Братья на дороге

2 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 194

На рядовой столичной автозаправке остановилась белая “копейка”. В машине сидели двое — священник и дембель. Дембель пошел за водкой, священник — за заправщицей...

В бородатом служителе, поверх мантии накинувшем строгий военный камуфляж, не сразу узнаешь актера Алексея Чадова — Ваню Ермакова из “Войны” Алексея Балабанова и вампира Костю из “Ночного дозора”. Зато в дембеле сразу угадывается Эдичка из нашумевшего фильма “Русское” по произведениям Эдуарда Лимонова.

Да, это правда! Братья Андрей и Алексей Чадовы впервые снимаются вместе в картине Александра Велединского “Какими мы не будем”.

Сценарий фильма написал Игорь Порублев, соавтор Велединского по “Бригаде” и “Закону”. “Постчеченская история”, как называют ее создатели, рассказывает о злоключениях демобилизованного из Чечни мальчика Кира, оставшегося без ноги (Андрей Чадов). Путешествие инвалида и повстречавшегося ему на пути священника снимается в жанре “роад-муви” под музыку Александра Башлачева, Владимира Высоцкого, Виктора Цоя и группы “Сплин”.

Поскольку главный герой по сюжету инвалид, на площадке ежедневно дежурит дублер — паралимпиец Дима Удалов. После того как Велединский узнал, что Дима, как и он сам, родом из Нижнего Новгорода, дублер-консультант превратился в актера-эпизодника и стал любимцем всей группы. Но ближе всех любимец сдружился с Андреем Чадовым: тот после Диминых уроков машинально прихрамывает даже в отсутствие кинокамеры.

— Ваш фильм называется “Какими мы не будем”. А какими мы не будем? — поинтересовался корр. “МК” у режиссера Велединского.

— Первоначально название, которое было у Игоря Порублева, — “Какими вы не будете”: есть такой рассказ Хемингуэя. Может быть, мы еще вернемся к старому названию. Мы не будем, мы не хотим быть обывателями. Мы хотим быть, как Башлачев пел в своей песне, “честными, хорошими”. Вот какими мы будем.

— Вы служили в армии?

— Нет. Но у меня была военная кафедра в Политехническом институте Горького.

— И при этом снимаете кино на военную тему. Зритель ведь может не поверить...

— Необязательно танцевать в балете, чтобы потом снимать о нем фильм. К тому же у нас нет военных действий в картине, но если бы они понадобились, мы бы поехали и снимали бы там, в приближенных условиях.

— Можно ли снимать фильм о войне, когда она еще не закончена?

— Религиозные войны никогда не кончаются — и что ж, не снимать? И потом, повторю, военных действий не будет — только канонада за кадром.

— Вы снимаете патриотическое кино?

— Думаю, все мои фильмы в хорошем смысле патриотичные.

— А “Бригада”?

— Что “Бригада”? Это история страны, безумного и прекрасного десятилетия, слома, смены строя, создания нового класса. Да, на примере таких вот персонажей, но это очень честная картина. А значит — патриотичная.

— Вы дружите с режиссером “Бригады” Алексеем Сидоровым. Не планируете запустить какой-то совместный проект?

— Вряд ли. Хотя я подснялся, если так можно сказать, в его новой картине “Бой с тенью”. Теперь на мою фотографию в Интерполе показывают пальцем и говорят “Это очень плохой человек”.




Партнеры