День рождения- грустный праздник?

29 октября 2004 в 00:00, просмотров: 186

Но они знают, что замыкаться в своем горе нельзя — на руках ведь еще 160 детей. Чужих. Ставших за десять лет родными. В минувшую субботу лицей “Подмосковный” — детище компании ЮКОС и опального Михаила Ходорковского — отмечал свое 10-летие. Праздник со слезами на глазах… Каким-то роковым образом торжество практически совпало с годовщиной его ареста.

Но праздник брал свое. Детские глаза светились счастьем. И надеждой, что это счастье у них не отнимут.

Десять лет назад их было 17. Теперь почти в десять раз больше. Все со своими судьбами. Сложными, порой трагическими.

Отца Вани Гамова, генерала-пограничника, бандиты сожгли заживо. В собственной квартире. Папа Даниила Кормилина, сотрудник МЧС, спасая детей, погиб в Беслане. У Вали Лядовой отец погиб при исполнении воинского долга в Дагестане.

На празднике и первые выпускники лицея — все уже студенты. Кто — в Губкинском, как Алеша Лисичников, мальчик из того самого взорванного дома в Каспийске, а кто пошел в институт погранвойск, как Карен Симонян, потерявший маму в Спитаке... И таких “детей беды” здесь много.

Десять лет назад Михаил Ходорковский открывал здесь первое здание лицея. Год назад — торжественно разрезал ленточку у здания новой школы и коттеджного поселка, который принял новых жителей Коралова. И хотя год ребята видят его только по телевизору, его незримое присутствие ощущалось везде — в фотографиях на стене рядом с актовым залом, в письмах, которые дети постоянно пишут со словами поддержки, а еще в недетских вопросах, которые ребята задают взрослым: “А что будет с нами?..”

“Наша маленькая страна”, — так они называют свой лицей. Здесь действительно есть все, что необходимо. Красивейшее место — поселок Коралово, в сорока километрах от Москвы. Удобные корпуса, светлые классы, оборудованные по последнему слову техники, компьютеры. Кружки, спортивные секции. Квалифицированные преподаватели, среди которых 5 кандидатов наук. Есть и своя республика — с президентом, министрами, собственным печатным изданием. И свой гимн. Гимн лицейской республики. Есть и свои мама с папой. Марина Филипповна и Борис Моисеевич Ходорковские. Правда, отца Михаила Ходорковского ребята за глаза называют дедом.

Тем временем на сцене выступают ученики лицея. Цыганочка, хава нагила, сиртаки. Электрогитары, ударные установки и голоса. Такие, что хоть сейчас на “Фабрику звезд”. Да, у “деда” было совсем другое детство. Что значит быть сиротой, Ходорковский-старший знает не понаслышке. В 1941 году, когда погиб его отец, Борису Моисеевичу было лишь восемь.

— Чтобы найти себе пропитание, мне приходилось лазить по окрестным помойкам в поисках прогнившей капусты и картофельной шелухи, — нет-нет да и вспоминает Борис Моисеевич. — Тогда же и курить начал. Едкий дым папирос хоть на какое-то время заглушал непрекращающееся чувство голода. Поэтому, когда вижу сироту, хочется помочь.

Всем помочь невозможно. Эти 160 детей для Бориса Моисеевича и Марины Филипповны — их семья, за которую они в ответе.

А на недетские вопросы и отвечают так: “Сын сказал, что самая последняя копейка уйдет в лицей…”




Партнеры