Предпочитаю Кэрри

30 октября 2004 в 00:00, просмотров: 1135
1. Выборы в США

2 ноября — выборы в США. И части конгресса. И части сената. И части губернаторов. Но главное — президента США.

От США, ставших сейчас вершиной мировой пирамиды, зависит очень многое. Поэтому и понятен, и логичен повсеместный интерес к выборам.

Официальная Россия избрала политику отстраненности. Как заявил наш президент: я не хочу портить отношения ни с кем из кандидатов.

С точки зрения текущей политики такой подход, возможно, допустим. Перед Второй мировой войной Сталин, как известно, маневрировал между Англией и Францией, с одной стороны, и Германией — с другой. Но именно маневрировал, а не отсиживался в кустах. Когда речь идет об интересах страны, вопрос о том, портить или нет личные отношения, — третьестепенный. А с точки зрения стратегических интересов России необходимо определить отношение к кандидатам в президенты США.

Конечно, отказ от заявления позиции в связи с выборами — не худший вариант. Но хотелось бы видеть нечто более активное.

К сожалению, только в передаче Светланы Сорокиной была настоящая дискуссия — на полуобщественном уровне — о том, что же интересует Россию.

Когда я слышу от американцев вопрос, как Россия смотрит на предстоящие выборы в США, я задаю встречный вопрос: “Какая именно Россия? Президентская администрация? Парламент? Партии? Общественность? Какая общественность?”

Однозначного ответа тут быть не может. Поэтому попробую изложить свою точку зрения — позицию российского социал-демократа.



2. Какой кандидат мне ближе?

Я знаю, что данные опросов в США предсказывают победу Бушу. Сказываются и многие позитивные итоги его президентства. И склонность американцев дать “второй срок” лидеру — чтобы он реализовал свои планы. Влияет и наличие третьего кандидата в президенты, который — как и на прошлых выборах — отнимает голоса у демократов.

Но даже перспектива победы Буша на выборах не может помешать мне представить свою точку зрения. Когда-то меня представляли и Рейгану, и Бушу-старшему, и Клинтону. А вот ни Буша-младшего, ни Кэрри я не видел, и мои оценки не несут чего-то субъективного. Только политика.

Какого президента в США хотел бы видеть я?

Во-первых, такого, который бы прямо сказал Кремлю, что избранный путь борьбы с терроризмом в Чечне ошибочен и грозит затопить всю Россию терроризмом.

Во-вторых, я бы хотел, чтобы президент США дал оценку тому курсу на однопартийную систему, который проводит Кремль во всех сферах — и в представительной власти, и в судебной, и в исполнительной, и в средствах информации. Сейчас противостояние этому курсу столь же необходимо, каким в свое время было ужесточение позиции президента Рейгана по отношению к советским лидерам.

И, наконец, в-третьих. Я бы хотел, чтобы новый президент США твердо поддерживал российский бизнес. Чтобы вполне справедливые акции против олигархов не носили избирательно-личностного характера и чтобы вместо олигархов утверждалось мелкое и среднее предпринимательство, а не усиливалась бюрократия. Чтобы система “кормлений”, изжившая себя еще в XVII веке и упраздненная Петром I, не возрождалась бы в виде “десантирования” чиновников (особенно из окружения президента) на тепленькие места.

США — страна многовековой демократии. И США при любом президенте будут против политики Кремля украшать демократическими перьями свое номенклатурное изделие. Но у меня больше симпатий к кандидату демократической партии Кэрри. Президент-демократ вряд ли поймет переход к выбору губернаторов только по спискам из Кремля. Президент-демократ вряд ли воспримет систему, где средства информации контролирует государственная власть. И даже не просто власть, а власть исполнительная. И даже не просто исполнительная, а федеральная. И не просто федеральная, но именно кремлевская.

Недавно я услышал, что все “новации” наша администрация брала из опыта каких-то стран или даже опыта ЕЭС. Но ведь в этих странах на каждое из таких действий есть и противодействие. О них у нас — ни слова. И почему со всего мира в одну кучу надо собирать все относительно самое недемократическое? Почему Россия должна стать свалкой этой части мирового опыта?

Мне ясно, что именно кандидат-демократ будет наиболее активным противником туркменбашизации и лукашенковизации России — раз у нас внутренних сил для сопротивления этому маловато.

Выступая в поддержку Кэрри, я сталкиваюсь еще с одной проблемой: я могу по воле Кремля оказаться сторонником террористов.



3. Пособники террористов

Президент России не смог полностью отстраниться от оценки кандидатов в президенты США. Он сделал заявление, смысл которого все телекомпании мира поняли однозначно: голосование против Буша будет отвечать интересам террористов, а его неизбрание вызовет их радость.

Я — как и все мои сверстники — хорошо помню про воду, которую льют на мельницу всевозможных врагов. Возмущаемся по поводу плохой организации уборки на целине — льем воду на мельницу антипартийной группы противников дорогого Никиты Сергеевича Хрущева. Возмутились бесконечными походами на плодоовощные базы — льем воду на мельницу противников аграрной политики дорогого Леонида Ильича Брежнева. А когда на факультет, где я был избран деканом, пригласили Высоцкого выступить на студенческом вечере — меня обвинили в пособничестве антипартийным элементам в искусстве. И не было в советское время серого и посредственного троечника — руководителя в экономике, в аппарате, в науке или культуре, который бы не пытался критику себя и своей работы представить как “воду на мельницу врагов”.

Приведу пример, более понятный молодым. Вот наши футболисты позорят Россию. Логично предложение: сменить и руководство футбола, и тренеров. А те в ответ: вы хотите навредить российскому футболу.

Их доводы были бы верны, если бы теперешние руководители и тренеры были бы лучшими из тех, которыми располагает страна. Ну, а если этого нет — тогда и обвинения в атаках на российский футбол отпадают.

Теперь вернемся к президенту США и борьбе с терроризмом. Заявление о противниках Буша как пособниках террористов было бы верно только при одном условии: президент Буш — лучший борец с терроризмом.

Но ведь именно это-то и не доказано. А если новый президент США найдет более эффективные методы борьбы с терроризмом, чем оккупация Ирака?

Но Кремль, видимо, обладает той прозорливостью и тем пророческим даром, которые позволили ему всех противников переизбрания Буша заведомо считать менее пригодными к борьбе с терроризмом.

Я не знаю, кто из “думающих танков” президентской команды отыскал в подвалах Кремля среди советского хлама покрытый десятилетними слоями пыли сундук с траченными молью моделями сталинско-брежневской пропаганды и на их основе сформулировал тезис: кто против Буша — тот за терроризм. Но я знаю другое. Если этот тезис “реализовать”, то в пособники терроризма попаду и я, и все те в России, кто желает победу Кэрри.

Ну, пусть на нас наплевать. Но ведь есть лидеры Франции и Германии — Ширак и Шредер, — которые критиковали Буша и по логике кремлевских демиургов играют на руку террористам.

Зачем оскорблять обвинением в пособничестве террористам этих лидеров и тех кандидатов в президенты США, которые выступают против Буша? Да и те миллионы американцев, которые за этих кандидатов хотят голосовать?

И, наконец, сам наш президент тоже критиковал Буша за Ирак. Следовательно — этим он уменьшал шансы Буша. Следовательно — и его можно зачислить в ряды пособников...

Попытка ехать в карете прошлого привела к ситуации, похожей на ту, когда в гоголевском “Ревизоре” унтер-офицерская вдова “сама себя высекла”.

Один раз — не в счет. Но если Кремль собирается и дальше прибегать к сталинско-брежневскому наследству, то следует помнить и о том, чем все закончилось: Сталина вынесли из мавзолея, а имя Брежнева вымарывали из названий улиц, площадей, городских районов, кораблей и городов.

Я понимаю, что в нынешней ситуации, когда опросы в США говорят о том, что у Буша больше шансов на победу на выборах, чем у Кэрри, Кремль должен был как-то продемонстрировать свои симпатии к своему давнему союзнику. Но, как мне кажется, избранный вариант — поддержать Буша в свете проблем терроризма — выглядит неудачным.





    Партнеры