Победителей не будет

3 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 217

Наша власть, похоже, не умеет ни читать, ни считать. Она способна только, подобно герою новогоднего мультика, в азарте кричать “маловато будет” и грести к себе все загребущими руками, не понимая, за что и от кого она по этим рукам может получить. И обязательно получит. Если будет верить только придворным математикам, считающим по принципу “а сколько нам надо”. Если и впредь будет для выявления своего авторитета опираться на выводы прикормленных социологов и лечиться у доверенных врачей.

Отрезвление приходит всегда неожиданно. И ставит “вершителей судеб” в такое положение, что им становится непонятно, как дальше быть и что делать. Все, что делается, направлено лишь на очередное “не потерплю” и “разорю”.

Год государство в лице особо доверенных представителей борется с ЮКОСом. Год Ходорковский со товарищи ведет диалог бизнеса с властью в наиболее комфортных для последней условиях, когда вопросы задает только одна сторона: “В глаза смотреть, сука!” Но даже в режиме максимального благоприятствования весь чиновничий карательный аппарат бессилен.

Суды, как на конвейере, штампуют многомиллиардные решения, а ЮКОС их исполняет. И при этом не валится. Уже не требует особых доказательств тот постулат, что в деле ЮКОСа государственную сторону совсем не интересуют деньги. Речь идет об отборе собственности. Советник президента по экономике Андрей Илларионов заявил в интервью, что дело ЮКОСа начинали определенные лица, которые сейчас не знают, что делать. Правда, позже Илларионов сказал, что его не так поняли. Министр экономического развития Греф в Германии посетовал на то, что Ходорковский вел себя неподобающим образом, и заметил, что конфликт с ЮКОСом “был неизбежен”. А ранее признал наличие “политического” фактора в деле. Как увлекательный детектив читаются откровения Грефа. Оказывается, Ходорковскому “было подано много сигналов, чтобы эти правила соблюдались, но они не были поняты”. И только после всей этой сигнализации были возбуждены уголовные дела против олигарха. Вот она, наша юстиция во всей красе. Сигналов не понял! А кто сигналы понимает, тот может спать спокойно.

Да и по логике, если бы государство интересовали деньги от якобы недоплаченных налогов, тогда почему ЮКОСу запретили погашать задолженность и платить налоги? У компании на счету скопилось почти полмиллиарда долларов, которые ей не разрешали перечислять государству. Разве не абсурд? Почти одновременно Международному инвестбанку Dresdner Kleinwort Wasserstein (DrKW) было поручено оценить главный актив “Юганскнефтегаза” для его последующей продажи в счет долгов холдинга. Почему выбрали именно его — для многих уже не секрет. По ряду сведений, один из руководящих постов этой уважаемой организации занимает бывший коллега нашего президента из дружественной организации — по периоду службы на территории Германии. Но, видимо, дружба оказалась не настолько сильна, чтобы в жертву ей принести репутацию. И немцы оценили компанию в диапазоне от 15 млрд. долларов до 18 млрд. с хвостиком. Причем по одному из сценариев оговорились, что 10,4 млрд. — это стоимость компании с дисконтом (со скидкой, грубо говоря), если продавать миноритарный пакет (то есть даже меньше блокирующего) и при сохранении рисков. К примеру, если продавать пакет акций в 20%, то есть, за 2 млрд. с небольшим. А главный риск у всех наших компаний всегда один: если власти вожжа под хвост попадет. Но страна получила сначала только ту цифру, которая показалась власти удобной, — то есть минимальную. Причем, хоть и ссылались все на Минюст, по секрету сообщали, что информационное сообщение готовили совсем в другом месте.

Но наши чиновники решили, что даже такие деньги — это чересчур. И обязались продать “Юганскнефтегаз” за 4 млрд. долларов. Причем 76,8% акций. Если от скидочки взять еще скидочку — так оно и получится. Немцы возмутились тем, как их переврали и (такого вообще никогда не было!) нарушили конфиденциальность контракта, предоставив полный текст отчета. Казалось бы, скандал! Но чиновники только утерлись (все — Божья роса) и пошли дальше.

Кстати, другой крупный инвестиционный банк — J.P.Morgan — оценил “Юганскнефтегаз” в 16—22 млрд. долл. Стоимость компании была бы и выше (от 19—25 млрд. долл.), но пришлось вычесть 3 млрд. долл. долгов государству.

У власти, по сути, не осталось никаких вариантов. Выражаясь шахматным языком, это даже не пат, когда ходить можно до бесконечности. Это цугцванг — положение, при котором любой ход ведет только к ухудшению. Они решили продавать “Юганскнефтегаз”. По их логике — за сумму, которая поступает государству только в виде налогов от этой компании в течение года (!). При этом чиновники всех рангов и мастей заявляют, что торги будут прозрачными и справедливыми. И нет никаких препятствий ни для кого, в том числе для компаний из-за рубежа.

Уже понятно, что на “Юганскнефтегаз” нацелилась недорожденная пока еще “Газпромнефть” (государственные менеджеры и “Газпрома”, и “Роснефти” бьются за контроль над финансовыми потоками нового холдинга). Другие российские компании вряд ли осмелятся претендовать всерьез. Если только для вида, чтобы создать видимость конкурса. Ни один западный концерн, кроме аффилированных с “Газпромом”, на этот аукцион не пойдет: зачем им головная боль, пусть и высокодоходная?

На прошлой неделе посол Швеции в России Свен Хирдман направил письмо Грефу, в котором недвусмысленно предупредил о предстоящих международных судебных исках к Правительству России со стороны шведских акционеров компании. Надо заметить, что это автоматически означает поддержку исков со стороны самого шведского государства. Для международных судов продажа “Юганскнефтегаза” по демпинговым ценам будет означать стопроцентную вину государства в развале ЮКОСа, снижении его рыночной стоимости и, соответственно, нанесении ущерба миноритарным акционерам. А ведь у шведов акций холдинга гораздо меньше, чем у пенсионных фондов США. А за деньги американских фондов поднимется и любая администрация США. Словом, полный аллес капут.

У властей есть только один достойный выход. Позволить компании рассчитаться по начисленным ей долгам и не разрывать ее на части. Либо продавать “Юганскнефтегаз” по справедливой цене. Тогда это действительно останется в плоскости экономического конфликта.

Может, на этот раз не как частное лицо сказал журналистам на прошлой неделе помощник президента Игорь Шувалов: “Наша позиция по поводу продажи “Юганскнефтегаза” — это нехорошо. Если ЮКОС не справится с выплатой налогов, то тогда придется объявлять о продаже”. Жаль, если окажется, что это журналисты опять неправильно поняли. Не ЮКОС жаль, а всех нас, обреченных при такой власти, упивающейся собственным величием и вседозволенностью, которую она принимает за демократию.






Партнеры