Нюха-Арнюха

10 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 213

Каждый боевик твердо знает, кого брать на прицел первым. По негласному закону войны сначала отстреливают кинолога с собакой. За их трупы платят даже больше, чем за труп офицера. Оно и понятно: обученный пес, который идет на запах тротила, без преувеличения спасает сотни человеческих жизней.

Ко Дню милиции корреспондент “МК” навестил одного такого четвероногого друга. На счету немецкой овчарки Арни, к которой мы приехали в гости, десятки килограммов взрывчатки, найденных и в Москве, и на Кавказе. За голову собаки в Чечне сулили тысячу долларов...


Сегодня — День милиции. Праздник поистине народный — без дураков. Ведь милиции без народа некого защищать и не от кого получать зарплату. А ряды народа без милиции вообще сильно поредеют...

“Публичная охота на “оборотней в погонах” стала, к сожалению, общенародной забавой”, — горько сказал вчера начальник ГУВД Москвы генерал-лейтенант Владимир Пронин. Может, он и прав, может, и перегнули где-то палку. Но и проблем в милиции хватает.

Не будем сегодня о грустном — хотя бы один день в году. Милиционер ведь тоже человек и живет не одними только “усилениями”, засадами и погонями.

Поэтому на полном серьезе — и абсолютно искренне! — коллектив “МК” поздравляет всех сотрудников милиции с их праздником. Побольше вам спокойных деньков, благодарных граждан и толковых законов. А остальное приложится.


— Совсем наша Арни старушка, ей 12 лет, — старший прапорщик Центра кинологической службы УВД ВАО Москвы Владимир Чумаченко отпирает дверцу вольера, в котором нетерпеливо перебирает лапами его подопечная. В следующее мгновение собака пулей проскальзывает в открытую дверь и пускается в пляс около хозяина. Не обращая на меня никакого внимания.

— Ничего себе старушка, — дивлюсь ее резвости.

— Ну, на бок-то она, конечно, еще не заваливается, — гладит “старушку” по шерсти хозяин. — Но для выполнения боевых задач уже не годится — устает очень быстро и плохо слышит.

Мне Арни в руки не дается, ведет себя независимо и серьезно. Беспрекословно подчиняясь хозяину, других “хомо сапиенсов” будто в упор не видит. Я на всякий случай стою смирно, конечностями не размахиваю. Почесать ей за ушком тоже не решаюсь. А вдруг полруки оттяпает? С такой зубастой особой шутки плохи.

В 1996 году воспитанница Чумаченко была признана “Лучшей собакой России”: в тот год ей удалось отыскать 16,5 кг тротила. Кстати, только для людей эта взрывчатка ничем не пахнет — зато чуткий нос Арни мигом выделяет этот запах из других. К тому же она, что способна делать не каждая собака, умеет отыскивать и оружие — по запаху оружейной смазки.

Это помогало нашим военным находить в Чечне и в Северной Осетии тайники с боеприпасами. В Моздоке, в Грозном, в поселке Комсомольском Владимир и Арни работали в 2000 году. Чаще всего участвовали в “зачистках”. Арни по команде “Ищи!” исследовала каждый уголок дома, куда приходили на разведку. И если находила взрывчатое вещество, то садилась около этого места. Работала по полчаса с 15-минутным перерывом для отдыха.

— Один чеченец хотел отвалить мне за Арни тысячу долларов, — вспоминает Владимир. — “Зачем тебе она нужна?” — спрашиваю у мужика. — “Да так, — хитро отвечает тот. — Двор охранять”.

В селе Старая Сунжа, что в черте Грозного, едва не оборвалась жизнь этой пары. В подъезде дома Арни легонько зацепила лапой растяжку. Если бы прикосновение к проводу было чуть-чуть сильнее, кинолог вместе с псом взлетели бы на воздух. К счастью, Владимир успел резко оттащить Арни за ошейник, и устройство не сработало.

За службу на Кавказе хозяин Арни получил медаль “За отличие в службе по охране общественного порядка”.

— А Арни медаль на шею не повесили? Ей что-нибудь перепало? — спрашиваю я.

— А то как же! — смеется старший прапорщик. — Я ей премиальные в магазине купил: по полкило сыру и вареной колбасы.

Рыская по Измайловскому парку (питомник находится прямо в парке), она не обращает никакого внимания на прогуливающихся граждан. Зато с жадностью волочит палки и даже целые бревнышки, которые с трудом помещаются в ее пасти. Со знанием дела роет яму, вороша осенние листья, и, отыскав пивную бутылку, тащит ее куда-то в глубь леса.

— Однажды, — улыбаясь, вспоминает Владимир, — у меня с ней конфуз получился. Были мы на учениях в Ростовской области. После тренировки решили с коллегами отметить день рождения одного кинолога. Присели на полянке в лесу, чтобы собаки вволю набегались. Не успели выпить по рюмочке, как нас срочно вызвали к начальнику. Что делать? Недопитую бутылку водки закопали под деревом. Только выстроились перед начальством, бежит моя Арни, несет в пасти нашу бутылку. Мол, что ты, хозяин, добро разбрасываешь где попало? Я о тебе тут позаботилась…

Собачий век недолог. Сейчас Арни на законном отдыхе. В питомнике, заверил меня хозяин, она проживет до своего последнего дня. Дважды в сутки получая миску перловой каши с 200 граммами говядины и ежедневно гуляя в вольере.

Вообще же на прокорм такой особенной собаки государство дает смешную сумму — 14 руб. 50 копеек в сутки. Хватает только на самую дешевую крупу и суповые наборы. Кинологи, дабы порадовать воспитанников, приносят из дома разные вкусности — косточки, сыр, колбасу. Иногда разбирают их на время по домам, устраивают “каникулы” — рыбалку или прогулку в лес по грибы да ягоды. Сейчас Владимир Чумаченко готовит уже другого подопечного. Но в каждое дежурство непременно выводит на прогулку и старенькую Нюху-Арнюху.

— Большого секрета в обучении собаки нет, — рассказывает кинолог. — Чем больше в нее вложишь, тем лучше будет работать. Правда, псину надо суметь выбрать: для нашего дела подходят шустрые, подвижные, заводные. Этакие холерики по натуре, чтобы искали с азартом.




    Партнеры