Час пробил

30 октября 2004 в 00:00, просмотров: 739

В ночь на воскресенье (с 30 на 31 октября) всем жителям России предоставляется редкая возможность — начать новую жизнь. Нам опять подарили лишний час! А вместе с нами жить по зимнему времени начнут жители еще 110 государств мира.

Даже главный российский хронометр — кремлевские куранты — изменит свой ход в 2 часа ночи (по летнему времени). Их остановят вручную сотрудники специальной службы, которые круглосуточно контролируют их работу. И запустят часы вновь через 60 минут.

Единственное место в России, где часы не переводят никогда, — Центр управления космическими полетами в Королеве. Потому что весь год ЦУП живет по так называемому декретному московскому времени, которое как раз соответствует зимнему. Космонавты же ориентируются по Гринвичу. Летом разница с московским временем у них составляет 3 часа, а зимой — 4.

Корреспондент “МК” вместе со службой связи МГУ провел генеральную репетицию перевода 4 башенных часов университета на зимнее время.

На уровне 25-го этажа высотки МГУ уже полвека идут одни из самых больших часов в Европе: диаметр их циферблата 9 метров, как у лондонского Биг-Бена. Университетские часы смотрят на все стороны света, поэтому на каждой башне по два циферблата. Инженеры их так и называют: Восточные часы, Северные, Южные и Западные. Вместе с сотрудниками службы связи МГУ поднимаемся на лифте на 18-й этаж. А дальше — пешком еще 7 этажей вверх по узким винтовым лестницам. Открываем замки — и с грохотом распахиваются металлические двери. Такие меры безопасности предприняты не против террористов, а против студентов: учащиеся всех времен и народов норовят “забить стрелку” в полночь у культовых часов.

Годом рождения университетских курантов считается 1953-й, когда и возвели главное здание МГУ. Длина минутной стрелки 4 м 130 см — в 2 раза больше, чем у стрелки на Спасской башне Кремля. Ее вес 39 кг, а часовой стрелки — 50 кг. Высота цифр — 70 см.

До 1957 г. технические сотрудники каждый день проделывали путь на 25-й этаж, чтобы завести университетские хронометры. Старый часовой механизм маятникового типа до сих пор стоит как раритет. Напоминает он приспособление для инквизиции: металлическая махина в человеческий рост весит несколько тонн. Двумя руками изо всех сил кручу лебедку, которая когда-то поднимала и опускала многопудовые гири. Тросы скрипят, но не желают двигаться. Чтобы заводить такую махину, явно требовалась силища под стать Илье Муромцу. До сих пор сохранился проем, в котором стоял гигант. Смотрю в “дыру” — и глазам своим не верю: механизм вместе с гирями опускался в шахту аж на 6 этажей.

— Такая махина просуществовала всего три года, — рассказывает Валерий Варгунин — начальник участка проводной службы связи. — Требовался огромный штат, чтобы заводить и обслуживать такого гиганта. В 1957 году рядовой советский инженер Евгений Лапкин разработал уникальную релейную часовую станцию, которая просуществовала аж до 2002 г. Для 4 башенных часов и 1,5 тысячи аудиторных на первом этаже установили свои контрольные часы. С тех пор у технических сотрудников отпала необходимость подниматься на 25-й этаж: они отслеживали время по показаниям часов-дублеров.

Старый многотонный механизм заменили на электродвигатель. Однако изначально он не был предназначен для часов: его использовали на производстве для открывания-закрывания ворот и подобных конструкций. Университетские инженеры электродвигатель модернизировали. В итоге механизм работал 30 секунд, за это время стрелка часов передвигалась на одно деление, потом 30 секунд мотор отдыхал.

Однако и этот механизм оказался несовершенным. Время от времени он забивался пылью — тогда стрелки либо хаотично бежали вперед, либо отставали. Поэтому на часовой станции круглосуточно дежурили 4 человека.

— В 1983 году случился курьез, — вспоминает Валерий Игошин — начальник инженерно-технической службы связи МГУ. — Пенсионеры близлежащих домов написали гневное письмо в газету “Правда”. Мол, что же это за безобразие такое творится: все часы МГУ показывают разное время! Мы созвали экстренное совещание. Оказалось, что поклеп на часы возвели напрасно. А все дело в том, что одну из башен университета украшают еще и самые большие в мире термометр и барометр. Размер и дизайн циферблата приборов такие же, как у часов, поэтому их просто перепутали.

До 2002 г. перевод часов на зимнее и летнее время производили вручную: механизм подкручивали на час вперед или назад. В тот же год стрелки впервые решили отремонтировать. Так как они очень тяжелые, вниз их спускали на тросах. А вот подкрашивают циферблат, не снимая его с башни, альпинисты.

Открываю железные ставни. С 200-метровой высоты — великолепный вид. Огромная минутная стрелка как раз показывает четверть очередного часа и находится прямо перед моим носом. Я ожидала услышать громкое тиканье механизма, от которого заложит уши. Но... стрелка бесшумно опускается на несколько сантиметров вниз. Эти ставни открывают крайне редко. Оказывается, внешний циферблат никогда не мыли и не начищали — даже к советским праздникам.

С 2002 г. по сегодняшний день работу всех МГУшных часов контролирует электронная станция.

Нажимаю на кнопку с надписью “Южные часы”. На экране-табло высвечивается время, которое они показывают в данный момент, с точностью до секунды.

— При малейшем сбое в работе одного из циферблатов срабатывает сигнализация, — объясняет Валерий Варгунин. — Технический сотрудник корректирует показания времени простым нажатием кнопок. Даже если вдруг произошла авария и система отключилась — ничего страшного. Электронная станция имеет еще и свою “внутреннюю память”. Поэтому даже после многочасового сбоя автоматически устанавливается точное время.

Несмотря на ноу-хау, технические сотрудники по-прежнему круглые сутки дежурят. Кроме того, работу суперсовременной электронной станции дублирует еще одна — аварийная. Это делается на всякий случай, по принципу: береженого Бог бережет. Раз в сутки электронная станция сама себя контролирует по сигналам точного времени “Маяка”: она подсоединена к радиосети.

Ну а теперь предстоит самое главное: проверить, как же переходят часы на зимнее время. Нажимаю на жирную кнопку “Стоп” — и время останавливается. Ровно час все часы МГУ простоят без движения, а через час пойдут как ни в чем не бывало.

— Каждый год мы с одногруппниками выходим в два часа ночи из общежития, когда переводят университетские “ходики”, — рассказывает Павел Боженов, студент 3-го курса МГУ. — Если загадать желание и простоять под часами целый час, задрав голову, до того момента, когда они снова пойдут, то оно обязательно сбудется. Когда-то моя мама, выпускница биологического факультета, загадала, чтобы у нее родился сын. Видите, вот он я...




Партнеры