Демократы и диктаторы

6 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 532

За пару дней в ходе игры произошел поистине революционный переворот. Покровский и Матвеев вынуждены перейти в стан конкурентов, и теперь “звездные” девушки Мого-Мого пребывают в состоянии, близком к эйфории. А еще жители каждого острова окончательно определились со своим общественным строем. У “Героев” и “Выбывших” — почти диктатура, у “Звезд” — расслабленная демократия. Сегодня в “МК” — очередные заметки очевидца о жизни в каждом островном “государстве”.

“Да замолчи ты, я готовлю, сам все знаю”, — обрывает Одинцов Лену Барткову, советующую, как лучше нарезать лаймы. Одинец — командир. “Ап! И тигры у ног моих сели”. Все притихли. Вообще, тематику, громкость и настроение любому разговору задает Одинцов. Команда “есть” — ужинаем, сказал “спать” — все идут спать. Одинцов как глава племени ест рыбью голову.

“Всем спать!” — команда Жанны выполняется молниеносно. “Спать будем не вдоль, а поперек”. Прапорщик чистой воды. “Я с краю, дальше — как хотите. Так, Джем, чего ты ходишь?! Отбой! А я еще в гамачке поваляюсь...” Ложатся все на кровать, поперек, а не вдоль. Как и наказала Жанна…

“Звезды” тем временем приходят в себя и отъедаются. Прибывшие к ним на остров “герои” Матвеев и Покровский, можно сказать, спасли их от голода. На костре тем временем поспевает суп из крабов и морских улиток (это новая позиция в “звездном” меню, раньше улитки Мого-Мого чувствовали себя в полной безопасности). “Звезды” пробуют и восхищаются: “Ой, как вкусно!” — “А что же вы раньше улиток не кушали?” — удивляется Покровский. Матвеев заботливо улыбается, да и вообще ведет себя, как интеллигентный глава большого семейства.

На совете племя “Звезд” удовлетворило просьбу Курика о добровольном вылете. Матвеев не хотел расставаться с ним так рано, ведь ему еще было чем поделиться с Русланом — своим опытом. Сам Курик, похоже, тоже не ожидал столь быстрой отставки. И когда стало понятно, что победа уплыла вместе с не пойманной на конкурсе рыбой, в глазах Руслана заблестели слезы. По приезде на Мого-Мого он спел несколько грустных песен у костра. Светикова плакала. Перед советом настроение в племени нельзя было назвать безоблачным и светлым. Даже несмотря на то, что Руслан вроде бы напросился, соплеменникам было жаль с ним расставаться. Только Гребенщиков говорил: если человек все время ноет “хочу домой, хочу домой”, его надо отпустить.



Партнеры