Сказ про газ

3 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 232

Публикация статьи “Погазуха” (“Московия” от 13 октября) вызвала много шума. Напомним: в селе Хатунь жители “сбрасывались” на газификацию, а газ в своих домах увидели не все. Но генеральный директор Мособлгаза Дмитрий Александрович Большаков с содержанием статьи не согласен. “Прежде чем такое писать, нужно все-таки консультироваться”, — сказал он и свое несогласие объяснил. В том числе и с помощью схемы газификации села Хатунь.

— Это крупный населенный пункт, который разбит речкой Лопасней на две застройки. В свое время он был включен в программу газификации Московской области на 2001—2004 годы. Вот ГРПБ — “газорегуляторный пункт блочный”, к которому подходит нарисованный красным газопровод высокого давления, — рассказывает и показывает он. — А зеленые линии — это разводка уже по улицам, распределительные газопроводы низкого давления.

Проект газификации той часть деревни, что за рекой, почему-то не был сделан. Но мы этим и не занимались, это должна была делать местная администрация.

— Значит, вся проблема — за рекой?

— Не только, эта часть тоже не полностью газифицирована.

— А вы говорите, что не согласны со статьей…

— Не согласен. В ней прозвучали обвинения в невнимании к этой проблеме в наш адрес и в адрес первого заместителя министра строительного комплекса Владимира Федоровича Жидкина. Это несправедливо. Мы — газораспределительная система. Мы распределяем газ и обеспечиваем устойчивость и надежность работы системы. Остальное — вопрос местной администрации. Какие деньги собирались местной администрацией и на что, я не знаю. Мы в этих процессах не участвуем.

Главную нашу задачу мы выполнили: газ в деревню подан, условия для газификации всего населенного пункта созданы. На следующий год сделаем “прокол” под рекой и подадим газ в другую часть деревни, построив там газораспределительный пункт. Эти работы будут проведены за счет Мособлгаза.

Что касается Хатуни, то, по данным сельской администрации, не газифицированными в ней остались 190 жилых домов, из которых только 78 с постоянно зарегистрированным населением. Я думаю, что их газификацией должны заняться сельская администрация, администрация района, потому что Ступинский район — не самый бедный в Московской области. В остальных 112 домах живут дачники, в основном москвичи.

— Жители считают себя обманутыми, как им быть?

— Я думаю, им необходимо создать какой-то рабочий орган, инициативную группу, которая смогла бы потребовать у местной администрации отчета за все расходы по строительству этого газопровода, спросить: “Вы собрали с нас столько-то денег, куда вы их потратили?” Если деньги были потрачены официально, значит, должны остаться документы: приходные ордера, платежные поручения, договора, которые всегда где-то подшиты, которые всегда можно проконтролировать, проверить.

— Может ли какая-то областная организация — или Мособлгаз, или министерство строительного комплекса — помочь этим людям, если они не смогут “найти концов” у себя в администрации? Помочь разобраться, кто виноват, если деньги, которые были собраны людьми, и деньги, выделенные областью, потрачены неправильно.

— Я не думаю, что деньги, выделенные из бюджета области, были потрачены неправильно. У министерства достаточно серьезный контроль. Если жители считают, что деньги потрачены не по назначению, они могут для проверки привлечь и правоохранительные органы, и любые аудиторские компании. Если они обратятся к нам, то максимум, что мы можем сделать, — это отправить запросы проектировщикам, местной администрации, строителям, собрать данные и сказать: “Господа, вот данные” — а отвечать в любом случае будет заказчик. Кроме того, я совсем не уверен, что здесь произошло какое-то грубое финансовое нарушение, что эти деньги были украдены. Просто сделали проект, который в полной мере не обеспечил газоснабжением всех жителей.

— То есть каждый должен заниматься своим делом? Кому люди давали деньги, с того они и должны спросить?

— Абсолютно так. Деньги собирались не с нас. Если средства Мособлгаза будут потрачены таким бездарным образом, тогда мы будем разбираться. Делать это за жителей мы не станем.




    Партнеры