Мышеловка с отравленным сыром

29 октября 2004 в 00:00, просмотров: 168

Пятница, 29 октября, — этот день войдет в историю. Депутаты обсуждают в первом чтении президентский закон об отказе от выборов губернаторов.

Схему в Кремле придумали нехитрую. Президент предлагает свою кандидатуру Законодательному собранию области или республики. Если оно два раза проголосует против — президент назначит полюбившегося ему гражданина ВРИО губернатора на неопределенный срок, а строптивых депутатов может распустить по домам. Зато депутаты не смогут отправить в отставку губернатора ни при каких обстоятельствах.

Сторонников у проекта оказалось очень много. Противников найти гораздо труднее...

“ЗА”
“Мы ищем среднюю точку между демократией и диктатурой”

Виктор ГРИШИН, председатель Комитета Госдумы по делам Федерации и региональной политики, “Единая Россия”.

— Самый главный аргумент в пользу закона?

— Это нужно для укрепления единства власти в России, без чего невозможна борьба с терроризмом, с коррупцией, решение экономических проблем.

— Россия больше не будет федеративным государством?

— Не бывает идеальных федеративных и унитарных государств. Если обстановка спокойная — используются демократические методы управления, больше полномочий передается местному самоуправлению. Но если обстановка неспокойная, федеральный центр начинает стягивать полномочия к себе, чтобы все приказы сверху вниз и просьбы снизу вверх проходили без задержек, чтобы быстро принимать решения и быстро их реализовывать. Мы просто ищем свою среднюю точку на пространстве между демократией и диктатурой.

— Значит, отменяя выборность губернаторов, мы как бы признаемся, что еще не достигли нужного этапа развития?

— В какой-то мере это так. Нельзя сказать, что и сами выборы, процедура их проведения соответствуют демократическим канонам. Губернаторы часто зависят от крупного капитала, от тех, кто им помог избраться...

— Но даже сторонники предложений президента опасаются, что коррупции станет больше.

— Да, централизация всегда способствует коррупции. Централизации станет больше, чем сейчас. Но сказать, что глава региона будет совершенно бесконтролен, я не могу. Если он начнет воровать, прикрываясь тем, что назначен сверху, те, кто его утверждал, депутаты Законодательного собрания, скорее всего предъявят ему счет.

— Но мнение Законодательного собрания мало значит — снять губернатора может только президент.

— Ничего подобного! Я считаю, что у депутатов появится очень много новых рычагов влияния на губернатора. Они его утверждают и в состоянии пригласить на заседание и сказать: “Слушай, мы подложились своим авторитетом под тебя, что ты творишь?”... Простому человеку дойти до губернатора сложней, чем депутату. Конечно, здесь нужна смелость, не каждый депутат найдет в себе силы задать главе региона неудобные вопросы...

К тому же президент несет политическую ответственность перед людьми, и через четыре года на выборах оппозиционные партии укажут главе государства на неприглядные факты, если они будут иметь место.

— Почти все региональные органы власти прислали положительные отзывы на закон. Чем вы объясняете удивительное единодушие?

— Мне кажется, губернаторы обменивают свое одобрение на дополнительные полномочия по координации федеральных органов исполнительной власти в регионах. К тому же большинство глав областей и республик понимает: выборы стоят немалых денег, и попасть в зависимость к тому, кто их дает, хуже, чем попасть в зависимость от государства. Да и народ в основном поддерживает эти меры. Люди поняли, что они без Центра абсолютно беззащитны.

— Стоит ли ограничивать действие закона 10 годами, как предлагал глава ЦИК Александр Вешняков?

— Я не думаю, что это нужно. Ведь неизвестно, какая экономическая и политическая обстановка будет в ближайшее время. Если она улучшится — закон можно смягчить. Если продолжит ухудшаться — может возникнуть потребность в еще более жестком законе.



“ПРОТИВ”
“Глупый народ лишь раз умудрился сделать правильный выбор”

Владимир РЫЖКОВ, независимый депутат:

— Ваш главный аргумент против?

— Путин объясняет переход на назначаемость тем, что нужно бороться с терроризмом. Но как проявили себя во время Беслана фактически назначенные губернаторы — президент Чечни Алханов и Ингушетии Зязиков? А теперь мы получим 89 марионеток, у которых не будет опоры в обществе и которые окажутся беспомощны в кризисных ситуациях. Государство не укрепится, а ослабнет.

— Но Зязиков и Алханов избраны народом...

— Формально да, но мы все знаем, в каких условиях проходили эти выборы. Президент определил кандидатуры и добился их избрания.

— Если выборы — фарс, не честнее ли назначать?

— Нет. Кремль сначала сам превращает выборы в фарс, а потом говорит: “видите, какое безобразие, зачем вообще такие выборы нужны”. Если не мешать людям выбирать, кого они хотят, в России будут пользующиеся авторитетом губернаторы, мэры и депутаты.

— Но говорят, что при избранных губернаторах пышным цветом расцвели коррупция и криминал...

— Когда мне объясняют, что назначенные будут честные и некоррумпированные, это вызывает смех. Сейчас избранный худо-бедно боится прессы, оппозиции, боится, что его грязные делишки всплывут. А как убрать назначенного чиновника? Писать письма в Кремль? Но там сидят те, кто его назначал, и признать, что их ставленник — вор и негодяй, для них равносильно признанию собственной некомпетентности... Назначенные будут еще большими царьками, потому что главным для них будет сохранение добрых отношений с вождем в Москве.

— Но ведь все — ради сохранения единства страны...

— Единство страны все трудные 90-е годы обеспечивалось как раз выборными губернаторами. Именно они закрывали своей спиной все ошибки и просчеты федеральной власти. А сейчас кругом одни чиновники: в Совете Федерации, в Думе, губернаторы тоже будут чиновники... И в царской России, и в СССР ставка делалась на чиновничью вертикаль, и оба раза она оказалась несостоятельной. Чиновники — последние, кто может удержать страну от развала, они разбегаются как крысы при первой же опасности.

Закон неконституционен. В мире всего 24 федерации, и ни в одной из них федеральная власть не участвует в формировании региональной власти. В Индии, на которую все ссылаются, реальным руководителем штата является премьер-министр, избранный парламентом штата, а губернатор, назначенный президентом, — что-то вроде федерального инспектора.

— Почему же регионы так дружно поддержали закон?

— Они попали в тонкую психологическую ловушку. У законодателей вроде бы повышается статус — они будут голосовать за президентского кандидата... А для губернаторов — другая приманка: для тех, кто не уверен в своем положении, но хотел бы остаться у власти и дальше, единственный способ — горячо поддерживать президента.

Но это — мышеловка с отравленным сыром. Лишь с 1996 года большинство регионов получило право выбирать себе руководителей, и вот его уже отбирают. Фактически нам говорят: глупый народ единственный раз умудрился сделать правильный выбор, проголосовав за Владимира Владимировича, но вряд ли он способен хотя бы еще раз поступить по-взрослому... Во всем этом есть что-то глубоко аморальное, и если будет хотя бы один шанс оспорить принимаемый закон в Конституционном суде, я это сделаю.








Партнеры