Николай Чудотворец

13 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 465

Дождались — теперь и у российских болельщиков появилась возможность воочию наблюдать за игрой одного из лучших вратарей мирового хоккея! Хабибулин, единственный русский голкипер — обладатель Кубка Стэнли (Николай Чудотворец, как его называют в Америке), на днях подписал страховочный контракт (до завершения локаута в НХЛ) с казанским “Ак Барсом”...


— Николай, почему все-таки Казань?

— Потому что от “Ак Барса” поступило предложение. Другие клубы не звали...

— Сложно переговоры шли?

— Нет. Как только я принял окончательное решение ехать в Россию, они практически тут же и завершились. Локаут грозит растянуться на весь сезон — надо трудоустраиваться.

— В Минске не было желания поиграть (жена хоккеиста Виктория родом из Белоруссии, и именно в Минск Николай минувшим летом привозил Кубок Стэнли. — Р.В.)?

— Можно было, конечно, и туда податься, но уровень российской суперлиги, как ни крути, выше. Сыграла свою роль и амбициозность казанцев: в ходе переговоров руководства клуба сразу оговорилось, что перед “Ак Барсом” в этом сезоне стоит только одна задача — стать первыми.

— После 10 лет, проведенных за океаном, вам, наверное, сложно будет с российским бытом свыкнуться?

— Безусловно, жизнь здесь совсем другая, нежели в Америке, но люди ко всему привыкают.

— Период акклиматизации прошел?

— Сейчас самый пик. Состояние общей усталости...

— Поэтому не принимали участие в контрольном матче со “Спартаком”?

— Да, мы поговорили с Билялетдиновым (главный тренер “Ак Барса” и сборной России. — Р.В.) и приняли такое решение. Честно говоря, я еще не готов играть.

— Билялетдинов не обижается на вас за отказ выступать на Кубке мира?

— Эту тему мы не затрагивали. Нет смысла.

— Что нужно сделать для того, чтобы Хабибулин вернулся в сборную страны?

— Начинать нужно с головы. У нас есть опытные люди (Вячеслав Фетисов, Игорь Ларионов), и я уверен, что именно они могут помочь российскому хоккею.

— Ведете речь о смене руководства ФХР... Ну а если этого не произойдет, смогут ли болельщики увидеть вас в составе сборной России?

— Не знаю. Во время первого перерыва я точно отправлюсь в Америку, а дальше... Все будет зависеть от того, сколько времени вместе со мной будет проводить семья. Жена скоро прилетит в Казань на “разведку” — посидим, подумаем... В случае если родных рядом со мной не будет — я, разумеется, первым делом буду летать к ним.

— Лидеры “Тампа-Бэй” Ричардс и Лекавалье (первый — лучший игрок Кубка Стэнли-2004, второй — хоккеист №1 минувшего Кубка мира. — Р.В.) едут в Казань по вашей протекции?

— Я думаю, что в какой-то степени на их решение приехать в Россию повлиял тот факт, что я тоже буду играть за Казань. Ребята интересовались у меня: где находится город, что это за клуб? Все, что знаю, рассказал. Другое дело, что знаю немного — последний раз был в Казани 10 лет назад. (Смеется.)

— Ричардс и Лекавалье — это действительно звезды НХЛ?

— Однозначно. И Брэд, и Венсан сейчас одни из лучших молодых хоккеистов мира.

— За “Ак Барс” будете играть в знаменитом шлеме с изображением стены (еще одно энхаэловское прозвище Николая — Булинская Стена. — Р.В.)?

— Боюсь, что у меня просто не будет времени сделать себе новый шлем — с цветами “Ак Барса”, поэтому скорее всего буду играть в старом.

— Конкуренции со стороны Фрэда Брэтуэйта не боитесь?

— Даже не задумывался об этом... Мы встретились, пообщались, нашли общий язык... Вполне может быть, что я даже в чем-то помогу Фрэду. Он хороший вратарь (плохому голкиперу 250 матчей в НХЛ просто не дадут провести), но я на своем опыте знаю, насколько это сложно — приехать в чужую страну и не понимать ни слова.

— Последний вопрос — в деньгах проиграли по сравнению с “Тампой”?

— Эту тему обсуждать не буду. О шести миллионах, которые фигурировали в американской прессе, речь, разумеется, не идет, но я условиями контракта доволен.




Партнеры