Болванки для страхстоянки,

29 октября 2004 в 00:00, просмотров: 529

В милицейскую сводку похищенных автомобилей никогда не попадут почти полторы тысячи машин, однажды и навсегда отлученные от своих хозяев.

Ибо они не угнаны. И не украдены даже. И не вернутся они к своим владельцам не по злому умыслу банды автомобильных воров, а по доброй воле… российских министров.


Разработанный кабинетом министров в постановлении № 759 механизм обнаружения собственника автомобиля, эвакуированного в отсутствие водителя за нарушение правил остановки и стоянки, столь бестолков, что гигантская часть транспортных средств, как показал печальный опыт, заведомо обречена.

Возложенная на инспектора ДПС, давшего эвакуатору команду “фас!”, обязанность незамедлительно сообщать о задержании транспортного средства в дежурную часть ближайшего отделения милиции, на самом деле его ни к чему не обязывает. Ведь практически невозможно доподлинно установить, на самом ли деле, надрываясь до хрипоты, гаишник что-либо кричал по рации коллегам из ОВД. Так зачем же ему надрываться?

Едва ли возможно установить, и предпринимал ли дежурный по ОВД попытку найти собственника эвакуированного автомобиля? И насколько такие меры были достаточными?

По опросам столичных водителей, чьи машины “загремели” на спецстоянку, от бездействия органов внутренних дел, одобренного постановлением российских министров, пострадали примерно 70—75 процентов автовладельцев: им самим приходилось в течение двух-трех дней (пока счетчик на стоянке накручивал неимоверный долг) искать свой собственный автомобиль.

И множество из них обнаруживало его лишь тогда, когда платное возвращение своего имущества становилось экономически невыгодным. И то лишь “благодаря” сотрудникам стоянок, которые (выждав приличное время…) сами находили собственника, вежливо предлагали отдать документы на автомобиль, выдать нотариально заверенную доверенность на право распоряжения и навязывали ему договор якобы о добровольной передаче машины в счет погашения долга.


“Монолитом” по голове


…Выудив из почтового ящика конверт с фирменным штампом Регионального общественного фонда “Монолит” и окинув беглым взглядом адресованное лично ей письмо, Елена С. не сразу сообразила, какой белый порошок подсыпал ей в конвертик подписавший послание господин Азыркин. Слишком уж невероятным казалось все написанное в нем.

А между тем автор подметного письма уведомлял Елену о том, что принадлежащая ей “девятка” лохматого года выпуска, некогда переданная по нотариально заверенной доверенности господину М., полгода назад загремела непонятным образом на спецстоянку по улице Рябиновой и жаждет воссоединиться с законной хозяйкой. А общественный фонд желает получить за хранение и возврат имущества сущий пустяк — всего… 185 тысяч 205 рублей и каких-то 20 копеек. То есть в пересчете на цивилизованную валюту — порядка 6500 долларов. Иными словами, стоимость такой же “девятки”, но только новой.

Автор письма с отеческой заботой (видать, сочиняя, рыдал всю ночь) предупредил, что ежели в течение 10 дней с момента получения настоящего уведомления Елена С. не пожелает выкупить свою рухлядь за указанную сумму, отчаиваться, мол, не стоит. В этом случае потрясти семейный бюджет аккурат на требуемую сумму общественный Фонд поможет Елене через суд. Ну а если Елена даже по решению суда не найдет в семейных закромах пачку американских купюр, ей не придется самой продавать спальный гарнитур и стиральную машинку. Ей и здесь пойдут навстречу: в порядке обеспечительных мер наложат арест на ее имущество и пустят с молотка. Сервис, ядреныть!

И вежливо так намекнули: мол, пока дело дойдет до суда, пока решение вступит в законную силу, счетчик настучит, почитай, еще тыщенки три. А потому, мол, выгодно приобрести у стоянки кусок раздолбанного железа прямо сейчас. Ну, пока отдают почти что задаром.

И Елена С. подалась в суд…


Разница между хреном и редькой


Хозяева стоянок чувствуют себя и хозяевами жизни, ибо правовая база, подведенная законодателями под деятельность автомобильных тюрем, увы, почти непоколебима.

И как бы ни бунтовали правозащитники по поводу того, что федеральные законы прямо не обязывают водителя или собственника оплачивать хранение автомобилей, факт остается фактом, причем печальным: Федеральный закон РФ №195, то есть Кодекс РФ об административных правонарушениях, в части 5 статьи 27.13 прямо указывает, что хранение транспортного средства осуществляется в порядке, установленном российским правительством. А вот оно-то пунктом 9 своего Постановления №759 как раз и установило, что транспортное средство выдается после оплаты хранения.

Не прокатывает, увы, и ссылка на статью 421 Гражданского кодекса РФ, гласящая, что понуждать граждан к заключению договора (в нашем случае — договора хранения транспортного средства) недопустимо. Ведь в той же статье прямо указано: недопустимо лишь в том случае, если понуждение к заключению договора не предусмотрено законом. А оно, выходит, косвенно предусмотрено статьей 27.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Не очень-то выручает и ссылка на предусмотренный Федеральным законом “О защите прав потребителей” прямой запрет навязывать платные услуги, ибо при помещении автомобиля на спецстоянку оказывается не услуга, а принимается обеспечительная мера по делу. Что далеко не одно и то же!

Вот почему из залов судебных заседаний сегодня выходят с обреченным выражением лица сотни бывших автовладельцев, а ныне — владельцев несусветных долгов.

Понимая, в какую западню с легкой руки нашего тяжелого правительства угодил обыкновенный автовладелец, во избежание захвата им спецстоянок с применением в ближнем бою рессоры от трактора “Беларусь”, Государственное унитарное предприятие “Мострансконтроль” (на которое правительство столицы возложило обязанность плодить и поддерживать боеспособность стоянок) готово освобождать пострадавших от оплаты всей стоимости хранения. В случае если цена пребывания автомобиля на стоянке превысила рыночную стоимость самой машины, ГУП намерен взыскивать с владельца не больше, чем стоит сам автомобиль.

Редька, понятно, не слаще хрена: машину все равно уже не видать!


Проще не дать...


Борьба всякого попавшего под жернова эвакуации и спецстоянки за свое имущество не должна сосредоточиваться на рукопашной схватке с работниками автотюрьмы — поражение почти гарантировано. Отбить эвакуированный автомобиль сложнее, чем его на стоянку не допустить.

А посему зарубите себе на носу: если когда-либо ваш автомобиль был передан по доверенности тестю, свату или любовнику вашей жены, немедленно разыщите их и (если автомобиль фактически был продан) оформите сделку купли-продажи. В противном случае заберите свое имущество и не подвергайте себя риску, ибо завтра, возможно, по милости тестя машина окажется на стоянке, а у него не хватит денег, чтобы выкупить ее, и смелости, чтобы об этом вам сообщить. И фонд “Монолит” спустя полгода пришлет свой горячий привет именно вам.

Если же машину и ее нового владельца обнаружить не удастся, смело подавайте заявление в МОТОТРЭР по месту ее регистрации: “Прошу снять с учета в связи с утилизацией. Регистрационные документы утрачены”. При этом вам не потребуется доказывать, что автомобиль утонул или сгорел. И в случае задержания сотрудниками ДПС несуществующего автомобиля он будет возвращен вам. Заодно избавитесь от оплаты транспортного налога.

В случае, когда ваше имущество эвакуировано в ваше отсутствие, а вы не были дежурной частью ОВД своевременно поставлены в известность о месте его удержания, подавайте жалобу в суд на бездействие должностных лиц и требуйте у суда возложить бремя финансовых потерь на российскую казну.

А если уж попались на дороге сами (за управление в нетрезвом состоянии, без водительских документов, с неисправностями в тормозной или рулевой системах), в протоколе об административном правонарушении в графе “Объяснения…” заявляйте ходатайство: “Прошу предоставить возможность для устранения причины задержания на месте совершения правонарушения” (то есть посадить за руль вписанную в полис трезвую жену, погнать ее домой за документами, подтянуть два болта на рулевой колонке и т.п.).

Такое ходатайство на основании статьи 24.4 КоАП РФ инспектор ДПС будет обязан рассмотреть немедленно и в случае отказа должен будет вынести мотивированное определение. Трудно даже представить, чем инспектор ДПС сумеет мотивировать свое “нельзя!”…

В дальнейшем поданная вами жалоба на немотивированный отказ поможет признать незаконным сам факт эвакуации, ибо у вас была возможность причину задержания устранить, а гаишник, не объяснив почему, такой возможности вас лишил.

Если же автомобиль будет задержан и эвакуирован в ваше отсутствие за нарушение правил стоянки и остановки, смело подавайте жалобу (можно сразу в суд) с требованием предоставить неопровержимые доказательства того, что ваша машина реально создавала препятствие для движения других транспортных средств, ибо только в этом случае эвакуацию допустимо (и то весьма относительно…) считать законной.

Лишь при таких обстоятельствах возможно будет если уж не предотвратить эвакуацию, то хотя бы доказать в суде, что она не была правомерной, и потребовать возврата транспортного средства со спецстоянки без оплаты навязанных вам “услуг”…

P.S. Вы передали свой автомобиль по доверенности? Тогда наденьте на себя все черное, примите валерьянку и наши соболезнования и загляните в почтовый ящик.

Возможно, вас уже приветствует общественный фонд “Монолит”!




Партнеры