Боярин на распутье

11 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 478

Уж две недели как все информагентства прямым текстом передают: “С 15 декабря, срока завершения контракта с “Рубином”, полузащитника казанцев и сборной России Дениса Бояринцева можно считать игроком “Спартака”. Сам футболист отнекивается — рано сватаете, подождите...

“СПАРТАК”

— Я пока о своем будущем говорить не готов, — сразу обрезает Денис. — Сезон закончится, тогда и буду определяться.

— Дилемма такая: “Спартак” или “Рубин”?

— Почему обязательно так? Есть и другие интересные предложения. Я еще ничего не решил. Качели. Туда-сюда...

— Но пресса-то пишет: мол, Бояринцев уже и аванс в “Спартаке” получил...

— Не знаю, откуда у людей такая информация. Полный бред! Веришь — нет, понятия не имею, на каком основании СМИ Бояринцева в “Спартак” продали.

— Но контакты-то были с руководством красно-белых?

— Да, но пока только устные. С кем именно? Зачем об этом говорить? У них есть специальные люди, которые занимаются трансферной политикой, — с ними и общался.

— С кем-то из “Спартака” лично знаком?

— С Димой Аленичевым — по сборной. Старков? Нет. Только от Виталика Астафьева (полузащитник “Рубина” и сборной Латвии. — Р.В.) слышал, что грамотный тренер.

— Положа руку на сердце — мечтаешь в “Спартак” попасть?

— Конечно.

— Деньги играют роль при переходе?

— Что скрывать, хотелось бы заработать. Век футболиста короток... Впрочем, для меня это все равно не определяющий фактор.

МОСКВА

— Ты коренной москвич, но в столичных командах не играл. Как считаешь, почему до сих пор футболист Бояринцев Москве был не нужен?

— Просто в определенном возрасте — 18—19 лет — я не был игроком высокого уровня. Или, может быть, тренеры задатки не рассмотрели... Но я ни о чем не жалею — те же годы, проведенные на Урале, мне многое дали. И в игровом плане, и в жизненном. Благодаря этой школе я и стал тем, кто я есть. Футболистом сборной, которым интересуются команды высокого ранга. (Смеется.)

— Не обидно было, когда родина признавать не хотела?

— Честно говоря, никогда об этом не думал. Обидно — не обидно... Просто хотелось играть, а где — неважно. И потом, останься я в Москве, неизвестно, заиграл бы вообще.

— Сейчас предложениям из Москвы приоритет отдаешь?

— Не сказал бы. Просто хочется чего-нибудь выиграть, а с московским клубом, как мне кажется, это сделать проще.

— Но домой-то хочется?

— Были интервью, когда я говорил, что хочу вернуться в Москву. Родные у меня здесь, друзья, квартира... Сейчас мнение изменилось — на первое место ставлю профессиональный рост.

— Какой-то столичной команде симпатизируешь?

— В детстве, как и любой мальчишка, болел за “Спартак”. Сейчас нравится “Локомотив”. Желаю команде Семина выиграть чемпионат-2004. По игре они этого достойны.

— Семин-то в свои ряды не зовет?

— Без комментариев.

— Перефразирую вопрос: все московские клубы приглашают?

— Не все — некоторые. Кто именно? Повторюсь: пока не хотелось бы распространяться на эту тему.

— Ты ведь прошлой зимой мог в “Динамо” оказаться. Почему не сложилось?

— Откровенно говоря, испугался появления в команде Гжебика. Если бы в команде остался Прокопенко, думаю, этот переход состоялся бы. А работать с иностранцем... Боязно. Взять тот же “Зенит” — пришел Петржела, привел с собой группу чешских футболистов. То же самое произошло и в “Динамо”. Кого Гжебик ставил в состав? Соотечественников... Все взвесив, я понял, что шансов попасть в основу “Динамо” у меня немного, и остался в “Рубине”. Считаю, что не прогадал.

— Знаю, что еще один несостоявшийся динамовец — Андрей Канчельскис — твой кумир. В этом сезоне Андрей дебютировал в чемпионате России. Удалось пообщаться?

— На поле перекинулись парой-тройкой фраз, когда его “Сатурн” в Казань приезжал. Мне больше наша первая встреча запомнилась — еще на сборах... Андрей тогда как раз за “Динамо” играл, ну мы и столкнулись на одном фланге. Меня эмоции переполняли! Что, впрочем, не помешало пару раз против Канчельскиса жестко сыграть — кумиры кумирами, а работу делать надо. На поле друзей нет...

“РУБИН”

— Во сколько процентов оцениваешь вероятность того, что останешься в Казани?

— Тяжело сказать... Скорее всего я покину “Рубин”. На сто процентов? Нет, не уверен...

— Этот сезон для “Рубина” сложился крайне неудачно — бронзовый призер чемпионата-2003 почти до самого финиша боролся за выживание. В чем причина падения?

— Вопрос сложный, и двумя-тремя словами тут не обойтись. Очень много причин... При этом я уверен, что перспективы у команды хорошие, и к тысячелетию города от “Рубина” вполне можно требовать места в еврокубках. Разумеется, при условии грамотной трансферной политики.

— Какую оценку поставишь “Рубину” за этот год?

— Твердую тройку.

— А себе?

— Тоже. Не самый яркий год. Хорошие фрагменты были, но не более того.

— Худший матч “Рубина” в сезоне-2004?

— Однозначно, домашнее поражение от “Рапида” в ответном матче Кубка УЕФА. Игра-разочарование. Столько в Казани ждали этого матча, а тут такое... Ничего — переживем. Такие поражения только характер закаляют.

— Ты как раз после этой игры был переведен в запас, и сразу же пошли разговоры о конфликте Бояринцева с Бердыевым...

— Особых трений не было — просто мы с Шароновым сели на “лавку” и все. В лицо никто за поражение от австрийцев не обвинял, но наказали почему-то только нас двоих. Честно говоря, было немного обидно, хотя я и старался это не показывать. Спрятал гордость подальше, продолжал работать... В любом случае Бердыеву было виднее — только он определяет состав на игру.

— Два вопроса не о работе. Что там за старец у вас в Казани живет — болельщик команды чуть ли не с полувековым стажем? Ты с ним лично знаком?

— Видел пару раз в раздевалке. Сам не общался и только из газет узнал, что у “Рубина” есть такой талисман. (Смеется.)

— Говорят, он даже зимой в халате ходит.

— Чушь. Нормально человек одет — только тюбетейка на голове.

— А что это за история с казанскими колдунами?

— Да это Петржела все выдумал (два года назад тренер “Зенита” обвинил не проигрывающий дома “Рубин” в шаманстве. — Р.В.)! Полная ерунда. Тут даже комментировать нечего. Мы над интервью чеха всей командой смеялись...

СБОРНАЯ

— Тебя лично что больше огорчило: крупное поражение от “Рапида” или разгром сборной в Португалии?

— Ой, вопрос-то какой сложный... Оба этих матча для меня крайне тяжелые. Долго в себя приходил. От Португалии до сих пор отхожу...

— Какое состояние было, когда на табло зажглось 1:7?

— Шок. Такое ощущение, что это происходит не с тобой, что ты за всем этим со стороны наблюдаешь.

— Напиться не было желания?

— Что, если русский человек — значит, обязательно горе водкой заливать? (Смеется.) Нет, мне пить нельзя было — через три дня “Рубин” в чемпионате играл.

— Два этих поражения — от “Рапида” и португальцев — раны на всю жизнь?

— Время все сгладит, а вот память...

— Слышал, разговоры ходят: “Для Ярцева матч с эстонцами — последний”?

— Слышал, но особенно этому не верю. У нас пресса пишет, что Бояринцев в “Спартак” перешел, а он еще в Казани. (Смеется.) Если же серьезно... Я считаю, что Георгию Александровичу даже после страшного разгрома в Португалии можно доверять. Во-первых, он это право заслужил, выведя сборную на Евро-2004. А во-вторых, как мне кажется, Ярцев в силах исправить положение и завоевать путевку на чемпионат мира.

— А как относишься к тому, что с эстонцами 17 ноября будем играть не в Москве, а в Краснодаре?

— Положительно. Не только у москвичей есть возможность за сборную поболеть. И я уверен, что в отличие от матча со словаками, когда “Динамо” был заполнен в лучшем случае наполовину, в Краснодаре сборную ожидает аншлаг.




Партнеры