Зоофрения

2 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 1970

Это раньше другом человека была собака. Ну, максимум кошка. Теперь в Москве при желании можно купить хоть жар-птицу. В одном интернет-зоомагазине мне предложили: лягушку рогатую украшенную, африканскую улитку Ахатину, трехрогого хамелеона, шипохвоста, радужного удавчика, крокодилового каймана, аргентинского таракана и гигантскую многоножку кивсяк...

Мода на экзотических тварей держится уже несколько лет. Но когда обещанный карликовый крокодил перестает помещаться в ванной, а ящерка хиреет от “Педигри-пала”, испуганные хозяева выкидывают братьев меньших на улицу.

Еще недавно “брошенок” девать было некуда. Но скоро их начнут принимать в специальном центре в подмосковном Чашникове, куда сейчас помещают только конфискованных у контрабандистов тварей.

Обозреватель “МК” решил выяснить, как живется диким животным вдали от родины.

Живая контрабанда

По данным Интерпола, торговля дикими животными является вторым по прибыльности подпольным бизнесом — после торговли наркотиками и перед оружием. Мировой оборот нелегальной торговли фауной и флорой оценивается разными экспертами в сумму от 6 до 20 миллиардов долларов. Примерно десятую часть в нем занимает Россия.

Главный перевалочный пункт контрабандистов в нашей стране — Москва. Через нее ввозят-вывозят самую разную живность. Вывозят чаще всего хищных птиц. Соколы-сапсаны, кречеты и балобаны в почете у арабских охотников. Фауну нашего Дальнего Востока ценят китайцы — из амурских тигров, трепангов, леопардов, медведей, дальневосточных лягушек они делают лекарства. Их стараниями у нас в десять раз сократилось поголовье сайгаков. А недавно таможня задержала партию из 788 лап гималайских медведей…

Россияне редких животных не едят, зато держат их дома. Экзотика в почете среди коллекционеров, владельцев мини-зоопарков и богачей с чудинкой. В Сети полно объявлений типа “Принимаем заказы на любую экзотику”. Причем крокодилы в ванной — это уже вчерашний день. Последний писк моды — пауки, чем крупнее, тем лучше. Стабильной популярностью пользуются и насекомые, скорпионы, а также рептилии (змеи, редкие виды лягушек). Особый шик — иметь дома мелкого примата, например лемура. Но бывают любители, которые держат дома моржей и гепардов, привязанных цепочкой к батарее. В Подмосковье есть коттедж, где в конуре на цепи живет тигр. А один нефтяной магнат держит в загородной резиденции снежного барса.

Да и в квартирах москвичей при желании можно найти чуть ли не всех животных из энциклопедии. Эксперты считают, что 90% частных коллекций нелегальны. Но купить контрабандное животное можно даже в обычном зоомагазине, не говоря уж об Интернете. Цивилизованных владельцев редких животных — единицы. Один из них — экс-депутат Госдумы, политолог и бизнесмен Александр Осовцов.

Ноев ковчег Осовцова

Сначала мы встретились в его офисе, где в террариумах живут паучиха-птицеедка, гиперсексуальный питон, до смерти залюбивший свою подругу, и две редкостные лягушки. А уж дома у Осовцовых — целый зоопарк.

— Нет, у меня не зоопарк! — сразу заявляет Александр Авраамович, любовно поглаживая пушистую птицеедку. — У меня семья. У каждого животного есть имя, роль и место в ней.

Услышав мою просьбу перечислить всех членов семьи, г-н Осовцев поднимает глаза к потолку и начинает усиленно шевелить губами.

— Так... Шестнадцать собак, кот и кошка, два мангуста, енот-носуха, енот-полоскун, барсучиха, кенгуру, два красных лемура, два кинкажу (что-то типа смеси енота с лемуром), два броненосца, белый дикобраз, пара енотовидных собак, пара пятнистых оленей, пара камерунских коз, две выдры, осел, семь лошадей, пара микросвиней (не путать с морскими свинками!), обычная свинья (ее подарили нашим знакомым как микро, а выросла макро), пара лис, карликовый бегемот (350 кило), сурок, кролик-подкидыш... Из млекопитающих вроде все, — г-н Осовцов переводит дух и начинает перечислять остальных.

Остальные это: три гуся, пара сибирских филинов, беркут, серая неясыть (сова), попугаи жако, какаду, синелобый амазон, пара зеленокрылых ара, пара тигровых и один сетчатый питон, императорский удав, капский варан, пара больших жаб аг, синеязыкий сцинк (ящерица), пара молочных змей, пара шпороносных черепах (вырастут до 80 кило), каймановые черепахи, четыре водные черепахи...

Любовь к животным у Осовцова родом из детства. Его родители в 12-метровой комнате коммуналки вместе с детьми растили кота и пса. Первым экзотом, которого он себе завел, был питон — жил на подоконнике кабинета экс-депутата. Теперь увлечения бизнесмена разделяет его жена.

— Я несколько лет сходил с ума по бегемотам, а супруга мечтала об олене и филине, — говорит г-н Осовцов. — И когда наши филины принесли птенцов, Наташа радовалась больше, чем появлению сына!

А вот бегемотиху он нашел в польском зоопарке. Чтобы привезти в Россию животное из первого приложения СИТЕС (куда входят самые редкие виды Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой уничтожения), пришлось три месяца оформлять документы. Осовцов хранит таможенную декларацию, где в графе “сопутствующие товары” значится “карликовый бегемот, 1”. К появлению нового члена семьи супруги подготовились основательно: оборудовали бассейн (после перелета бегемотиха отлеживалась в нем три дня), душевую, лежанку в теплом месте, место для выгула и даже поставили столб — чесаться. Теперь Пышка стала ручной, к хозяевам относится нежно, но с гостями не миндальничает. Одному ветврачу прихватила зубами локоть — чтобы не фамильярничал. Но обозревателю “МК” милостиво разрешила покормить себя яблоками.

В постели с барсуком

У Осовцовых принцип: они берут на воспитание только младенцев или подкидышей. (“Одну черепаху друг выменял на бутылку. Так и назвали — Бутылка”.) Чтобы приручить малышей, муж с женой даже спят с ними. В теплом супружеском ложе побывали олененок, енот, барсук... “Жаль, нельзя взять дикобраза Августа, — вздыхают они. — Колючий”.

— Вечером к нам в спальню выстраивается очередь из собак и кошек, — признается Осовцов. — А у носухи Люськи была проблема: у мамки Натальи не было молока. Вы смеетесь, а моя жена ходила покусанная. Носуха обожает Наташу, сидит лишь у нее на руках, никого к ней не подпускает — орет. А вот с оленихой были проблемы у меня. Знаете, как копытные добывают молоко? Лбом бодают вымя. И когда она бодала меня в то место, где, по ее мнению, было вымя, удовольствие было ниже среднего.

Бывали и другие проблемы. Невероятной красоты питониха-альбинос Галина Васильевна (названная, к слову, в честь покойной Галины Старовойтовой) “залетела по малолетке”. Даже когда змея перестала есть (беременные гады не едят), хозяева не заподозрили неладное. А потом нашли у нее в террариуме яйца. Разродиться до конца змея не смогла, пришлось кесарить.

С животными вообще не забалуешь. Например, попугай жако регулярно стучит на хозяйку (“Алло? Че делаю? Щас спать лягу!”) и дразнит собак голосами хозяев. Ручной ворон как-то выклевал у Натальи камень из серьги: пришлось два часа упрашивать птичку выплюнуть. Еще какой-то зверь разбил дорогие часы. Животные постоянно что-то грызут: и дома, и на улице, и у соседей (как-то кобыла сожрала соседские кусты). Но к ущербу, который причинила живность хозяйству, Осовцовы относятся философски: “Если вы заводите животное, то не вправе рассчитывать, что ваш дом останется в неприкосновенности”.

Если Осовцовы своих животных широкой общественности не демонстрируют, то семья Белявских из подмосковного Рассудова, владеющая самой большой в России коллекцией тропических птиц, собирается открыть первый в стране Парк птиц. Для этого они выкупили агропромышленное предприятие в Жуковском районе, на берегу реки, с поймой и оврагом. Строительство идет полным ходом, 5 июня (в День охраны окружающей среды) парк должны открыть.

Птицы — дорогостоящее хобби Белявских, а никак не источник существования. Своему увлечению Татьяна и Александр отдали больше тридцати лет. Сейчас в их коллекции более 500 птиц. Большая часть — попугаи 50 видов. Они живут в благоустроенных вольерах, и никто не мешает им размножаться. Так что к моменту открытия парка птиц скорее всего будет еще больше.

Маша и другие медведи

В открытом два года назад и пока единственном в России Центре содержания животных — объектов СИТЕС тварям живется куда хуже, чем в богатых домах. Даже добраться до центра непросто — туда ведет лесная дорога от Ленинградского шоссе, общественный транспорт по ней не ходит. Недавно здесь была непролазная грязь. Когда в феврале центр загорелся, к нему не могли проехать пожарные машины. Теперь дорогу заасфальтировали.

В 1960-х на этом месте была лаборатория, изучавшая природные очаговые заболевания по заказу военных. После перестройки финансировать объект прекратили, и хозяйство пришло в упадок, следы которого видны по сей день. А уж после пожара здесь стало совсем худо: с февраля центр не принял ни одной новой партии животных. Сейчас здесь живут 3 медведя, 1388 черепах и 2 кобры. Все птицы (около двухсот попугаев и голубей) погибли в огне. До сих пор сотрудники центра с умилением вспоминают попку, который говорил на трех языках. Его коронными фразами были “Салям алейкум!” и “Не гони!”.

...Животные как сговорились от меня спрятаться. Тортилы испугались холода — залезли под деревянный навес. Кобры уснули в укрытиях. Посмотреть удалось лишь на самых маленьких и слабых черепах (они живут в пластиковых коробках в одной комнате административного корпуса) да на мишек.

Топтыгины скоро залягут в спячку — берлоги им сделают из соломы. Судьба у них непростая. Медведица Маша жила в деревне (по области, говорят, таких домашних питомцев не менее двадцати): медвежонком ее приютил местный фермер, детям на забаву. Фермер спился, дети выросли и стали наркоманами, а Маша осталась в сарае одна. Сначала ее подкармливали местные жители, потом их молитвами она попала в центр. А медведи Фома и Кузьма жили на заводе, в собачьих вольерах. Один косолапый чуть не оставил без руки рабочую. Мишу хотели застрелить, но за него вступились зоозащитники.

— Они у нас сластены, — ласково говорят сотрудники центра. — Пойдемте, угостим их. Только близко к клеткам не подходите.

Любимое лакомство Фомы и Кузьмы — черный хлеб с вареньем и яблоки. Сотрудники подают им их, нацепив на кол. В еде мишки привередливы: овес есть отказываются, любят геркулес. Больше никаких удовольствий в жизни мишек нет: единственная дама Машуня сидит в другой клетке.

— Нам медвежата не нужны! — с ужасом говорят биологи. — И этих девать некуда. Может, удастся найти средства на медвежий питомник — как в Голландии. А в клетках зверям тяжело.

Но что будет дальше с мишками и другими питомцами центра — пока неясно.

Змей нашли по запаху

— Вообще-то здесь центр временной передержки, — уточняет замдиректора центра Владимир Диулин. И тут же вздыхает. — Только вот за два года ни одно животное нас не покинуло.

Создавая центр, никто не предполагал, какие трудности ждут животных впереди. Чтобы куда-то определить “конфискат”, нужно переждать расследование и вереницу судов. Многие заболевают и гибнут.

— Их можно содержать в вольерах 2—3 месяца. Потом они привыкают к людям и уже не смогут выжить в дикой природе, — говорит Диулин.

Если суд вынесет вердикт вернуть животное в природу, начнутся новые проблемы. Страны не жаждут принимать назад свою фауну.

— На это идут лишь тогда, когда животное представляет особую ценность, — говорит Сергей Ганусевич из российского представительства Международного фонда защиты животных (IFAW). — Да и центров для реабилитации контрабандных животных нет не только в России.

Еще два года назад задержанных на таможне животных было не только некуда девать — негде было их “карантинировать”. А ведь большинство ввозимых к нам зверей-птиц больные, в том числе опасными для человека болезнями (энцефалитом, гепатитом, туберкулезом, гриппом и лихорадкой Эбола). Перевозчики о здоровье товара не заботятся: животным зашивают рты, усыпляют, заклеивают глаза, змей засовывают в тубусы, обматывают вокруг ног… Например, содержащихся в Чашникове кобр везли к нам с зашитыми ртами, удаленными зубами и переломанными ребрами: к столу вьетнамцев. Вообще-то змей провозить легче всего: они молчат. Но на этот раз у перевозчиков в дороге умер полоз. Запах чувствовался за версту, поэтому контрабандисты бросили мешок с гадами в зоне прилета. Потом змей лечили от стоматита, кормили и вводили лекарства через катетер.

Все попугаи, сгоревшие во время пожара, болели орнитозом, а у черепах нашли сальмонеллез. Сальмонелла у рептилий присутствует практически постоянно и не причиняет им вреда. Зато они могут заразить человека (если тот не помоет после общения с ними руки). Так что пока черепах не пролечат, надежды попасть в зоомагазин или на волю у них нет. Делать им курсы антибиотиков ветеринары пока не решаются — это небезвредно, да и дорого. А денег на содержание животных государство не выделяет по определению.

— По договору мы принимаем у таможни животных бесплатно, а их содержание должны оплачивать будущие владельцы. Но мы не знали, что содержание у нас может быть бесконечным, так что пока компенсаций нам никто не заплатил, — говорит Диулин.

Впрочем, московское правительство все же взялось финансировать содержание в Чашникове животных, брошенных хозяевами. С ними проблем едва ли не больше, чем с “конфискатом”.

Слезы крокодильи

Торговля некоторыми редкими видами животных в России не запрещена. Однако на этот товар нужно иметь кучу документов, начиная от ветеринарного свидетельства (которое, впрочем, легко подделать) и заканчивая разрешением административного органа СИТЕС, которое выдается на каждую особь (действителен только оригинал!).

— Наше законодательство слишком гуманно к “животным” контрабандистам, даже до суда дело доходит редко, а уже если выносят приговор, то минимальный, — говорит Ганусевич. — За срубленное в Москве дерево штраф в три раза больше, чем за несанкционированный отлов животных из Красной книги. Максимум, на сколько могут у нас оштрафовать за отлов редкого сокола-сапсана, — 5 тысяч рублей, а в Арабских Эмиратах штраф — 13 600 долларов.

— Люди не знают, на что идут, когда покупают диких животных, — со знанием дела говорит Осовцов. — Например, енот-носуха и енот-полоскун — совершенно разные животные. Один стайный и древолазающий, другой — наземный и индивидуалист. Разным видам змей нужны разные террариумы. Хищных птиц нельзя кормить мясом: им нужны шкурки, кости, требуха. Попугаям надо добавлять в воду кальций и йод. Прежде чем кого-то завести, мы перечитываем гору литературы.

Но если вы все же решили пригреть кого-то на груди, имейте в виду, что доверять ветеринарному свидетельству, где написано, что животное откарантинировано и здорово, не стоит. Лучше, прежде чем гладить и целовать тварь, проверить ее на всякую заразу. Не стоит также верить продавцам, которые скажут вам: “Этот крокодил больше не вырастет”. Маленькие крокодилы встречаются в природе редко. Другие могут вырасти до 7 метров и за три часа сожрать всю квартиру. Да и покупая маленькую черепаху, люди часто не подозревают, что скоро она будет весить два кило и ей понадобится аквариум на пятьсот литров. Достойно содержать живую экзотику далеко не каждому по карману. Если зверь заболеет, придется выложить немалые деньги. За прием экзотических животных ветеринары взимают наценку минимум 50 процентов...

Но нашего человека, похоже, никакие предупреждения не остановят. Один любитель экзотической живности сказал мне: “Ну, живет крокодил у меня дома. А что здесь такого-то? Некоторые и с тещей живут!”

Что верно, то верно. Тут не поспоришь.




    Партнеры