Супный день

11 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 169

На пороге — зима. И, как водится, еще в октябре в Москве появились первые замерзшие насмерть. У нищих нынче одна проблема: не протянуть ноги от голода и холода.

Но, как выяснил репортер “МК”, проблема выживания касается не только люмпенов.


Задворки Курского вокзала. В скверике ждут благотворительного обеда плохо одетые люди. Дама неопределенного возраста, не обращая внимания на холод, валяется прямо на газоне. Ей, судя по всему, уже хорошо. Рядом кукует Дима из Владимира. Говорит, что освободился месяца четыре назад — вот и застрял в Москве. Жалко его? Наверное, нет. Дима украшением города не является.

А вот рядом — Эмилия Григорьевна Саранцева. Без жилья осталась в 1985 году. Старшая дочь устроила личную жизнь, вышла замуж, а зять выгнал тещу из квартиры в Балашихе. Обреталась по общагам, но потом и оттуда выгнали. Дочь уже получила новую квартиру в Москве. А мать живет на вокзале, кормится благотворительными обедами.

— Отработала всю жизнь инженером, а на старости лет государство бросило на помойку.

Рядом стоит группка пенсионерок. На бомжих они не похожи. Одна из старушек — Марья Петровна Иванова. Ее пенсия — 2300 рублей, из них 780 платит за квартиру.

— Я оформила внучке квартиру на условиях ренты, а она меня только ночевать пускает. Как мне на полторы тысячи, что остаются от квартплаты, прожить? Вот и хожу сюда поесть.

Пальто Марье Петровне подарили бездомные, обувь на помойке нашла, колготки выдали в церкви. Что еще нужно человеку, чтобы встретить старость?

А вот Ксения Петровна с ее пенсией в 2600 рублей. Она стоит на ноябрьском ветру в пальто, купленном в 1963 году. На другое не заработала. Всю жизнь провела под землей — контролером в метро. И выслужила такую вот великую пенсию, из которой 900 рублей надо за квартиру отдать. И она тоже никакой помощи ни от государства, ни от города не получает.

— Я всю жизнь не воровала, не грабила, а теперь, получается, на старости лет милостыню просить должна?

...Дождались. Подъезжает легковушка, из нее выносят армейские котлы с едой, и в скверике начинается столпотворение. Бродяги и пенсионеры пытаются пролезть без очереди, отталкивают друг друга. Женщина, привезшая угощение, то и дело строго кричит на них. Валентина Кузнецова раздает обеды с 1998 года.

— Каждый день здесь по 150 порций съедают. Приходят поровну бомжи и пенсионеры, о которых больше позаботиться некому. Вот и получается, что наших бродяг кормят немцы (благотворительную акцию оплачивает немецкий фонд).

Наконец удается установить подобие порядка. В картонные тарелки накладывают кашу, в пластиковые стаканчики разливается чай...

Нам могут возразить: пенсионерам положены субсидии на оплату квартиры, а договор ренты можно и расторгнуть. И получается, что виноваты сами пенсионеры: не обращаются в органы соцзащиты по месту жительства. Но мы увидели этих стариков не в собесе, а в очереди за бесплатным супом. Не верится, что пришли они за ним от хорошей жизни. А значит, что-то в нашем городе не в порядке.




Партнеры