Мундир с аксельбантами

2 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 1249

Первыми в преемники Бориса Грызлова записали примерно год назад коммунисты. Может быть, из вредности — чтобы засветить раньше времени и “спалить”: ведь преемник должен появиться в последний момент, неожиданно, чтобы “а-ах!”. Как заяц из шляпы фокусника. Достаточно вспомнить, что ни один из тех, чьи фамилии в свое время перебирали, гадая, кто сменит Ельцина, президентом не стал.

Но раз фамилия Грызлова прозвучала и, несмотря на “фи-и!” некоторых политиков и политологов, не была отвергнута с ходу — значит, он отвечает каким-то условным требованиям, без которых стать преемником сейчас просто невозможно. Это действительно так.


Трудно представить, чтобы Владимир Путин и прочно обосновавшиеся при нем в Кремле “питерские” доверили свою дальнейшую судьбу “непитерскому”. У Бориса Вячеславовича с этим пунктом все в порядке. Родился во Владивостоке, но в 1954 году семья переехала в Ленинград, и в городе на Неве будущий спикер прожил до избрания в Госдуму в декабре 1999 года. Но быть просто “питерским” мало. Еще надо быть другом, сокурсником или сослуживцем Путина по мэрии или Конторе. Или другом друзей, сокурсников и сослуживцев Путина по мэрии или Конторе.

В Ленинградском университете Грызлов не учился — окончил Ленинградский электротехнический институт связи имени Бонч-Бруевича по специальности “радиоинженер” (космическая связь). В мэрии Санкт-Петербурга при Собчаке не работал — почти 20 лет делал карьеру в ПО “Электронприбор”, “пройдя путь от ведущего конструктора до директора крупного подразделения”, как говорит официальная биография. “Оборонка”. В декларации, поданной в ЦИК при регистрации кандидатом в депутаты осенью 2003 года, г-н Грызлов указал, что владеет 0,1% акций ОАО “ППО “Электронприбор”.

В Думу наш герой попал с должности президент Межрегионального фонда делового сотрудничества “Развитие регионов”. В то время на вопрос: “Кто такой Грызлов?” — питерские дружно отвечали: “Предприниматель!” Предпринимателем он был бедным. В декларации за 1998 год указал квартиру в 86 кв. м, дачный участок в 0,15 га, “ЗАЗ-965”, два “ВАЗа-3102” да “Мицубиси Паджеро”. Денежный доход составлял тысячу с небольшим рублей в месяц — как у какого-нибудь нищего бюджетника. Позднее он называл 1998 год для себя “провальным”. (В декларации за 2002 год указаны тот же дачный участок, автомобиль “Мазда-323” и зарплата министра внутренних дел — 327 тысяч рублей в год.)

Не видно пока рядом будущего президента Путина... Но в 1999 году Борис Грызлов принимал активное участие в кампании по выборам губернатора Ленинградской области, помогал штабу проигравшего кандидата Виктора Зубкова. Уже теплее: Виктор Зубков, тогда начальник налоговой инспекции Петербурга в ранге замминистра, в 1992—1993 годах был заместителем Владимира Путина по Комитету внешних связей мэрии. Сейчас г-н Зубков — глава Федеральной службы по финансовому мониторингу... Еще про Грызлова говорят: “Ну, он же сотрудничал, понимаете!..” Подтвердить или опровергнуть это невозможно, но даже мифическая связь со спецслужбами в нынешнее время очень полезна для потенциального преемника.

Кто порекомендовал в начале 2000 года малоизвестного в Питере и совершенно неизвестного в Москве Бориса Грызлова на роль лидера фракции “Единство”, а через год — на пост министра внутренних дел? Возможно, Зубков — через кого-то уже обосновавшегося в Москве. Возможно, через Николая Патрушева, с которым, по слухам, Грызлов был знаком чуть ли не с детства. Еще говорят, что уже в Москве Борису Вячеславовичу протежировал Дмитрий Козак...

Как бы то ни было, сейчас г-н Грызлов уже не нуждается ни в каком протежировании. “Набрал собственный вес”, — говорят знающие люди. “Практически каждую субботу он ездит к Путину в Новоогарево, по-свойски”, — рассказывают в Думе.

“Путин ему доверяет настолько, насколько вообще может кому-то доверять”, — утверждают наши источники. Именно в таком качестве — лично преданного президенту человека, верного вассала при сеньоре — предстает перед нами Борис Вячеславович. Он — “метка” Путина, которую тот ставит на ту или иную структуру, назначая Грызлова на очередной пост. “МОЕ!” — как бы заявляет там самым президент. Кстати, знавшие нынешнего спикера еще по Питеру люди считали его человеком надежным, обязательным и “неспособным на предательство”.

Но роль публичного политика, которую ему волею судьбы приходится играть, категорически не для него. Человек сдержанный, закрытый (так говорят о нем старые знакомые), он тяготится обязательными для лидера парламентской партии публичными мероприятиями. В результате лицо, которое мы видим на телеэкране, — это лицо человека, идущего по тонкому льду. “Как бы не сказать что-то не то!” — написано на нем крупными буквами. Настоящих пресс-конференций, где любой журналист может задать любой вопрос, не проводит. Интервью газетам дает не чаще чем раз в полгода... Разве что речь зайдет о футболе (Грызлов — капитан думской сборной): тут у вас есть шанс увидеть на его лице настоящую человеческую улыбку.

Когда Грызлов появился в Думе в 1999 году, его коллеги по фракции говорили журналистам: “Ничего, пройдет полгода — и увидите, как он привыкнет, “раскуется” и станет свободно говорить на любую тему!” Прошло 4 года. Почти ничего не изменилось. Спикер, человек с хорошим (без дураков) образованием, по-прежнему боится вопросов, о которых не предупрежден заранее. А его личное мнение поразительным образом всегда стопроцентно совпадает с мнением президента.

Может быть, оно и правильно. Есть же у нас перед глазами пример другого спикера — Сергея Миронова, который частенько “ляпнет” что-нибудь диковинное, а потом разъясняет, опровергает, говорит, что журналисты его не так поняли... С Грызловым такого не было ни разу.

“Просто мундир с аксельбантами на него — и в царское время!” — вздыхают дамы. Строен, подтянут, спортивен. Хорошо сидящие хорошие костюмы. Печать усталости на благородном челе — как будто всю ночь “работал с документами”...

По данным Аналитической службы Юрия Левады, Борис Вячеславович занимает 11-е место среди политиков, которым граждане доверяют. Сразу после Глазьева, Тулеева и Хакамады. Причем в 2001-2002 годах народ его почти не знал. Лучше пошло дело после того, как еще на посту министра внутренних дел Борис Грызлов стал (при помощи телевизора) Суперменом — борцом с “оборотнями”.

Летом 2004 года рейтинг доверия населения к спикеру Думы упал — может быть, теперь его ассоциируют с непопулярными законами, принимаемыми парламентом. Или просто телевизор стал меньше показывать. Но кто называл Владимира Путина среди лиц, вызывающих доверие, весной 1999 года? И какой был у него рейтинг?

Если понадобится преемник, который царствует, но не правит, если Кремль остановится на проекте передачи власти самому себе под названием “Парламентская республика с премьером Путиным и декоративным президентом, который будет Путину подчиняться” — Грызлов годится на эту роль, как никто другой. Если, конечно, и дальше согласится играть роль картонной фигуры с прорезью вместо глаз — а в них мы по-прежнему будем видеть глаза Владимира Путина.



Партнеры