Фильмы, которые мы не увидим

12 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 666

ЧТО ПРИНЯЛИ ДЕПУТАТЫ?

“Запрещается в период с 7 часов до 22 часов распространение в теле-, видео-, кинохроникальных программах и демонстрация в телевизионных фильмах и кинофильмах трупов людей, сцен убийства, нанесения побоев, причинения тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью, изнасилования и иных насильственных действий сексуального характера”.

Говорят, что нынешняя Госдума скучна и не способна на сюрпризы. Плохо знаете депутатов! В среду вечером единогласно (420 “за”, ни одного против) в первом чтении они приняли закон, запрещающий показ на телевидении с 7 утра до 22 вечера сцен убийства и насилия в новостных передачах, документальных и художественных фильмах. Правительство было против, думский Комитет по информполитике был против, президиум фракции “Единая Россия” решил голосовать против. Но все проголосовали “за”...

Уже несколько недель из повестки дня одного заседания в повестку дня другого кочевали четыре проекта, обреченных на смерть. Все они предлагали поправить ст. 4 Закона “О СМИ”. Авторы (Жириновский, Владимирское заксобрание, г-н Арефьев и г-н Скоч из “Единой России”) хотели пойти навстречу избирателям, уставшим от бесконечных мордобоев, крови и разборок на телеэкранах.

Председатель Комитета по информполитике Валерий Комиссаров объяснял коллегам, что механизмы, предложенные авторами законопроектов, “имеют много изъянов”. Он повторял и повторял, что уже сейчас в Законе “О СМИ” есть норма, не допускающая распространение передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости. “Вот, например, проект депутата Скоча запрещает показ трупов людей, сцен убийств, нанесение побоев, — говорил Комиссаров. — Так под запрет попадет вся классика! Давайте вспомним фильм “Веселые ребята”. Мы помним эту шикарную драку, которая там есть. Я уж не говорю о “Трех мушкетерах”...”

Но тут слово взяла первый вице-спикер Любовь Слиска, чье настроение уже было безнадежно испорчено Советом Федерации, не поддержавшим закон, запрещающий пить пиво на улицах: “Почему все четыре закона мы отклоняем? Может быть, хоть один из них заслуживает малейшего снисхождения?”

Комиссаров продолжал держать оборону, предостерегая от грубого вторжения в “тонкую сферу” телевидения: “Ирония судьбы, или С легким паром!” — там же побои, Ипполит выкручивает руки Мягкову! В таком прямом виде законы принимать нельзя...”

А представитель правительства Андрей Логинов сказал, что пока не известно ни одного факта закрытия СМИ за пропаганду порнографии, насилия или жестокости, потому что в законе сами эти понятия не расшифрованы.

Зал зашумел. И тут Комиссаров сдался: “Я, например, в глубине души даже согласен с отдельными положениями законопроекта Андрея Скоча. И депутаты могут не прислушаться к мнению комитета, это нормально...”

Зал зашумел еще больше. “Какая разница, что в законах все уже написано, если ничего не работает? Надо же принимать какие-то меры, а если потом выяснится, что доработать этот закон не получится, — решим по-другому”, — предложил Владимир Никитин (“Родина”). “Да, потом комитет все доработает и сделает градацию, где там веселые ребята, где человека съели”, — ЛДПРовец Олег Малышкин предложил больше не рассусоливать и прислушаться к мнению г-жи Слиски.

Прислушались. В первом чтении был принят проект “единоросса” Андрея Скоча, который, видимо, необдуманно поставил крест на собственной инициативе и лично при обсуждении не присутствовал.

Кстати, предложенная им формулировка исключает показ всех фильмов о Великой Отечественной и любой другой войне. Многие сюжеты в новостных передачах — например, информация о терактах или громких убийствах — видимо, тоже должны исчезнуть.

В МАВЗОЛЕЙ НУЖНО ХОДИТЬ НОЧЬЮ

“МК”, в свою очередь, предлагает распространить закон на все прочие зрелища и объекты культуры-истории. Например, Мавзолей. С тем, что Ленин — труп, никто не поспорит. С тем, что его демонстрируют, — тоже. Так пусть главная мумия страны “работает” с 22 вечера до 7 утра. Так ее, по крайней мере, дети не увидят...


Сергей СКВОРЦОВ, руководитель дирекции кинопоказа телекомпании НТВ:

— Закон, слава Богу, еще не принят, и я надеюсь — здравые умы все-таки возобладают. Если нет, то тогда придется снимать 90% кинопоказа. Да и новостей, наверное, тоже. Тогда люди не увидят ни “Оперов”, ни “Ментов”, ни “Бандитских Петербургов”, ни “Преступления и наказания”, ни “Войны и мира”: там очень много трупов на Бородинском поле... У каждого жанра свое количество экшна. Где-то больше, где-то меньше. В боевике много, в детективе — меньше, но в любом случае, если речь идет об убойном отделе, то они всегда расследуют убийства. Рассказывать о трупах за кадром — это по крайней мере несерьезно. Да и военные фильмы, вроде “Звезды”, к той же категории относятся. За них, кстати, госпремии дают...


Антон БАРЩЕВСКИЙ, продюсер киноромана “Московская сага”:

— Я за самоцензуру авторов и против жестких законов о СМИ. Что касается нас, то по согласованию с руководством Первого канала все самые откровенные сцены из “Московской саги” были вырезаны еще до принятия Думой этого закона. Мы сделали это по убеждению, т.к. время семейного просмотра (21.30) действительно, на наш взгляд, не должно содержать подобных сцен. Что же до нового закона, то, на мой взгляд, проблема — не в буквальном показе насилия или эротики, а в идеологии самих фильмов. Не стоит воспевать бандитов, жуликов, киллеров, не надо делать их своими героями, навязывая тем самым зрителю, и еще важно понять, что будет ограничивать этот закон — не будет ли он скрытой формой цензуры вообще.



    Партнеры