“Суперпсы” против “Жирного кота”

9 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 163

В воскресенье в Сочи завершился четвертый Международный детский фестиваль искусств “Кинотаврик”. Судя по результатам, у детей оказалось довольно циничное чувство юмора, но доброе сердце.


Приз за “Лучший полнометражный мультфильм” получил “Шрек-2”, и никто в этом не сомневался, потому что ничего прекраснее в этом году действительно не нарисовали. Приз за “Лучший фильм” забрал режиссер Андрэ Мелансон за англо-канадское кино “Даниэль и суперпсы”. Если коротко пересказать сюжет, то получится практически “Сука-любовь” для детей. Мальчик тренирует своего пса, но не для боев, а на некий миролюбивый конкурс.

— Помести собаку и ребенка в кадр, и можешь просить ассистента нести тебе кофе, — смеется Андрэ.

Мелансону можно верить, он на детях определенно собаку съел. С фильмом “Пес, который остановил войну” Андрэ приезжал в 1983 году на Московский международный кинофестиваль.

“Лучшая роль мальчика” досталась Мэтью Харбор за “Суперпсов”, а приз “Лучшая роль девочки” — Зане Леймане за латышско-эстонский фильм “Водяная бомба для жирного кота”.

“Жирный кот” запомнился всем не столько животными и детьми в кадре, сколько доходчиво и зрелищно показанным процессом изготовления “водяных бомб”. Это-то и определило весь дальнейший досуг детей на “Кинотаврике”.

— В нашем советском детстве это называлось “капитошками”, — со знанием дела объяснил Максим Коновалов, более известный как Кила из “Бумера”. Максим знает, о чем говорит, — всю “воспитательную функцию искусства” он прочувствовал на себе. Именно на его балкон закинуть “водяную бомбу” считалось особым шиком. На самом деле вполне невинная забава отвлекла детей от куда более экстремального развлечения — перелезания друг к другу в номер через балкон. Представьте себе, как на второй день праздника в штаб фестиваля в ужасе влетает Олег Янковский, который только что видел застывших между двумя балконами детей и боялся испугать их своим криком! После этого случая под окнами гостиницы выставили круглосуточную охрану.

Сам Олег Иванович с успехом присматривал за внуком Иваном и внучкой Лизой — восхитительным ребенком, имеющим привычку находиться одновременно местах в десяти. Внука Янковский догадался пристроить в детское жюри и таким образом нейтрализовал его хотя бы на то время, пока показывают конкурсные фильмы.

Но звание “самый трогательный родитель” заслужил все-таки Сергей Горобченко — Рама из того же “Бумера”. С сыном Глебом он не расставался ни на секунду, а позже десяти вечера его вообще никто не видел — Сергей укладывал ребенка спать и из номера уже не выходил. Глеба папа почти всегда одевал чуть теплее, чем необходимо, а друг Максим Коновалов уговаривал его разрешить сыну хотя бы снять куртку. Весь “Кинотаврик” практически рыдал от умиления.

Кстати, Сергей и Максим неожиданно оказались большими поклонниками классической музыки. Их самое сильное впечатление от “Кинотаврика” — концерт Валерия Гергиева. Гергиев прилетел в Сочи всего на три часа. Частный самолет ему предоставил друг Иосифа Кобзона, а воздушный коридор оплатил один из спонсоров “Кинотаврика”. Гергиев прилетел на фестиваль специально, чтобы пообщаться с детьми из Беслана — на “Кинотаврике” их 150 человек. Никто ни на секунду не отвлекся — во многом потому, что программа была разумно составлена из очень узнаваемых классических вещей. Этакий концерт мелодий для мобильных телефонов. После выступления сам Гергиев в разговоре с другом (по мобильному) признался, что давно не испытывал такого сильного потрясения.

Дирижировал Гергиев вместе с десятилетним Тимуром Зангиевым из Владикавказа. Маэстро родился там же, а в Сочи не был уже 22 года. Вышедшему его поприветствовать мэру города Виктору Колодяжному дирижер быстро пообещал купить в Сочи яхту, а затем попросил всех как можно меньше аплодировать, чтобы подольше поговорить наедине с детьми из Беслана. Пообщался с детишками и президент “Кинотаврика” Иосиф Кобзон. Иосиф Давыдович прилетел на закрытие и на церемонии спел “Так не бывает”. Песня очень хорошая, но в этот раз эффект оказался слишком сильным. Когда Кобзон запел о “сгоревшем спортзале” взрослых начало трясти. Бывшие заложники закрывали лица руками. Зал встал. Иосиф Давыдович заплакал сам и отвернулся, чтоб не заметили.

А самым эмоциональным моментом церемонии закрытия стало объявление о присвоении Вике и Оле Каллаговым звания “Герои Европы” от имени ЮНЕСКО. Когда террористы загоняли детей в школу, тринадцатилетняя Вика убежала, но когда поняла, что ее сестра находится внутри, сама постучалась в двери и попросила ее впустить. Восьмилетняя Оля считает, если бы сестра не вернулась к ней, она бы не смогла выбраться из школы.

На сцену к девочкам тут же поднялся Станислав Говорухин и отдал им DVD, который ему только что вручили как “режиссеру, внесшему огромный вклад в детский кинематограф”. Сам автор “Тома Сойера”, “Детей капитана Гранта” и, наконец, “Места встречи изменить нельзя” накануне на встрече со зрителями признался, что “детское кино сегодня — это “Бумер”, а играют парни, к сожалению, в Сашу Белого”. В доказательство вышесказанного в зал вошла группа детей в футболках с надписью “Бумер”.

Тем не менее сегодня в России “Кинотаврик” — почти единственное доказательство того, что отечественное детское кино все-таки существует. Правда, в конкурсе участвовало всего два наших фильма — “Тимур и его коммандос” Игоря Масленникова и “Тайна голубой долины” Евгения Соколова. Смеялись дети на них заливисто и регулярно, но ни одного приза картины так и не отхватили.

— Социальный аспект есть, сексуального не хватает... — взгрустнула после просмотра “Тимура” девочка из ансамбля “Росинка”.




Партнеры