Изнанка кремлевского времени

13 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 748

Чугунный молот пронесся в нескольких сантиметрах от меня, заставив похолодеть от ужаса и буквально вжаться в стену. Раздавшийся звук проник в каждую клеточку тела, и оно в ответ завибрировало. Я будто одновременно оглохла, ослепла и потеряла ориентацию под действием этого звучания. И лишь когда затих гипнотический гул — вспомнила, где нахожусь.

...А начиналось все с винтовой лестницы. Именно по ней репортер “МК” пустился в путешествие по “внутренностям” главных часов страны — Кремлевских курантов. Которые на днях справили 600-й юбилей.

Ступеньки времени

— Главное — смотрите под ноги и вообще будьте предельно внимательны, — наставляли меня сотрудники комендатуры Кремля, перед тем как пропустить в потайную комнату Спасской башни, где берет начало узкая винтовая лестница, ведущая прямо к курантам. Лифта здесь, разумеется, нет. Крутая красавица с многочисленными ступеньками поднимается на высоту почти 60 метров... Пока доберешься до верха, сто потов сойдет. Впрочем, тренированные сотрудники комендатуры Кремля умудряются взбежать (почти взлететь) по ней без остановок и передышек за считанные минуты. Вообще лестниц здесь по сути две: сначала идет белокаменная, затем, со второго яруса, — чугунная. Ступеньки узкие (не больше 40 см), перила — ажурные, отлитые мастерами несколько столетий назад, что называется, на совесть.

Мои провожатые из комендатуры говорят, что некогда “побывать внутри” курантов могли только императорские особы и приближенные к ним лица. Иногда, в виде исключения, державные часы изнутри показывали иностранным послам. Впрочем, и сегодня увидеть начинку курантов может далеко не каждый. Охраняют главные часы страны не хуже любого объекта стратегической важности. Чтобы попасть сюда — пришлось получать специальное разрешение.

Первые пять ярусов (переход с одного на другой — через дырку в полу) миную без остановок. Ничего интересного здесь нет. На уровне второго и третьего, правда, находятся комнаты, из которых много столетий назад велось наблюдение за площадью, но последние несколько десятилетий отсюда никто окрестности уже не осматривает.



Механическое сердце

Седьмой ярус расположен на высоте приблизительно 40 метров, как раз на этом уровне находятся циферблаты — лицо курантов. Это самое большое помещение. Его насквозь пронизывают веревки и тросы, соединяя все четыре циферблата (диаметр каждого больше 6 метров, высота цифр 72 см, а минутная и часовая стрелки имеют длину — 3,28 и 2,97 метра), благодаря чему стрелки передвигаются синхронно.

На восьмом расположено небольшое (приблизительно четыре на четыре метра) помещение, где в постоянном движении находятся шестеренки, рычаги и прочие мудреные составляющие. Это — самое сердце кремлевских курантов, которые на сегодняшний день являются единственными древними механическими башенными часами не только в стране, но и в мире. Удивительно, но в них нет ни одной электронной детальки. А вот куранты, красующиеся на Большом Кремлевском дворце и очень похожие на Спасские, имеют помимо механической еще и электронную начинку. Стены в “сердечной” комнате выложены из красного кирпича и белого камня. Потолки довольно высокие, но все равно кажется, что они давят на тебя. Наверно, все дело в беспрерывном движении всего и вся.

Человеку среди этих механизмов не место. Чувствуешь себя лишним, отчего становится неуютно и холодно. Кстати, обойти огромный механизм можно лишь по узкой дорожке вдоль внутренних стен. Боюсь дотронуться хоть до одной до шестеренки — все они шевелятся, толкая одна другую. Тяговый трос, поднимающий гири, движется очень медленно. Он пронизывает всю башню насквозь — три гири весом от 160 до 224 кг путешествуют по всей ее высоте.



Голоса и духи курантов

Поднявшись еще выше, попадаю в “звонницу” — на открытую площадку под шатром. Именно здесь висят колокола. Часть из них — старинные. На некоторых есть даже клеймо мастера. Читаю на одном: “Вылит в 1769 году, весу 21 пуд, лил Семен Можжухин”. Языков в колоколах нет: снаружи их бьют молоточки. Звук от этого получается короткий. Кремлевские часовщики говорят, что еще 8 лет назад на месте некоторых колоколов находились так называемые билы — бронзовые пластины, которые не могли обеспечить по-настоящему красивого звучания. Сейчас в Спасской башне — полный состав бронзовых “певцов”. Колокольный хор налаживали лучшие звонари Московской патриархии. Впечатление от звона колоколов — ярчайшее. Звук, рождающийся под шатром, вроде бы и не громкий, но какой-то всеобъемлющий. С непривычки может стать даже плохо. Когда звучат все колокола одновременно, голова кружится, а коленки подгибаются. Между прочим, белокаменная ограда на площадке невысокая (меньше полуметра)...

По легендам, некоторые императорские особы здесь сознание теряли. А еще в Средние века ходили слухи, что в Спасской башне живут духи, которые облюбовали “звонницу”. В том числе и поэтому народ хранителей курантов (а некогда была такая почетная должность), якобы умевших общаться с потусторонним миром, уважал и боялся. Сейчас Спасская башня по-прежнему производит мистическое впечатление. Мне, например, все время казалось, что за мной наблюдают десятки глаз...



Как подмаслить юбиляра

Постоянно ухаживают за Кремлевскими курантами всего два человека (их имена держатся в строгом секрете). Это они сопровождали меня во время путешествия. По дороге назад строгие и не слишком разговорчивые “хранители” дали мне помаслить одну шестеренку. В честь праздника. Первым российским башенным часам этой осенью (по некоторым источникам — в середине ноября) исполняется 600 лет. К сведению, первые куранты появились на дворе князя Василия, сына Дмитрия Донского (там, где сейчас стоит Большой Кремлевский дворец). А куранты на Спасской башне воздвигли чуть позднее. С тех пор на них много раз покушались... В последний — в 1917 году. Тогда во время боев за власть Советов они были выведены из строя артиллерийским снарядом. После этого, слава богу, никому и в голову не приходило повредить “главный хронометр страны”. Даже хвостатым лазутчикам — крысам.

— В архивах мы не нашли никаких сведений, доказывающих, что куранты подвергались их нашествию, — говорят специалисты НИИ Часпрома, которые регулярно инспектируют и реставрируют башенные часы. — Сегодня же вероятность повреждения часового механизма крысами или какими другими божьими тварями (например, мокрицами, тараканами) полностью исключена. Для этого Спасская башня регулярно обрабатывается специальными веществами. Кроме того, в ней постоянно поддерживается определенный температурный режим.

Кстати, во время последней реставрации курантов, почти пять лет назад, на циферблаты и стрелки нанесли особое защитное вещество, которое помогает противостоять городской копоти и газам. Так что до следующей “генеральной уборки” тикать им еще и тикать...

Уже выйдя за территорию Кремля, я посмотрела на часы и обомлела. Прошло добрых полтора часа, а мне показалось, что всего несколько минут. Не зря говорят, что время движется крайне медленно для того, кто наблюдает за его движением.





    Партнеры