, трупы погрузили в машины и увезли. Когда все стихло, сотрудники ЧОП вернулись. Их старший раздал им по 20 тысяч и пригрозил: “Кто рот раскроет, уйдет вслед за теми”.

Посланная на дачу Каитова следственная бригада якобы не обнаружила никаких следов, хотя улик было просто море. Когда через 10 дней после преступления около 300 родственников ворвались на территорию дачи, улики буквально валялись под ногами: нашли гильзы, пули, застрявшие в стволах деревьев и в стенах, разбитое стекло автомобилей, кровь на земле. И это несмотря на то, что все это время улики усиленно уничтожались! “Была бы воля президента, ни слова обо всем этом не вышло бы за пределы республики”, — говорит отец Расула Богатырева.

Старый Аскерби Богатырев ходит по дому, качая на руках маленького внука в смешном вязаном колпачке. Дедушка баюкает малыша, что-то ласково приговаривая на родном языке. Так же, наверно, баюкал он и маленького Расула. А от самого Расула ничего не осталось: ни жениться, ни завести детей он не успел. Только дом, который он недавно закончил строить, — теперь он останется его маленьким племянникам.





Партнеры