Соврешь — порву!

11 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 199

Уважаемый Владимир Владимирович!

Буду краток. (Говорят, что длинные письма вас раздражают. А длинные-то они потому, что хочется рассказать вам обо всем, что волнует людей; а их волнует очень многое.)

Люди верят, что вы хотите сделать много добра. И никто не понимает, почему у вас не получается. А есть замечательная книжка про мальчика, которому тоже хотелось игрушек и пирожков. Но ничего не выходило. Никто не давал. Потому что он не говорил волшебного слова. А потом его добрый волшебник научил. И все пошло как по маслу. Но если вы думаете, что я про “пожалуйста”, то нет. И время не то, и люди не те.

Вы, наверное, знаете, что у нас в стране каждый день стреляют, взрывают — убивают людей, особенно на Северном Кавказе и в Москве. И всякий раз после самых страшных трагедий власть официально сообщает нам, что виноват Басаев, и его снова и снова объявляют в розыск.

Итак, где Басаев? Точнее, где голова Басаева? Когда нам ее покажут? Эти вопросы хотелось задать Патрушеву (ФСБ), но не вышло — не соединяют, невозможно дозвониться.

Пожалуйста, уважаемый Владимир Владимирович, спросите у Патрушева. Вы же почти каждый день встречаетесь; да и по телефону вас, несомненно, соединят.

И еще, Владимир Владимирович, пожалуйста, спросите это у него не тогда, когда у вас с ним секретные разговоры, а в тот момент, когда в вашем кабинете работают телекамеры государственных каналов.

Они потом нам покажут, что наснимали. Обычно на экране видно, как какой-то министр вам что-то докладывает, а вы говорите ему, что надо еще лучше проверить и убедиться, что людям точно от этого будет польза.

Сколько нам таких картинок показали за эти годы — не счесть. И ни разу ни один ваш собеседник не запутался, не сбился, не попался на вранье. Зная уровень наших чиновников, их бестолковость и косноязычие, приходится предположить, что вы, прежде чем выйти к телекамерам, с ними репетируете. Чтобы все прошло как по маслу. И это правильно, поскольку в серьезных вопросах экспромты недопустимы. А кроме того, высшие лица не должны публично ударять в грязь лицом — позорить и вас, и саму идею власти. (Из-за этих репетиций, думаю, вы и опаздываете всюду: разве им с одного раза втолкуешь...)

Если будете репетировать с Патрушевым, рискну предложить не только тему, но и текст.

ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ: — Где Басаев? Почему не пойман?

ШЕФ ФСБ: — Э-э-э...

ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ: — Даю неделю... Хорошо — две недели сроку. Не предъявите Басаева живого или мертвого — будете разжалованы, арестованы и преданы суду. (Поворот головы в сторону министра внутренних дел.) И вас касается. И смотрите, чтоб никаких подделок. А то подсунете мне труп какого-нибудь одноногого бомжа, а этот черт потом выступит по телевизору...

Владимир Владимирович, увидите — подействует. Помните, как однажды в самолете (это потом попало в газеты) вы сказали Вяхиреву (тогда — хозяину “Газпрома”):

— Рем Иванович, если не отнимете НТВ у Гусинского, я вас порву.

И все получилось. Потому что “порву” — это самое настоящее волшебное слово; действует по всей вертикали, прошибает насквозь. Эти ваши люди — они не понимают, когда с ними по-доброму. Они слушают ваши вежливые слова и думают, что все как-нибудь рассосется. А “порву” они понимают. И губернаторы понимают, и Вешняков (ЦИК), и... Интересно, поймет ли, к примеру, Саакашвили; но тут без эксперимента не обойтись, теория молчит.

Порву — очень сильное волшебное слово. Хоть я и не Вяхирев, а понимаю, что он почувствовал, когда услышал. Перед его мысленным взором вряд ли очутился рваный клочок бумаги. Скорее, он ощутил себя голым, а на горле, на пузе и в паху — большие острые зубы.

На прощание. Письмо могло быть еще короче. Но есть сложность: чем короче говоришь — тем грубее получается. Одно дело “уважаемый”, “пожалуйста”, “извините, если что не так”, а при сокращении до предела остается только “упал! отжался!”. У меня, конечно, есть опыт лаконичной переписки с лидером одной из думских фракций. Я ему дважды написал “пошел на...” (и указал короткий адрес). Но толку никакого. Не идет, ждет, пока это ему вы скажете.

Заканчиваю.

Уважаемый Владимир Владимирович, поверьте на слово: есть реальный способ решить проблему Басаева. Окончательно решить. Но, как вы понимаете, такие деликатные вещи через газету не сообщишь, и по телефону не скажешь, и по почте не пошлешь.

Пригласите — скажу. Не шучу. Вопрос слишком назрел. Даже не спрашиваю, что вы об этом думаете.





Партнеры