Рождение по мукам

16 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 165

— Не понимаю, чего эти Тагиевы шум поднимают? — раздраженно шипит медсестра. — С такими больными детьми им нужно молиться на врачей, чтобы выходили. А они еще в газету жалуются...

“МК” уже писал, что 13 сентября в роддоме 36-й городской клинической больницы родились одновременно три брата и три сестры. Выжили только пятеро малышей.

Тогда, два месяца назад, их называли “российским чудом”. Ведь шестерня в России родилась впервые. Тагиевых показали по всем центральным каналам. Но потом ажиотаж стих, и про уникальную семью забыли.

Да и хвалиться стало нечем: врачи находят у малышей букеты болезней — прогнозы неутешительные.

Тагиевы как раз никому не жалуются, а судьбой их детей мы поинтересовались сами. Ведь уже пошел третий месяц, а дети по-прежнему находятся в больнице. И выписывать их не собираются.

Мехрибан вместе с двумя детьми, Магометом и Хадижой, лежит в 9-й детской ГКБ.

Забот у нее хватает. Кроме того, что делают обычно все мамы грудничков — кормить, пеленать и прочее, — ей приходится быть еще и немножко медсестрой: мерить детям температуру, взвешивать, собирать анализы, бегать в другой корпус за результатами... Остальных детей женщина не видит: Али, Гусейн и Ясемен находятся в 7-й городской клинической больнице. Их каждый день навещает отец Мардан.

Мы поднимаемся с ним в отделение для недоношенных ГКБ №7. Маленькие Тагиевы занимают отдельную палату. Стоит нам только войти, как три нарядных конверта начинают плакать словно по команде. Первым заводит Али, за ним Гусейн. Последней присоединяется Ясемен.

— Вообще-то они очень спокойные, — объясняет лечащий врач Ольга Викторовна, — просто мы только что ездили к окулисту в Морозовскую больницу. Сейчас их покормим, и малыши заснут.

По словам медсестер, самый подвижный среди маленьких Тагиевых — Али, Ясемен — спокойная, а Гусейн — настойчивый.

С виду они кажутся обычными детьми, но перечень болезней, которыми страдают эти крохи, больше напоминает медицинскую энциклопедию, чем карту новорожденных. У малышей ретинопатия недоношенных — серьезное заболевание сетчатки глаза. Их даже прооперировали, но поможет ли это — врачи никаких гарантий не дают.

У Хадижи и Магомета, с которыми сейчас находится мать, — постгеморрагическая гидроцефалия. В отношении остальных медики тоже не спокойны — у них нашли заболевание, которое может привести к ДЦП.

— Во время внутриутробного развития дети перенесли кислородное голодание, — говорит заместитель главврача по детству 7-й ГКБ Андрей Дуленков. — Из-за гипоксии у всех повреждена центральная нервная система. Как это скажется на их здоровье в дальнейшем, мы пока не знаем. Это как лотерея. Могут проскочить. А могут на всю жизнь остаться инвалидами.

И все-таки Тагиевы надеются на лучшее и стараются не думать о жутких прогнозах.

— Мы так ждали этих детей, — Мардан за эти два месяца похудел и осунулся. — Бог не может так все оставить! Они обязательно поправятся. Надо только верить.

“МК” попробовал выяснить, что стало причиной таких тяжелых заболеваний маленьких Тагиевых?

— Многоплодная беременность — всегда риск, — считает Андрей Дуленков. — Женщина не кролик, ее организм рассчитан на вынашивание максимум тройни. Чем больше плодов, тем меньше полезных веществ дети получают в период внутриутробного развития.

Когда мы готовили первый материал о феноменальных близнецах, врачи из роддома 36-й больницы недоуменно пожимали плечами: “И чего вы, журналисты, суетитесь, обычные роды. Просто детей не один или два, а шестеро”.

Тогда же мы писали, как долго, целых девять лет, Мехрибан лечилась от бесплодия, и когда наконец забеременела без помощи новейших методик, без ЭКО, это было похоже на чудо.

— Мы наблюдали Тагиеву около года, — рассказывает главный врач медцентра “Надежда” Алла Аронович, — потом начинали вести ее беременность. На ранних сроках УЗИ показывало только четыре плода. Никто не думал, что детишек будет шестеро. Скорее всего в 36-й больнице тоже не заметили двух малышей. Иначе Мехрибан обязательно отправили бы в хороший центр, где легче выходить недоношенных.

Но Тагиевой, без московской прописки и денег на коммерческую клинику, пришлось рожать в роддоме, куда “скорая” обычно привозит беременных без прописки и обменных карт. (“МК” уже писал, что Мехрибан гражданка Азербайджана, а ее муж — гражданин России, москвич. Кстати, их пятеро детей теперь тоже москвичи.)

— Чтобы понять причину произошедшего, надо знать всю историю беременности, — считает Дуленков. — Почему умер первый ребенок? Почему сделали кесарево на таком раннем сроке? Сейчас дети получают лечение по полной программе. Что касается результатов, то от нас они не зависят — дети такими родились.


Академик Владимир КУЛАКОВ, главный акушер-гинеколог России:

— Сразу скажу, что московских врачей здесь винить и сомневаться в их квалифицированности нельзя. Все упирается в оборудование и препараты, которых часто не хватает или просто нет.

Многоплодная беременность, особенно такая, шесть детей, — это огромная нагрузка на организм, которая, естественно, провоцирует все последующие проблемы. У новорожденных при многоплодии часто возникают такие осложнения, как ретинопатия и глухота.

Малышей, которые рождаются весом более тысячи граммов, мы научились реанимировать — так что впоследствии они вырастают умственно и физически здоровыми. Но для этого в роддоме должна быть специальная аппаратура, которая помогает продолжать внутриутробное состояние. Нужны современные препараты, помогающие выйти из этого состояния, — а они тоже дорогие. И нужно было сразу начинать бороться с инфекциями.

Конечно, желательно было поместить Мехрибан сразу в специализированный центр и вести эту уникальную беременность там.

Женщина лечилась от бесплодия. Предполагаю, что ей проводили стимуляцию эякуляции — это часто провоцирует многоплодную беременность. Кстати, нужно еще посмотреть, какими препаратами ее лечили от бесплодия — они тоже могли сыграть свою негативную роль.

— Может, нужно было сделать редукцию, умертвить еще на самом раннем сроке беременности несколько эмбрионов, чтобы остальные могли полноценно развиваться?

— Конечно, даже когда на мониторе видна тройня, врачи всегда предлагают редуцировать один эмбрион. Ведь даже три или четыре плода — это для женщины тяжело и, как правило, приводит либо к преждевременным родам, либо к выкидышу.

— Почему шестерню врачи проглядели?

— Определить это — элементарно. Но нужен хороший аппарат для УЗИ, с высоким разрешением. По-видимому, в 36-й больнице такого не было...


“МК” обращается ко всем, кто может оказать любую помощь детям Тагиевых, позвоните в редакцию по телефону 781-47-29.



Партнеры