Наручники на Oлимпиаде

2 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 238

...Церемония награждения. Все призы уже розданы, и в этот момент лидер грузинской сборной Зураб Азмайпарашвили напомнил из зала, что еще не вручен переходящий кубок легендарной Ноны Гаприндашвили — за лучшее выступление двух команд вместе, а полагался он россиянам — 2-е место у мужчин и 3-е у женщин. По протоколу это забыли предусмотреть, и поэтому Зураба не пустили на сцену. Но как только закончил свою речь президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов, гроссмейстер ринулся ему навстречу. Но полицейские опять преградили путь шахматисту. Нона сидела в зале и плакала, а Зураб продолжал упорствовать, крикнул “Кирсан!” и оттолкнул охранников, причем, по их версии, выбил одному из них зубы.

Далее начался какой-то кошмар. Пятеро полицейских набросились на гроссмейстера, надели на него наручники и, повалив на пол, при всем честном шахматном народе, стали бить его ногами по голове. Жена истерично рыдала — казалось, что ее слышит вся Испания. Ей тоже досталось: поле боя женщина покидала с синяками. А мужа с разбитым лицом сначала отвезли в больницу, чуть-чуть залатали и отправили в полицейский участок, причем никого из его друзей к нему не пустили. А в это же время на площади возле казино, где проводилась олимпиада, происходил праздничный салют...

— Неужели вы не могли помочь Зурабу, ведь его избивали на ваших глазах? — спросил я у Илюмжинова.

— Бессилен был даже мэр Мальорки, который сказал мне, что офицеры Королевской гвардии никому не подчиняются. Теперь дело будет рассматриваться в суде. Единственное, чем я мог помочь, — это назначить Зурабу адвоката от ФИДЕ.

Президент ФИДЕ появился в зале только после закрытия олимпиады — просидел 6 часов в Барселоне из-за нелетной погоды. А уже утром Кирсан умчался из Испании. Так что поймал я его уже в самолете, приземляясь в Мадриде.

— А что вы скажете еще об одном скандале — позавчерашнем письме Гарри Каспарова в адрес Конгресса ФИДЕ?

Дело в том, что Каспаров, которого не устраивает, как идет подготовка к его матчу с Русланом Касымжановым, сообщил, что если до 31 октября не будут представлены финансовые гарантии из Дубая, то он отказывается играть в январе 2005-го. При этом Гарри заявил: пришла пора назначать людей, которые в состоянии вести переговоры и заключать контракты прежде, чем делать бравурные реляции.

— Гарри Кимович, как всегда, немного переборщил и проявил излишнюю поспешность, — ответил Илюмжинов. — Уже вчера Каспарова дома посетил Алан Хури — представитель шейха Мухаммеда (еще пять его имен для краткости опускаем. — Е.Г.) и кронпринц Дубая. Он привез официальное письмо шейха, согласно которому матч будет проходить под его личным патронажем, а также гарантии банка Дубая по финансовому обеспечению. Каспарова все устроило.

— А не может ли случиться так, что победителем выйдет Касымжанов, ведь он блестяще провел олимпиаду?

— Пусть Каспаров больше занимается шахматами, а не политикой. А то ведь дело дошло до того, что он говорит всякое о президенте.

— ФИДЕ?

— Если бы... Мне, между прочим, уже попало за него: некоторые считают, что я несу ответственность за каждое слово, произнесенное гроссмейстерами.

— Ну ладно, допустим, Каспаров возьмет верх, но ведь, кажется, Крамник не собирается с ним играть...

— Стараешься, стараешься для них, шахматистов, — выразил недовольство Илюмжинов, —добываешь деньги, а они... — здесь наш самолет попал в зону турбулентности, и я плохо расслышал сочный эпитет Кирсана.

Осталось подвести итоги олимпиады. Мужчины: 1. Украина, 2. Россия, 3. Армения. Женщины: 1. Китай, 2. США, 3. Россия.





Партнеры