МBД вдарит АДом ПО ДУРу

16 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 178

На днях министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев подписал ряд приказов, которые изменили структуру центрального аппарата МВД, его штатную численность и регламентировали вопросы подчинения. Таким образом, административная реформа милиции наконец приобрела ясные очертания.


Напомним, что об очередной — глобальной — реформе МВД говорили уже давно, и ее вариантов представлялось множество. Но процесс обсуждения затянулся — по нашим данным, это было связано с тем, что во властных органах не могли подыскать должности для всех милицейских генералов. А число их, несмотря на все заверения и бывшего министра Бориса Грызлова, и нынешнего — Рашида Нургалиева, только увеличивается. В нынешнем штатном расписании генералов уже 437 — на 29 больше, чем в 2002 году. А 5 ноября появился путинский указ №1407 “Об утверждении перечня должностей...” Теперь в МВД будет 437 руководителей и замов (тех самых генералов), в миграционной службе — 11 начальников и 2 — в Бюро по координации. И заместителей у министра будет не 3, как планировалось изначально, а 4.

Центральный аппарат МВД состоит теперь из 15 департаментов (вместо прежних 37 главков). На Житной появились собственные АД — Административный департамент и ДУР — Департамент уголовного розыска. Кроме того, на правах департаментов будут действовать Следственный комитет при МВД РФ и Главное командование внутренних войск (планируется, что внутренние войска превратятся в национальную гвардию и будут подчиняться лично президенту).

То, что департаментов стало меньше, — хорошо. Прежние 37 главков и управлений нередко дублировали друг друга и боролись за распределение полномочий. Теперь появилась надежда, что координация и подчиненность станут более четкими.

Пока все сотрудники милиции выведены за штат, а начальники в очередной раз стали “и.о.”. Когда отцов-командиров назначат заново (а это должно произойти в ближайшие дни), те снова примут подчиненных на работу. Впрочем, говорят, что все должности давно уже поделены, и больших сюрпризов ждать не приходится. То есть в этом реформа носит скорее косметический характер. И насколько серьезно изменится структура МВД, станет ясно не раньше, чем через год. Как считают наши эксперты, одной из главных проблем нынешней реформы может стать увеличение “роли личности” конкретных руководителей. Прежде всего заместителей министра. Ведь это не исключает новый виток подковерной борьбы.

Кстати, министерские работники добились не только увеличения генеральских должностей, но и повышения своей зарплаты. Правда, низовые структуры пока остались на прежних деньгах. И только мечтают о грядущих изменениях.


ИЗ ДОСЬЕ “МК”: ЧТО МЕНЯЛОСЬ В МИЛИЦИИ

Декабрь 1991 г. — МВД упразднено президентским указом о создании Министерства безопасности и внутренних дел Российской Федерации, однако данный указ был опротестован Верховным Советом в Конституционном суде, и уже в январе 1992 г. МВД восстановили в прежнем виде.

Июль 1998 г. — уголовно-исполнительная система МВД передана в состав Министерства юстиции.

Май 2000 г. — из структуры МВД — УВД субъектов Федерации выведены управления по борьбе с оргпреступностью и переданы в центральное подчинение.

Июнь 2001 г. — управления центрального аппарата МВД объединены в три основных блока (криминальная милиция, служба общественной безопасности, служба тыла), созданы Главные управления МВД по федеральным округам.

Ноябрь 2001 г. — из состава МВД в состав МЧС передана Государственная противопожарная служба.

Февраль 2002 г. — в составе МВД создана Федеральная миграционная служба.

Март 2003 г. — после упразднения ФСНП в ведение МВД переданы функции по пресечению налоговых преступлений.


КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Александр ГУРОВ, генерал-лейтенант милиции, депутат Госдумы, член Комитета по безопасности РФ:

— Министр МВД абсолютно на правильном пути. Реформа направлена на разбюрократизацию министерства. Ведь основная нагрузка в милиции ложится на сыщика, дознавателя, следователя и участкового, а все остальное — вспомогательные службы. Центральный аппарат так раздулся, что основные работники затерялись. Слабая сторона, которая, впрочем, не зависит от министра, одна: закрепление сотрудников милиции на должностях.

Владимир ПЛАТОНОВ, председатель Мосгордумы:

— С 1983 года, когда я пришел работать в правоохранительные органы, я пережил немало реформ МВД. Например, одна из них предполагала внедрение в наши ряды кагэбэшников — для “усиления”. Вышла даже забавная история... Раньше милицейские автомобили нумеровали в зависимости от района и от чина, который едет (например, по “пятерке” можно было определить, что это Гагаринский район, и если машина оказывалась в Дмитровском районе, она привлекала внимание органов). Однако чекисты возмутились: а вдруг враги смогут так вычислять наших милиционеров? В итоге все номера “перемешали”.

А вообще проблемы МВД совершенно не связаны с тем, что там что-то не до конца реорганизовано. Никакая реформа нам не поможет, пока милицию не будут достойно финансировать. Так, чтобы на работу в органы принимали по конкурсу: на каждое освободившееся место было бы не меньше 3—4 желающих. А главным критерием работы милиции должен стать процент граждан, которые ей доверяют.

Геннадий ГУДКОВ, депутат Госдумы, член Комитета по безопасности РФ:

— Я считаю, что прошла не реформа МВД, а нечто больше похожее на оптимизацию структуры. Настоящая реформа МВД должна начаться с увеличения зарплаты работникам милиции. Причем кратного, в разы. Но для этого нужно сначала отсечь от МВД все, что напрямую не связано с борьбой с преступностью. Ведь сегодня на милицию возложено множество функций: регистрирующие, лицензионные, регулирующие... А их можно безболезненно передать в гражданские ведомства, региональным и муниципальным органам власти.

По неофициальным, кулуарным данным, в МВД служит сейчас около 1,9 млн. человек — такую “армию” ни одно государство прокормить не может. Даже в США в полиции работает всего 900 тыс., хотя население там — почти 300 млн.



Партнеры